Лучшей половине Cолженицына — 70 лет

Наталью Дмитриевну и Александра Исаевича соединили опасность и страсть

21.07.2009 в 18:01, просмотров: 11328
Сегодня — день рождения Натальи Дмитриевны Солженицыной. Она президент Русского общественного фонда, созданного с благородной и бескорыстной целью для помощи бывшим гулаговцам.

В основу фонда легли зарубежные гонорары Солженицына за “Архипелаг ГУЛАГ”, откуда ни он, ни его семья не брали ни цента, ни рубля. Ныне в Козицком, в бывшей квартире семьи Светловых, располагается фонд, где Наталья Дмитриевна работает по вторникам, а случается, и в иные дни. А надо еще покупать книги, отправлять ежегодно комплекты для провинциальных библиотек. У Н.Д. замечательная команда помощников — это прежде всего Никита Струве (Париж) и Виктор Москвин, директор Дома русского зарубежья.  

Заботами и стараниями Натальи Дмитриевны осуществился замысел Александра Исаевича — создан в Москве дом, где теперь разместился огромный архив самого нобелевского лауреата и собрания наших соотечественников со всех концов света. Комплекс зданий Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына с библиотекой, книжным магазином, гостиницей для редких гостей и лауреатов премии Александра Солженицына, проживающих не в Москве, — это поистине новый островок русской мысли, литературы и истории.  

Наталья Дмитриевна — член жюри литературной премии Александра Солженицына. Ежегодные 25 тысяч долларов лауреату — тоже из копилки Русского общественного фонда. Все, что делается с участием и в присутствии Натальи Дмитриевны, проходит под знаком высокого качества. Уж такой она человек!  

С юных лет увлекалась поистине мужскими видами спорта — академической греблей, горным туризмом и альпинизмом. Была и победительницей соревнований. Но случилось и пострадать ей от зимней стужи и трехсуточного бурана на Кавказе. Когда наконец студенческая группа и два профессора вышли к людям, у всех обнаружили гангрену разной степени. Если Наташе Светловой всего лишь содрали кожу на ступне, то ее друг Андрей Тюрин потерял пальцы на ноге и часть ступни. Н.Д., верная дружбе, вышла замуж за Андрея, родила сына Митю, и хотя семья распалась, они остались друзьями.  

Золотая медалистка училась в МГУ на мехмате. На третьем курсе выбрала дипломную работу на трудную тему теорий вероятностей. Самостоятельность мышления Наташи Светловой заинтересовала академика Колмогорова. После окончания дневной аспирантуры Наталья осталась в МГУ, академик высказал желание взять Светлову на свою кафедру, но “органы” ему это не позволили. На мехмате не знали, что Светлова стала незаменимой помощницей Солженицына. А у Светловой была причина идти на опасный риск. Ее дед, Фердинанд Юрьевич Светлов, преподавал в Академии сельского хозяйства, в 39-м был арестован и, получив 8 лет, отбывал срок в лагерях Коми, но через 4 года умер. Позже его дело было прекращено за недоказанностью вины.  

У Натальи Дмитриевны и Александра Исаевича разница в возрасте больше 20 лет. Бывший узник, тоже математик, он был поражен не только красотой молодой женщины, но и энциклопедизмом ее знаний, надежностью ее тайников. Светлова и Тюрин сохранили архив писателя у сестры Андрея. В ее увлеченности Солженицыным не было никакого расчета. Внутренне, в душе она хранила христианскую идею жертвенности: “Я не знала — получится ли. Разделить — бой. Разделить — труд. Дать и вырастить ему достойное потомство. Это всегда и длилось. Всегда длится бой, и он не окончен. Всегда длится труд, и он не окончен”.  

В годы травли писателя в квартире Светловых, в Козицком, раздавались угрожающие звонки по телефону: “Мы ему, суке, ходить по земле не дадим!” Когда уже родились двое внебрачных сыновей, накануне рождения третьего наконец перестала бунтовать жена Александра Исаевича Наталья Решетовская и согласилась на развод через загс.  

В штате Вермонт, в лесном Кавендише, мать четверых сыновей взвалила на себя неподъемную работу — редактировать, набирать на компьютере 20 томов Солженицына для издательства “Имка-пресс”. И новое московское издание в 30 томах — это все ее глаза, ее компьютер, а еще сверка цитат, редактура. Невероятно!  

Впервые я увидела Наталью Дмитриевну только в 95-м году, в Доме-музее Марины Цветаевой. Красивая, с посеребренными волосами, она излучала свет, благорасположение и сердечность. Нас познакомили, и Н.Д. передала мне только что вышедший в Москве первый том “Публицистики” Солженицына с дарственной надписью Александра Исаевича.  

Солженицыну улыбнулось счастье встретить женщину талантливую, к тому же редкой смелости и отваги. Наталья Дмитриевна — убежденная христианка. Ее молитвы полны благодарения — “за все дары незаслуженные. И прошу еще: помоги мне войти в тишину, победить празднословие, невозмутимо встречать измены и поношения, научи быть светлой”. Но свет, отпущенный ей свыше, был омрачен страшной трагедией: в 32 года внезапно, буквально на пороге, от разрыва сердца умер ее первенец — Дмитрий Тюрин, оставив молодую вдову и маленькую дочку Таню…  

Любовь к детям, внукам, к людям и вечный труд дают Наталье Дмитриевне тот свет, о котором она просила Бога.