РАМТ представил "Выстрел" по повести Пушкина

Урок стрельбы и отмщения

Главный молодежный театр столицы продолжает цикл спектаклей по «Повестям покойного Ивана Петровича Белкина», начатый еще до пандемии, в июне 2019 года. После «Станционного смотрителя», «Метели» и постановки «Гробовщик. Пир во время чумы» настал черед 4-й повести Пушкина — «Выстрел». Историю о долгожданной мести поставил молодой режиссер, выпускник мастерской Сергея Женовача Егор Равинский.

Урок стрельбы и отмщения
Фото: Мария Моисеева

Три предыдущих спектакля из пушкинского цикла, который театр задумал к 220-летию классика, базировались на маленькой сцене РАМТа. Но в руках у Егора Равинского оказалось непростое помещение — Белая комната. За таинственным названием скрывается довольно узкая площадка с белыми кирпичными стенами и двумя рядами для зрительских мест. А расстояние между артистами и гостями едва достигает 2 метров. Непростая задача. Ведь у тех немногих, кто после 75%-ного отсева все же попадет на спектакль, драма будет разворачиваться буквально на ладони. И каждый выстрел, а их в постановке не меньше 8, надолго оглушит присутствующих.

Как известно, «Выстрел» был написан в болдинский период творчества Пушкина. Повесть состоит из двух частей, которые классик написал с разницей в два дня. Изначально произведение состояло из одной главы и приписки, что окончание повести потеряно. Однако в таком виде «Выстрел» носил автобиографический характер, так как напоминал события дуэли самого Александра Сергеевича с командиром 33-го егерского полка Старовым, которая произошла в июне 1822 года в Кишиневе. В заметках историка Петра Бартенева сказано, что Пушкин появился на поединке с черешнями, занимающими не последнее место в повести. Более того, он завтракал ими, пока Старов стрелял первым. А после того, как соперник промахнулся, поэт ушел, не стреляя.

Полина Лашкевич (Графиня), Алексей Веселкин-мл. (Белкин). Фото: Мария Моисеева

Многие из этих элементов отражены и в самой повести — выстрел, промах, пренебрежение жизнью и черешня. Однако спустя два дня появилась вторая часть истории, дополнившая легкомысленное начало серьезными душевными переживаниями.

В белой комнате — зеркальная стена, балетный станок и ведро с зелеными стеклянными бутылками. Уже через секунду на небольшую сцену вваливаются 4 молодых гусара, измученные то ли казарменной жизнью, то ли бесконечными кутежами. Один из них — Белкин (Алексей Веселкин-младший) — вводит зрителей в курс дела. Рассказав о быте армейских офицеров, он заочно знакомит присутствующих с Сильвио (Алексей Веселкин-старший).

Отставной гусар слыл весьма угрюмым человеком, но всегда собирал у себя в доме за картами и выпивкой молодых товарищей. А еще он был первоклассным стрелком, о чем ему, правда, никто не решался сказать в лицо. Однако у зрителей будет не одна возможность впечатлиться выстрелами: если не натуральной меткостью, так громоподобным звуком.

За месяцы тесного армейского общения Сильвио проникся только к одному человеку — Белкину. И именно ему он рассказывает историю, мучившую его последние шесть лет. Тогда он стал участником дуэли с одним молодым повесой, который мало того, что, стреляя первым, как будто нарочно подпортил Сильвио кивер, так еще и отнесся к ответному выстрелу весьма равнодушно. Молодой граф легкомысленно ел черешню, сплевывая косточки в сторону оппонента. Сильвио, взбешенный таким поведением и пренебрежением к возможной смерти, отказывается стрелять, подает в отставку и уезжает. Спустя шесть лет он узнает, что его обидчик женится, и решает вернуть ему должок.

Сокровенная тайна отставного поручика раскрывается буквально в полуметре от зрителей. Поэтому небольшая повесть становится профессиональным тестом для актеров. Ведь им не помогают пространство, декорации и костюмы. И вскипающее чувство ненависти приходится показывать глазами. Интересно наблюдать, как отец и сын Веселкины чувствуют друг друга в качестве партнеров на сцене. Ведь именно герой младшего Веселкина становится своеобразным ретранслятором чувств старшего.

«Где та грань, за которой храбрость обращается в легкомыслие? — спрашивает зрителей режиссер Егор Равинский. — И если в тебе достаточно мужества равнодушно играть собственной судьбой, хватит ли его, чтобы забрать жизнь другого человека?»

На этот же вопрос предстоит ответить и Сильвио, добравшемуся до своего обидчика. Белкин узнает конец истории от повзрослевшего графа (Виктор Панченко), который оказался соседом помещика. Выясняется, что Сильвио не просто нашел противника, но и предъявил свои права на ответный выстрел. Но стрелять в безоружного не смог, и дуэль пришлось начать заново. Вот только на этот раз некогда заносчивому повесе было что терять. Он недавно женился, и страх потерять жизнь на глазах любимой грозился пересилить мужскую честь.

Граф снова стреляет первым. Снова промахивается. Но теперь его пальцы не сжимают спелую черешню. Они дрожат от страха… а Сильвио именно это и надо — моральное уничтожение соперника, сладкое чувство свершившейся мести. Он уезжает, не причинив графу вреда, но все же выстрелив ровно в то место, куда отскочила пуля побледневшего от страха соперника.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28461 от 20 января 2021

Заголовок в газете: Восемь выстрелов в Пушкина