Большая разница

Открытие конкурса «Золотая маска» чуть не сорвалось

28.03.2010 в 16:12, просмотров: 3067
Большая разница
Открытие основной конкурсной программы театральной премии «Золотая маска», что стартовала в субботу днём одноактными балетами Новосибирского Академического театра, чуть не оказалась под угрозой срыва. Новосибирская труппа едва поспела к назначенному сроку.

-Сломался самолет, на котором мы должны были вылетать из Новосибирска – рассказал МК художественный руководитель балета Новосибирского театра и номинант на премию за лучшую мужскую роль Игорь Зеленский. - Нам долго не давали новый, который пришлось буквально выбивать, потому в Москву мы прилетели только в 6 утра. А в три часа дня должны были уже выступать на сцене. Артисты не спали. Мы не успели также толком прогнать репетицию.

Тем не менее, уже показанный в первом отделении вышколенный кордебалет танцовщиц-теней из «Баядерки» продемонстрировал компанию явно находящуюся на подъеме. Надо сказать новосибирские артисты единственные, не считая собственную балетную труппу Большого, кому из конкурсантов в этом году доведется выступить на сцене главного театра страны. И такое исключение было сделано, по-видимому, не случайно. За последние два года, благодаря новому худруку, новосибирская труппа превратилась из захудалого провинциального коллектива в известную во всем мире динамично развивающуюся современную компанию.

Вообще-то назначение Игоря Зеленского, артиста с мировым именем, бывшего премьера труппы «Нью-Йорк Сити Баллет» и Мариинского театра на пост худрука в Новосибирске можно воспринимать как стажировку. Ходят упорные слухи, что в не столь отдаленном будущем он может возглавить балетную труппу одного из двух главных музыкальных театров России. Человек сильный и волевой в Новосибирске он сделал почти невозможное: железной рукой навел порядок во вверенном ему коллективе. Это естественно вызвал недовольство со стороны консервативной части труппы, в результате чего только за текущий сезон из театра уволилось около 15 человек.

Однако жесткая дисциплина и диктат, без чего не может существовать ни один творческий коллектив, особенно в такой стране как Россия, принесли свои плоды. Выставленный на конкурс одноактный балет американца тайваньского происхождения Эдварда Льянга «Бессмертие в любви» (сам хореоавтор выдвинут в номинации «лучшая работа балетмейстера-хореографа») вызвал шквал аплодисментов и восторг зрительного зала. И это не смотря на то, что бессюжетные балеты не пользуются сейчас у публики большим спросом. Одноактовка – уже вторая на сей раз эксклюзивная работа американского хореографа с новосибирским театром.  

Впрочем, свою непонятую никем восточную философию американец все же развел. Но главное, нарастающую и выворачивающую душу тревожную интонацию музыки Филиппа Гласса автор балета сумел предать и своей довольно замысловатой и изысканной хореографии. Сменяющие друг друга соло, дуэты, трио, ансамбли оттанцовывались с все нарастающей почти запредельной скоростью. После же эффектного заключительного соло Зеленского (формой которую танцовщику удаётся сохранять остается только восхищаться) музыка и беспрерывный поток движений резко сошли на нет. В этом балете худруку особенно выигрышно удалось продемонстрировать мужскую часть труппы, для женской оставив заковыристые па хореографии Баланчина.

Освоение наследия мистера Би, отца-основателя американского балета, приоритетная часть политики Зеленского. Прописав подведомственному коллективу баланчинскую диету, бывший премьер нью-йоркской труппы по видимому и добивался той огранки и выразительности, которую на этот раз новосибирским танцовщикам удалось продемонстрировать. Пропитанный джазовыми синкопами, с неуничтожимым привкусом эстетики шестидесятых (и с присущими им блестками и мишурой), но настоянный на чистейшей классике балет «Who cares?» на музыку Гершвина оказался выигрышным для Анны Жаровой («лучшая женская роль»). Поддержанная существующим в эстетике Баланчина словно рыба в воде партнером-худруком балерина, не смотря на замашки стервозной женщины-вамп, тем не менее пыталась разыгрывать милашку. Неплохо усвоенными оказались уроки мистера Би и для других солисток. От разнокалиберных по форме и данным танцовщиц конечно никуда не деться. Но разница с тем, как труппа исполняла хореографию американского классика ещё два года назад поистине впечатляющая.