Директор Арт Музея рассказала о финансовых потерях и новых ценностях

Ольга Свиблова: «Экскурсии станут vip-туром для нескольких избранных»

Музеи Германии постепенно выходят из карантинной блокады. Пока одни затягивают экономические пояса и усердно прорабатывают план открытия, другие — бранденбургский Музей современного искусства в Котбусе — запускают первых посетителей. Маски носить не обязательно, а вот дистанцию соблюдать придется с помощью специальных палок. Как московские музеи будут выходить из кризиса и сколько денег уже в нем потеряли, «МК» рассказала директор Мультимедиа Арт Музея Ольга Свиблова.

Ольга Свиблова: «Экскурсии станут vip-туром для нескольких избранных»
Ольга Свиблова

В бранденбургском Музее современного искусства в Котбусе (100 километров к юго-востоку от Берлина) посетители разбиваются на пары и держатся за противоположные концы специальных тростей в 1,5 метра. Такую минимальную дистанцию правительство Германии просит соблюдать людям, которые не живут вместе. Это же расстояние размечено на полу при помощи клейкой ленты.

К тому же музей установил на прилавки защиту из оргстекла и закупил для посетителей сотни коробок с антисептиками. Методы привычны и для России, но это не отменяет их дороговизны. «Они обошлись нам в целое состояние, — жалуется директор музея Ульрике Кремайер. — Кто-то здорово наживается на всем этом».

По ее словам, в обычное время музей живет групповыми экскурсиями, но в этом году они появятся не раньше осени. А сейчас посетителям предлагают 20-минутные туры за символическую плату в 2 евро. При этом маски носить не обязательно.

Сама Кремайер записала социальный ролик для музейного фойе о средствах защиты в общественных местах, которые предлагали художники и архитекторы в прошлом. «Сейчас рукопожатие стало считаться невежливым. Чем заменить эту древнюю форму приветствия, которая изначально служила жестом мира, способом показать, что вы не вооружены? Например, реверансом, кивком головы или взмахом платка!» — говорит она.

Конечно, будущее государственных музеев России будет зависеть от директивы Минкультуры и Департамента культуры Москвы. Но каким его видит руководитель Мультимедиа Арт Музея, мы спросили непосредственно Ольгу Свиблову.

— Можете представить, как будет работать музей после карантина?

— Конечно, мы все выйдем на работу. Но я призываю потреблять духовную пищу не в местах массового скопления народа. Лучше перестраховаться. Нас ждет еще вторая и третья волны вируса. Надо понимать, что, выбирая между экономикой и культурой, первым делом спасать придется экономику. Иначе в скором времени людям будет нечего есть.

Что касается мер, мы введем электронные билеты на короткие сеансы. Я вообще думаю, что коронавирус закончит бум посещаемости. До эпидемии музеи всего мира гнались за этим. Во-первых, это спорт. А во-вторых, банальная правда. Когда делаешь выставку, ты хочешь, чтобы ее увидело максимальное количество людей. Но наша социальная модель совместности каждый день подвергается большим изменениям. Музеи будут открываться для очень ограниченного количества людей, а экскурсии и вовсе станут vip-туром для нескольких избранных. Раньше они у нас пользовались огромной популярностью, но сейчас мы чисто физически не сможем эффективно дезинфицировать «аудиоушки». Скорее всего, экскурсии будут с микрофонами, а количество людей в группах сократится в 10 раз.

Посетители соблюдают 1,5 метровую дистанцию. Фото: blmk.de

— Это серьезно подкосит экономику.

— Конечно. До карантина мы много зарабатывали. И 90% денег — это внебюджетные средства, которые потом распределялись на надбавки к зарплатам сотрудников. С момента закрытия мы потеряли более 8 миллионов рублей. И эта сумма будет увеличиваться.

Но у меня рука не поднимется призывать людей идти в музеи. Мы были вынуждены закрыть прекрасный вернисаж «Фотобиеннале-2020» спустя 10 дней после открытия. И в эти дни я просила людей не приходить, если они могут. Мы не паникеры. Просто здоровье людей важнее. Я понимаю, что после открытия нам и от этого придется отказаться.

— Все культурные учреждения теперь активно развивают онлайн-площадку. Сейчас это единственный выход, а дальше?

— И дальше. Мы вынуждены искать новые формы, делать новый контент, чтобы привлекать зрителя. Это опять же влечет за собой ряд экономических трудностей. Новые задачи требуют новой команды специалистов, техники, времени. Но жизнь в онлайне будет реальностью. И, скорее всего, по подписке. А билеты в кассе — для очень избранного круга посетителей. Все это огромные денежные потери для музея. Плюс каждый день мы должны обрабатывать помещения по нескольку раз, тратить колоссальные средства на электричество, смотрителей, гардероб, при этом ничего не зарабатывая. У нас подписаны контракты на зарубежные выставки, часть из которых уже приехала в музей. Но мне придется отправить экспонаты обратно. А это огромная сумма со всеми валютными изменениями.

Директор Музея современного искусства земли Бранденбург Ульрике Кремайер клеит разметку для социальной дистанции. Фото: blmk.de

— Вы готовите какой-то специальный проект к открытию?

— Как раз на днях мы запускаем особую акцию. Музей просит всех художников и любителей МАММ рисовать, снимать, создавать на компьютере цветы врачам, а потом выкладывать их в своих соцсетях под хэштегом #цветыврачам. Лучшие работы мы разместим на сайте, а после открытия соберем из них вернисаж, на который пригласим медицинских работников. Более того, врачи и студенты медвузов будут ходить в наш музей бесплатно. Это то, чем мы можем выразить свое реальное «спасибо».