«Балет - это Майя Плисецкая, всё остальное кордебалет»

В Большом театре отметили 95-лет со дня рождения великой балерины

«Непревзойденная, завораживающая, экстравагантная, дерзкая, многогранная, великая» - высвечиваются гигантскими буквами на экране слова. На Исторической сцене Большого идёт концерт, посвященный 95-летию со дня рождения балерины ставшей легендой XX века - Майи Плисецкой…

В Большом театре отметили  95-лет со дня рождения великой балерины
Вечер, посвященный 95-летию со Дня рождения Майи Плисецкой. Фото Дамира Юсупова. Предоставлено пресс-службой ГАБТ

«Балет - это Майя Плисецкая, всё остальное кордебалет» - такой афоризм как-то сформулировал для обожаемой им балерины один из приятелей Рудольфа Нуреева. Несмотря на всё техническое мастерство современных танцовщиков, которое, по словам самой Майи и не снилось балетным артистам её поколения, приблизиться по художественному наполнению образа к её танцам по-прежнему мало кому удаётся. Танец Майи - это всегда полыхающий огонь, готовый вот-вот стать пожаром. Это азарт, агрессия, секс, а сама она фигура масштаба скорее эпохи Возрождения, как и личности, что её окружали…

Перед режиссером вечера Андрисом Лиепой стояло много проблем. Ставшие уже привычными в наши дни обстоятельства, связанные с пандемией, сделали проведение концерта, посвященного памяти великой балерины, задачей трудновыполнимой. Многие ранее заявленные в программе танцовщики в связи с болезнью либо их самих, либо членов их семей, принять участие в концерте так и не смогли: не приехали на вечер примы и премьеры Мариинского театра - Виктория Терёшкина, Тимур Аскеров, Константин Зверев. Буквально накануне концерта травму получила Екатерина Крысанова. По не вполне понятной причине (слухи в театре ходят разные) не было на вечере и главной примы Большого Светланы Захаровой, и это очень жаль, ведь сама Майя Михайловна любила эту балерину…

Так что менять программу режиссерам вечера (а, кроме Андриса Лиепы к нему присоединился в качестве помощника худрук балета Махар Вазиев) приходилось прямо на ходу. Так, например, лично присутствуя на прогоне, проходившем за день до концерта, я наблюдал изумительной красоты танец прекрасной пары Якопо Тисси и Алёны Ковалёвой, танцевавших «черное па-де-де» из  «Лебединого Озера»: Алёна, не сходя с точки, лихо крутила фуэте, Якопо просто парил на сцене, восхищая всех присутствующих своими высоченными прыжками. 

Однако буквально на следующий день итальянский танцовщик потерял обоняние, отправился сдавать тест на коронавирус, и устроителям пришлось сделать срочную замену - в партии принца выступал уже Артемий Беляков, репетирующий накануне с Юлией Степановой дуэт из III действия балета Григоровича «Легенда о любви». Естественно, па-де-де из «Лебединого» в таких обстоятельствах на вечере не «прозвучало»: партнеры узнали о замене перед концертом и не успели хорошо подготовиться.

Зато героем вечера стал Денис Родькин, танцевавший на гала буквально за себя и «за того парня». Помимо Гран па из балета «Раймонда», которое он по задумке должен был танцевать со Светланой Захаровой, а танцевал с Ольгой Смирновой, он заменял ещё и Артемия Белякова в «Легенде о любви». Родькину в обоих случаях с успехом удалось выйти из затруднительного положения, и претензия к нему может быть только одна: после болезни, Денис не успел пока войти в свою привычную форму.

Гран па из балета «Раймонда». Ольга Смирнова, Денис Родькин. Фото Дамира Юсупова. Предоставлено пресс-службой ГАБТ

Несмотря на все вышеперечисленные трудности, концерт произвел самое благоприятное впечатление. Всем зрителям был приготовлен неожиданный подарок: после концерта в гардеробе вместе с одеждой, сданной на хранение, они получили знаменитую книгу воспоминаний самой балерины «Я, Майя Плисецкая», новое, уже 14-ое по счёту, издание которого перед юбилеем было инициировано супругом Майи Михайловны Родионом Константиновичем Щедриным.

Отрывки из этой книги воспоминаний на мемориальном вечере читала одетая под Плисецкую (на артистке знаменитая пышная зеленая юбка от Пьера Кардена) Илзе Лиепа. Вообще-то Илзе прекрасная актриса, нередко выступающая на драматической сцене, но, возможно, из-за сверхпиетета к Майе Михайловне читала она несколько пафосно, сильно местами пережимая.

Отбор номеров из репертуара великой балерины, исполнить которые предстояло танцовщикам нового поколения, Андрис, с одной стороны, производил из расчета их известности, но с другой задумал показать на сцене и несколько номеров крайне редко исполняемых, но очень эффектных. Например, знаменитую «Мелодию» Глюка в хореографии Асафа Мессерера или «Прелюдию» Баха Натальи Касаткиной и Владимира Василёва. Первый прекрасно станцевали Мария Виноградова и Артём Овчаренко, второй - прочувствовано и музыкально исполнили Екатерина Шипулина и Руслан Скворцов.

Из «коронок» Плисецкой на вечере показали партии из таких балетов, как «Раймонда», «Лебединое озеро», «Спящая красавица». Причем в последнем, московской публике весьма удачно была представлена восходящая звезда Мариинского театра Мария Хорева в сопровождении четырех кавалеров: Алексея Тимофеева, Никиты Корнеева, Максима Зюзина и Ивана Оскорбина (все, за исключением корифея Никиты Корнеева - солисты Мариинки).

Но главный сюрприз концерта – мировая премьера поставленного Алексеем Ратманским на музыку «Лебедя» Сен-Санса номера «Приношение Майе», который исполнили звезда мирового балета Диана Вишнёва, и новоиспеченный премьер Большого театра Денис Савин. Аранжировку к нему специально для вечера сделал Родион Щедрин. Номер Ратманский начал ставить за неделю до концерта, делался он скоростными тепами в пять дней из Америки, где хореограф пребывает, по Zoom. Умный балетмейстер снабдил его аллюзиями и цитатами на знаменитые партии юбилярши в поставленных специально для неё балетах Бежара («Айседора», «Леда») и Ролана Пети («Гибель Розы»), и, конечно, с непременными отсылками к самому фокинскому «Умирающему лебедю», культовой партии балерины, которую она танцевала, начиная с 1943 года. Как бы это ни казалось невозможным, но Диане удалось здесь каким-то совершенно невероятным образом приблизиться к Майе, соответствовать её образу, почти слиться с ней в танце.

Ольга Смирнова в балете «Кармен-сюита». Фото Дамира Юсупова. Предоставлено пресс-службой ГАБТ

А завершала вечер знаменитая «Кармен-сюита» Бизе-Щедрина, нерасторжимо ассоциирующаяся с самой Плисецкой. Для вечера Андрис Лиепа придумал ход: в течение балета (точнее, фрагментов из него) на сцене присутствовали сразу четыре Кармен. Большой театр в этом образе представляли Ольга Смирнова и Екатерина Шипулина, а Мариинский - Екатерина Кондаурова и Оксана Скорик. Из Мариинского театра выписали и Тореро – Ивана Оскорбина, крайне неудачно исполнившего эту партию. А Хозе был премьер Большого Владислав Лантратов. Но лучше всех на сцене смотрелся Коррехидор – Виталий Биктимиров, до настоящего времени не превзойдённый пока никем исполнитель этой партии.

Конечно, исполнить этот балет так, как исполняла его Майя Плисецкая, невозможно. Такие личности, как она, рождаются лишь раз. Понятно, что ничего даже отдаленно похожего на Майю в истории балета не было, да и не будет. Так что все попытки даже самых выдающихся балерин наших дней примерить её знаковые роли на себя -  задача трудновыполнимая и вряд ли решаемая в принципе. Особенно трудно танцевать эти партии, когда за спиной у танцовщиков на заднике возникает образ самой Майи – её фотографии, видеокадры её танцев. 

Разные балерины танцуют эту партию по-разному: кто-то лучше, кто-то хуже. Московские исполнительницы на этом поле в этот вечер переиграли петербурженок. Но всё это неважно… Майя мечтала оторвать от себя этот балет, хотела, чтоб он жил и после её ухода – и, ставший благодаря ей суперпопулярным, он живет теперь своей жизнью, идет на сценах и Большого, и Мариинского, а также в других театрах мира. В нём находят свои краски новые поколения танцовщиков. И он остался нам как свидетельство и память об этой удивительной женщине.

«Майя Плисецкая не только вошла в историю, она сама писала её со всей силой своего таланта, всем своим беспримерным мужеством и своей необычайной энергией. Она навсегда покинула нас…. Но, как говорил Ницше, «можно умереть, чтобы стать бессмертным». Эти слова руководителя балета Монте-Карло Жан-Кристофа Майо с полным основанием могли стать эпиграфом «Вечера памяти Майи Плисецкой» на Исторической сцене Большого театра к 95-летию со Дня рождения великой балерины.

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру