Новый «Хоббит»: «Я — смерть»

В прокат выходит самая мрачная часть новой трилогии Питера Джексона

18.12.2013 в 17:51, просмотров: 8270

Это только на первый взгляд Питер Джексон сделал все наоборот: сначала свел мир с ума экранизацией «Властелина колец», а потом принялся за скромную повесть о хоббите, отправившемся в путешествие туда и обратно. На самом деле новозеландский режиссер все сделал правильно. Если раньше для съемок эпических баталий он в основном опирался на неординарный визионерский талант и энергию молодости, то теперь в ход пошли опыт и зрелость. Вторая часть новой трилогии «Хоббит. Пустошь Смауга» это только подтверждает.

Новый «Хоббит»: «Я — смерть»

Разницу между двумя трилогиями по Толкиену лучше всего иллюстрирует разница между двумя фильмами, которые Джексон успел снять в десятилетнем промежутке между ними. Первый серьезный проект после «Властелина колец», реинкарнация «Кинг-Конга», по старинке опиралась на достижения компьютерной графики. Отсюда сразу три «Оскара» в технических номинациях. Второй, «Милые кости», — история жуткого преступления, рассказанная от лица убитой и изнасилованной четырнадцатилетней девочки. Тогда, оказавшись в замкнутом пространстве камерной драмы, впервые за долгое время имея дело с людьми, а не с героями фэнтези и комиксов, режиссер попробовал спрятать сказочный мир своих фильмов внутрь персонажей. Туда же, под кожу, отправились страшные переживания главной героини, о которых она рассказывает так беззаботно, будто речь идет об обычной страшилке, которую читают нерадивым детям на ночь.

«Хоббит» весь состоит из таких страшилок. Ключевым героем первой части, «Нежданное путешествие», стал Голлум — бывший хозяин Кольца всевластия, упустивший свою прелесть по неосторожности. В новой версии он выглядит настоящим живым существом. Не только из-за очередных достижений компьютерной графики и технологии съемки 48 кадров в секунду, к которой прибегнул Джексон. Но и благодаря куда более глубоко проработанному характеру (исключительная работа Энди Серкиса). Таким же ярким героем второй части, как следует из названия, стал огромный дракон Смауг. Когда-то он обрушился смертельным огнем на Одинокую гору, истребив почти всех гномов, которых сделала уязвимой гипертрофированная алчность. Теперь потомок древнего рода Торин Дубощит, его небольшое войско и примкнувший к ним хоббит Бильбо (Мартин Фриман) пытаются восстановить справедливость — вернуть трон и власть над пещерами, забитыми золотом. По дороге к пустоши дракона, отделяющей Одинокую гору от остального мира, бравая команда встретится со всеми остальными обитателями царства Толкиена. Оборотнем, оборачивающимся по ночам свирепым медведем. Гигантскими пауками, опутавшими паутиной заколдованный лес. Лесными эльфами, отличающимися высоким самомнением и нетерпимостью к гномам. Людьми, заселившими озерный город и страдающими от произвола Бургомистра. Сатирический персонаж, сыгранный Стивеном Фраем, с ужасом рассуждающий о том, что если так пойдет и дальше, людям — еще чего не хватало — придет в голову устроить выборы.

Смауг встречает Торина и его отряд, выкатив вперед грудь, покрытую непробиваемой чешуей, широко расправив крылья и разинув пасть, из которой страшней любого пламени доносится леденящее: «Я — смерть». Конец второй части мало чем отличается от пролога первой: все тот же дракон, все тот же уничтожающий огонь, все те же беды и разрушения в перспективе. Только с той разницей, что теперь Смаугу противостоит не отборная армия, а всего лишь горстка отважных гномов. Все, на что остается надеяться зрителю, — заключительная часть трилогии, которую осталось ждать уже не больше года.