“Я не могу иначе...”

Валентина Толкунова до самой смерти находила в себе силы улыбаться врачам

22.03.2010 в 18:50, просмотров: 47745
“Я не могу иначе...”

 

Пусть она считала себя несовременной. Пусть со своими взглядами на творческую честность, на семью, на любовь не вписывалась в невразумительный век. Пусть “нынешнее поколение” ее не знает (хотя откроют когда-нибудь, как Хиля на YouTube). Но прожила она сильно, страстно, о чем надо — допев, что надо — сказав. Эталон русской красоты на эстраде, причем без грамма сувенирного лубка, этакой палехской шкатулки и кокошника, — она, пуританка, через один лишь свой голос и легкий поворот в незатейливом танце была сама нежность и откровение, сила и утешение. Ее песня не для партийных съездов, но после первых же нот в каждой радиоточке угадывался образ доброй, приветливой Вали.
— Состояние при поступлении Валентины Толкуновой в нашу клинику было безнадежным, — пояснили “МК” медики Боткинской больницы. Как уже писал “МК”, в феврале врачи дали понять, что при таком онкологическом заболевании надеяться можно только на чудо. О том, что болезнь находится в запущенном состоянии, медики предупреждали родных еще в августе 2009 года, когда Толкуновой была сделана операция по поводу удаления злокачественной опухоли. Но недуг прогрессировал, и остановить его врачи оказались бессильны. В больнице Боткина, куда Валентина Толкунова попала 19 февраля в 18.00 сразу после гастролей и очередного приступа в Белоруссии. В первых числах марта Валентина Васильевна стала совсем слаба. Но тем не менее держалась мужественно и находила в себе силы постоянно улыбаться врачам во время проведения процедур. В палату больной за несколько дней до смерти был приглашен батюшка, после чего ее экстренно перевели в реанимационное отделение. Ранним утром 22 марта сердце певицы остановилось.  

 


На протяжении всего времени, пока Толкунова лежала в отделении хирургии, ее засыпали цветами посетители. В клинику звонили почитатели таланта певицы со всего мира. Люди предлагали проверенные на себе медикаменты, свою помощь, один гражданин Израиля (наш бывший соотечественник) готов был даже оплатить лечение певицы в своей стране.
 
Предсмертная записка Толкуновой

Все ее песни сопровождала не сказать меланхолия, но какая-то легкая грусть; впрочем, это свойство всей ее жизни. Светло грустила (не отказывая себе, скажем, погонять от души на машине), она вся такая — “не могла иначе”. Породистая, опирающаяся на корни, на предков, во всем правильная, гордая и предельно скромная одновременно, но невесомая, ненавязчивая, вдохновенная…  

Мы позвонили Александре Пахмутовой и Николаю Добронравову:  

— Горе огромное. Для нашей песни. Для искусства. Для меня лично, — тихо говорит Александра Николаевна. — Да, мы очень дружили. Валя интересная, умная, добрая. С нами в общении — милая. Но это — с нами. Я не знаю, какой она была с продюсерами или с прессой.  

И в песенном искусстве у нее было свое место, никем никогда не занятое: такая русская певица на эстраде, только, знаете ли, живущая не в деревне, а в городе. В городе со всеми его стрессами, проблемами, темпами… И нашу песню “Я не могу иначе” не представляю ни в чьем ином исполнении. Так много наших песен пела — “Ветка рябины”, “Где ты, отчий дом”, “Русский вальс”. Второй такой нет. Все это страшно… Она летом была во Пскове, в монастыре; так вот там написала нам записочку, никогда не писала — а тут вдруг решила… Вот Николай Николаевич в руке эту бумагу держит.  

— “Была недавно в Псковско-Печерской лавре, — читает Добронравов, — там вас любят, вспоминают…” И далее — не верьте прессе, у меня все хорошо, чувствую себя нормально.  

— Сегодня очень много женщин на эстраде, — продолжает Пахмутова, — но редко у какой из них безупречный вкус. А Валя… Образ чистой, прекрасной, нежной, главное — невульгарной женщины. При этом — сильный характер.

 
Полная машина тюльпанов

Валентина Толкунова родилась в Армавире. Но прожила там совсем недолго. Когда ей было около года, родители переехали в Москву. Однако же свои корни Толкунова не забывала и в Армавир приезжала не раз. “Я помню ее приезды в сентябре 2006 и 2007 годов на традиционное празднование дня города. В 2006-м Валентине Толкуновой на сцене торжественно вручили свидетельство о рождении и показали старый роддом, где она появилась на свет. А потом певица дала большой концерт на городском стадионе. А в следующем году Толкунова приехала вместе с братом и выступала на стадионе уже с ним. Они исполнили попурри. Публика принимала ее очень тепло. Помню, тогда шел сильный дождь, но никто не расходился, все завороженно слушали. Это был последний визит Валентины Толкуновой в Армавир”, — рассказал “МК” представитель городской администрации Александр Ефанов.  

В 2008-м во Львове я делала интервью с удивительным человеком, поэтессой Ангелиной Булычевой. И тогда Ангелина Александровна много рассказывала мне о своей близкой подруге — Валентине Толкуновой. Судьба навсегда связала женщин песней “Носики-курносики”. Ведь именно на стихи Булычевой был написан главный шлягер в исполнении Толкуновой.  

— Валечка моя, Валечка... Я с утра плачу, никак не могу остановиться, — слезы Ангелины Александровны с трудом дают словам вырваться наружу. — Она такой замечательный, такой добрый, красивый человек. Красивый и внешне, и душой. Мы ведь с Валечкой сразу же подружились. Вся наша семья очень скорбит по ней...
Продолжить рассказ о Толкуновой я попросила ее старшую дочь Людмилу.  

— Мама не так часто созванивалась с Валентиной, но несмотря на это у них были очень теплые отношения. Когда в 2006 году маме вручали премию в Москве, они очень долго разговаривали тогда с Толкуновой по телефону. А в мае 2008-го Валентина вдруг приехала к нам в гости во Львов. Оказалось, что она отдыхала в санатории в Трускавце, а на обратном пути решила нас навестить. Тогда я в первый и последний раз увидела Толкунову живьем. И как только она переступила порог нашей квартиры, я сразу поняла — это родной нам человек. Певица пробыла тогда у нас всего несколько часов. Они с мамой все время шутили, смеялись. После того визита мама больше не виделась и не созванивалась с Валентиной. Когда мама была моложе, они, конечно, намного чаще общались. Например, родители до сих пор вспоминают одну историю. Это было в Киеве в 80-х годах. Толкунова тогда была на гастролях в украинской столице, а мама с папой отдыхали в санатории под Киевом. Певица решила приехать к ним в гости и привезла с собой машину, заполненную до краев тюльпанами. Валентина не раз приезжала и в Дом творчества в Переделкино, когда там была мама. Дружба у них была большая, несмотря на разницу в возрасте.  

Могилев был последним городом, куда Валентина Толкунова приезжала с гастролями. На сцене местного ДК ей стало плохо, и сразу после концерта она оказалась в Могилевской областной больнице. “Мы оказали ей необходимую помощь и отправили дальше лечиться по месту жительства. Она пробыла у нас три дня в реанимационном отделении. Сказать, что за это время с кем-то сильно общалась или подружилась, я не могу. Вот, пожалуй, и все”, — говорит заместитель главврача больницы...
 
“В магазин спускалась при параде”

Большую часть жизни Валентина Толкунова прожила в историческом центре Москвы, в сталинской постройке на Малой Бронной. Для прессы личная жизнь певицы всегда оставалась закрытой. Вот, кажется, и соседи, которые ее окружали, научились держать язык за зубами. Лишний раз старались не донимать женщину расспросами. При встрече со звездой бросали дежурное: “Здравствуйте Валентина Васильевна! Как здоровье?” И в ответ всегда слышали одно и то же: “Спасибо, у меня все хорошо. Иначе быть не может…”  

Странно, что о смерти Толкуновой соседи узнали последними.  

— Как умерла! Не может быть! — хором ахнули женщины с 4-го этажа. — Мы даже ничего не слышали. Сколько себя помним, столько и Валечку нашу знаем. За много лет ни разу не видели ее в халате. Всегда выглядела отлично! Даже в магазин спускалась при параде — аккуратно уложенная прическа, легкий макияж, строгие брючки, пальтишко. Сплетничать с ней даже по-соседски было пустое дело, неинтересны ей были наши бабские разговоры. Толкунова была выше этого. Дружбы она тоже ни с кем из нас не водила,. Летом она отсюда переехала за город, где жила с мужем. А тут осталась ее пожилая мама с домработницей. Последний раз мы Валю видели несколько месяцев назад — все та же красавица, никаких следов болезни. Разве что бледная немного…  

В квартире Валентины Васильевны мама певицы и ее помощница ждали приезда сына Толкуновой Николая.  

— О смерти матери Коля узнал, когда приехал на работу, — поведала нам подруга певицы. — Конечно, никто не ожидал… Мы надеялись… Супруг Вали очень болен, после печального известия вообще не мог подняться с кровати. В последнее время о Толкуновой писали много неправды. Она сильно переживала из-за этого. Вот, например, совсем свеженькое — написали, что сын Толкуновой бросил мать, не навещает ее и, более того, ничего не знает о ее болезни. Это неправда! Просто Валечка просила ни слова не говорить о своем недуге, не хотела, чтобы информация просочилась в прессу. Она не любила, чтобы ее жалели. Но близкие, конечно, были в курсе. Мы не оставляли ее ни на минуту. Рядом всегда находились муж, сын, мать и подруги…

В ней не было ничего напускного. При всех талантах мощной драматической актрисы она, гнесинская выпускница, не подпускала к песне игру, малейший ложный пафос. Она брала любовью. Она жила в любви. И с миром ушла.  
 
Валентина Толкунова:

“Я не из тех женщин, которые будут драться из-за мужчины. Я стараюсь жить по принципу: “Где тебя любят — бывай редко, где не любят — не бывай совсем”.

“Я, наверное, из другого века, очень несовременна. Если бы меня спросили: “В какое время ты хотела бы родиться?” — я выбрала бы XIX век. При этом есть вещи, которые мне нравятся и в современном мире. Я люблю спортивную одежду, лихачу на машине, у меня, конечно, есть мобильный телефон. Но вместо того чтобы сидеть, уткнувшись в монитор, я предпочитаю посмотреть на небо, потрогать кленовой листок...”

“Нетрудно выбрать путь между “да” и “нет”, между черным и белым, между правдой и ложью, потому что в жизни все так ясно. И я хочу жить ясно; хочу, чтобы не порочили мое имя, не стирали и не полоскали его, потому что личная жизнь каждого человека — это тайна. Личная жизнь сокрыта в глубине его сердца, души, его мыслей. И делиться ею со всем миром не надо. Если от меня, как от профессионала, ждут хороших песен, интересного материала, я всегда с удовольствием даю это людям. И я рада, что за эти годы мне не приходилось опускаться до неблагородства, до низкого. Рада, что честно прожила эти годы”.

СПРАВКА "МК"

Валентина Толкунова родилась 12 июля 1946 года в Армавире в семье железнодорожников. Валентине исполнился год, когда родители переехали в Москву. Будучи школьницей, Валентина Толкунова пела в Московском детском хоре, позже в ансамбле Центрального дома железнодорожников, которым руководил Исаак Дунаевский. Школу Толкунова окончила в Ховрине. В 1964 году она поступила в Московский государственный институт культуры на дирижерско-хоровое отделение. В 1966 году Валентина Толкунова по конкурсу прошла в ВИО-66 (вокально-инструментальный оркестр под управлением Юрия Саульского). В том же году озвучила песни в телефильме “День за днем” об обитателях московской коммуналки, где и спела песню “Стою на полустаночке”. Сольный дебют певицы состоялся в 1972 году на творческом вечере поэта Льва Ошанина, где она спела песню Владимира Шаинского “Ах, Наташа”. В 1987 году певица открыла на государственной основе свой театр — Театр музыкальной драмы и песни творческого объединения “АРТ”, художественным руководителем которого стала сама. Всего выпустила 13 дисков, поставила 7 спектаклей, озвучила три мультфильма и снялась в двух фильмах. Голос певицы звучал в заставке передачи “Спокойной ночи, малыши!” (“Спят усталые игрушки.”). Певица 23 раза становилась лауреатом телевизионного конкурса “Песня года”. Народная артистка России (1987), заслуженная артистка Калмыкии (1975), почетный железнодорожник России (1996), заслуженный энергетик России (1997). Орден Дружбы Народов (1996) и орден Почета (2006). Всего — 21 награда и звание, включая такое экзотическое, как “Почетный пограничник”. Валентина Толкунова была замужем дважды. Первым ее мужем был композитор Юрий Саульский, вторым — Юрий Папоров, журналист-международник. От него родился сын Николай, ему сейчас 32 года. Не была членом КПСС, но в феврале 2003 года вступила в партию “Единая Россия”.