Ученица Романа Виктюка рассказала о последней встрече с режиссёром

Карина Аванесова: «Главное слово для него – любовь»

Роман Виктюк был не только выдающимся театральным режиссёром, но и педагогом, воспитавшим многих талантливых артистов. Консультант гильдии композиторов Карина Аванесова училась у Романа Григорьевича в его мастерской в ГИТИСе. В беседе с корреспондентом «МК» она вспоминает о своём мастере.

Карина Аванесова: «Главное слово для него – любовь»

- Я училась у Романа Григорьевича с 2002 по 2008 год, – рассказывает Карина Аванесова. – Я пришла к нему на втором курсе. Учёба у Романа Григорьевича проходила на одном дыхании, а для меня – это было счастье. Это всегда были открытые уроки актёрского мастерства. Они проходили пять раз в неделю, и он всегда находил время для своих студентов.

- А что для него было главное, чему он вас учил?

- Он нас учил всегда оставаться людьми. Его самое главное слово – любовь. Роман Григорьевич сплотил курс чувством любви: к профессии, к жизни, ко всем окружающим. Когда он выпускал нас в жизнь, и мы переживали, готовясь к дипломным спектаклям, он сказал нам напутствие. «Дети (он всегда нас называл детьми), всегда ко всему старайтесь относиться с юмором и любовью, какая бы ситуация в жизни не произошла». Он так и жил. Сегодня мы потеряли великого мастера, великую школу, эпоху. Роман Григорьевич никогда не объяснял задания, мы сами приходили к понимаю того, как надо чувствовать, через его репетиции, через его спектакли. Мы ходили на каждый его спектакль. Для нас учителем стал и его актёр Дима Бозин, который тоже нас вёл вместе с ним в мир актёрского мастерства. Нам пригодилось это и в профессии, и в жизни.

Роман Виктюк и Карина Аванесова, 2008 год. Из личного архива

- Когда вы последний раз общались с Романом Григорьевичем?

- Я с ним общалась год назад, когда была на его спектакле «Последняя любовь Дон Жуана». Там играет наша однокурсница Анечка Подсвирова. На спектакль приехала и моя подруга, студентка Романа Григорьевича Надя Карязина из Германии. Вместе с ней мы подошли к нему в кабинет. У меня осталась даже фотография. Мы обнялись, и я сказала: «Было большое счастье учиться у вас».