Василий Сигарев снял новый фильм с Куценко и Трояновой

«У Триера в кадре куда более смелые вещи, и ничего»

03.04.2014 в 19:03, просмотров: 7181

Василий Сигарев, автор радикальных фильмов («Волчок», «Жить»), обратился к комедии. Желание снять что-то смешное пришло  давно, но идея, как связать ворох безумных историй, родилась аккурат в день рождения режиссера: «Я вдруг понял, что нужно перенести действие в новогоднюю ночь, потому что столько безобразия может произойти только в большой праздник». Так родилась  «Занимательная этология», съемки которой завершились накануне в Москве.

Василий Сигарев снял новый фильм с Куценко и Трояновой
фото: РИА Новости

По сюжету главная героиня Ленка (Яна Троянова) приезжает в большой город из глухой провинции в поисках мечты. Первым делом она устраивается продавщицей в киоск, но никак не может добраться до работы. На дворе канун Нового года, и героиню ожидает целый калейдоскоп встреч и приключений, каждое из которых становится для Ленки очередным испытанием. «Занимательная этология» — своего рода одиссея по русской жизни накануне большого праздника. Этология — зоологический термин, название дисциплины, изучающей животные (и человеческие) инстинкты.

— Название появилось еще до того, как я закончил сценарий. Родилось совершенно случайно, но мне понравилось, — говорит Сигарев.

— То есть вы практикуете научный подход в исследовании новогодней жизни?

— Это совместное изучение. Я же не один писал сценарий, со мной работал Андрей Ильенков. Он писал теорию, а я — наблюдения за живой природой. Все сюжеты мы брали из жизни. Есть незначительные вещи, которые придуманы, но в основном это реальные истории, которые нам рассказали наши друзья.

В череде лиц самой экстравагантной наружности Ленка встретит Рому (Гоша Куценко), который быстро из случайного прохожего превратится для нее в нечто большее. Основную часть фильма снимали в родном для режиссера Екатеринбурге, в том числе съемки проходили в знаменитом местном Ледовом городке, владельцы которого ради съемочной группы не выключали электричество всю ночь и не взяли за это ни копейки. Но принимая во внимание скандальную репутацию Сигарева и радикальный характер его предыдущих фильмов, киношников далеко не везде ждал радушный прием.

— Например, нам запретили снимать заправки «Газпрома» — именно из-за моей репутации. Я подумал, что это успех, но больше там не заправляюсь.

Еще одно недопонимание, но уже по другим причинам, у съемочной группы возникло с правоохранительными органами.

— В Екатеринбурге нас не пускали в КПЗ, потому что в одной из ролей снялся Евгений Ройзман, а у него плохие отношения с местной полицией.

В итоге КПЗ пришлось снимать в Москве. Для этих целей нашли реальное отделение недалеко от Белорусского вокзала. На время смены киношники разбили свой штаб в кабинете начальника. На стене в одном углу Глеб Жеглов из «Место встречи изменить нельзя», в другом — Дмитрий Медведев. На столе среди рабочих бумаг, отрывков сценария и съемочного плана лежит пустая коробка из-под накладного дилдо. Секс-игрушка здесь не ради утех и не в качестве вещдока, а как элемент реквизита.

В эту минуту в камере через стенку разворачивается крайне занимательная сцена. Актрисы Алиса Хазанова и Дарья Екамасова, разодетые в костюмы Снегурочки, из-под которых выглядывают очень короткие юбки, давятся от смеха на узкой лавочке. У противоположной стены без движения и без звука сидит Яна Троянова. Рядом с ней радостно виляет хвостом опрятная собачка. Перед каждым дублем второй режиссер открывает ключом камеру, гримеры поправляют грим, режиссер дает указания, после чего решетка снова закрывается на ключ, и только после этого следует команда «мотор!».

Одна из Снегурочек закуривает, показывая пальцем на тихую соседку.

— Слушай, сфотографируй меня с ней, — обращается одна подруга к другой.

Обычные кривляния превращаются в полноценный перформанс: достав из сумки тот самый резиновый член, героиня Хазановой водружает его Трояновой на голову вместо короны.

— Королева, а королева, улыбнись! — кричат Снегурочки.

Тут Троянова проводит резкий захват. Хазанова хрипит и наливается краской. Екамасова в ужасе забивается в угол. И только собачка, виляя хвостом, радостно бегает по камере. Вокруг проекта Сигарева давно ходят слухи, что некоторые актеры отказались сниматься, прочитав сценарий. Я начинаю понимать почему.

— У фон Триера в кадре происходят куда более смелые вещи, и ничего, — говорит режиссер. — У нас же до сих пор совок кругом. Элементарный совок — по-другому не скажешь.

Но даже с таким подходом к работе недостатка в звездах Сигарев не испытывает. Среди сорока семи персонажей фильма встречаются такие лица, как Инна Чурикова, Владимир Симонов, Юлия Снигирь, Александр Баширов. Многие из них появятся только раз, вроде Евгения Цыганова, снявшегося в одном непрерывном кадре, который длится четыре минуты.

Больше всех времени отведено, конечно, Яне Трояновой и Гоше Куценко.

— В этот раз Трояновой пришлось выполнять много трюков без дублеров, — говорит Сигарев. — Вот где были самые серьезные испытания. Спускаться с пятого на четвертый этаж по балкону. Ехать в машине, в которой водитель не держится за руль и вообще спит. Находиться в самом центре взрыва коробки фейерверков.

— И все по-настоящему?

— Все по-настоящему. У нас много таких вещей — одновременно опасных и смешных. На этом и построен юмор картины — что бы ни случилось, все кончается благополучно.

— Гоша Куценко у вас снова играет человека в погонах?

— Нет, хотя однажды он произносит фразу: «Я мент». Но это от отчаяния.

— У вас лично какие отношения с Новым годом?

— Достаточно прохладные. Это связано с определенными событиями, о которых говорить неохота. Но наш фильм получится добрым.

— А чудо произойдет?

— Чудо произойдет, но какое именно — говорить не буду.