На фестивале "ДОКер" показали пророческий фильм о коронавирусе

Его сняли в Гонконге за год до начала пандемии

В Москве близится к завершению Международный фестиваль неигрового кино «ДОКер». Одним из первых он проводится не виртуально, а в слегка подзабытом из-за пандемии живом формате. Публика проявляет осторожность, в кинозалы не спешит. Но пандемия – лишь одна из причин затишья. Главная и все еще актуальная коренится в том, что привычка ходить на документальное кино и смотреть его на большом экране у нас так и не сформировалась. Хотя документальный кинематограф – самое интересное, что мы имеем сегодня.  

Его сняли в Гонконге за год до начала пандемии
Кадр из фильма "Пандемия" предоставлен Пресс-службой фестиваля "ДОКер"

В программу фестиваля вошли новые неигровые ленты, премьеры которых состоялись на мировых киносмотрах, и иной возможности увидеть их многим из нас не представится. 

Есть картины, посвященные новым технологиям. «Бинарное мышление» рассказывает о тех изменениях в сознании человека, головном мозге, обществе в целом, которые все более очевидны с прогрессом «цифры».  Снятая в Гонконге за год до вспышки COVID-19 «Пандемия» каким–то чудом затронула то, что произошло с миром гораздо позднее, рассказав о формировании  социальной дистанции вне  эпидемии. 

Есть фильмы об онлайн-реальности, где можно стать звездой и подсесть на такого рода существование, подменяющее живую жизнь. Но чудо человеческого общения все равно остается, и этому посвящена картина «На связи», герои которого из польской деревни переезжают в Исландию. Австрийский «Роболав» размышляет о создании гуманоидных роботов, а  участвует в нем  гуру робототехники из Японии Хироси Исигуро. 

«Мой друг северный верблюд» Карла Эмиля Рикардсена создан совместными усилиями Норвегии и Монголии и снимался в этих двух странах, так что у зрителя была возможность путешествовать по миру, что в дни пандемии становится особенно актуально. В Норвегии живет семья, где двое детей - 10-летний мальчик и его старшая сестра. Родители покупают своим отпрыскам белых верблюдов. 

Кадр из фильма "Мой друг северный верблюд" предоставлен Пресс-службой фестиваля "ДОКер"
 

Дети мечтали о верховой езде, о лошадях. И теперь пытаются оседлать верблюдов. А они тут подобны небесным создания и так необычно смотрятся на белоснежных норвежских просторах, напоминая мистических животных, инопланетных существ. 

Сесть верхом оказывается не таким простым делом. Вольнолюбивые животные сопротивляются. Норвежское семейство отправляется в Монголию понаблюдать за жизнью тяжеловесных темных верблюдов совсем другой породы. Обращаются с ними монгольские наездники безжалостно. А спустя несколько месяцев они с ответным визитом приедут в Норвегию, чтобы приручить гордых белых верблюдов.

Азиатские варвары и гуманные европейцы – два отдельных мира. При ближайшем знакомстве все окажется не так трагично, хотя норвежский мальчик едва сдерживает слезы, наблюдая за тем, как монгольские дрессировщики связывают белого верблюда, чтобы стал податливым. Поскольку это не игровая картина, а документальная, то и история в ее основе - правдивая. Но в ней столько необычного, что воспринимается она как сказка. 

Немецкая лента «Лавмобиль» режиссера Эльке Леренкраус рассказывает о девушках, приехавших в Германию на заработки и ставших проститутками в пригороде Мюнхена. Они живут и работают в автофургоне, принадлежащем пожилой немке, которая и сама прошла этот путь в молодые годы. А теперь содержит бордель на колесах, где ее подопечные принимают клиентов на трассе. 

Кадр из фильма "Лавмобмль" предоставлен Пресс-службой фестиваля "ДОКер"

Международная премьера фильма состоялась на кинофестивале в Локарно. Потом его показали в Копенгагене и Салониках. Он стал лучшим фильмом года по версии Немецкой документальной кинопремии. Собственно, здесь три главных героини – содержательница притона, для которой девицы легкого поведения из Болгарии и Нигерии, оказываются едва ли не единственными собеседницами. 

Девушки очень красивые и мечтаю поскорее вырваться из того ада, в котором оказались, где каждую минуту им грозит криминальный исход. Они хотят выйти замуж и помочь своим близким, оставшимся на родине. Казалось бы, трудно сделать что-то новое на эту тему после знаменитой картины «Слава блудниц» 2011 года, снятой погибшим позднее от малярии австрийским документалистом  Михаэлем Главоггером. Он так пронзительно рассказал о женщинах мира,  вынужденных заниматься древнейшей профессией, у которых нет никакой надежды на другую жизнь. 

В основном конкурсе также участвуют: трехчасовая китайская картина «Исчезающая деревня», герои которой остаются в горах,  отказавшись от жизни в городе;  американская лента «Принять вызов» о сомалийском беженце в Миннесоте; молодежная драма с элементами мюзикла «Солнце внутри» из Бразилии, семейная притча «Дитя любви» о многострадальной иранской паре,  вынужденной покинуть  страну с четырехлетним сыном. Герои чешского религиозного триллера «За горизонтом» отправляются в путешествие по России. В роуд-муви из Франции «Санкара жив»  поэт из Буркина-Фасо едет через всю страну по железной дороге. Весь мир – как на ладони, и в этом главная прелесть фестиваля, открывающего границы.

Завершит его экологическая мелодрама «Нерка. Рыба красная», созданная авторами популярного фильма «Медведи Камчатки. Начало жизни». Действие в очередной раз развернется на Камчатке, где обитает нерка, ставшая источником сверхдоходов для человека, а значит, и его жертвой.