Микки Рурк: “Мне важно быть любимым”

Знаменитый актер рассказал “МК”, как готовился к новой роли в русской тюрьме

23.04.2010 в 17:32, просмотров: 12515
Микки Рурк: “Мне важно быть любимым”
фото: AP
У меня было полное ощущение, что я разговариваю не с Микки Рурком. За все интервью он только раз произнес: “Дерьмо”. А ведь все думают, что Рурк — сквернослов, пьяница и, конечно, счастливчик. Ведь он сумел вернуться в кинобизнес. Немного о боксе, кинобизнесе, русском негодяе, придумавшем “Железного человека”, русской же тюрьме и Голливуде Микки Рурк рассказал “МК”.

— Побывать в Бутырской тюрьме было вашим личным желанием?
 

— Мне это было нужно для роли. Мой персонаж провел в тюрьме много лет, и когда я приехал в Москву, то сказал, что если есть шанс попасть в русскую тюрьму, мне бы хотелось это сделать.  

— Вы говорите по-русски в фильме?  

— Всего несколько фраз. Я занимался с русским учителем по два часа в день четыре месяца. Это было не так просто. Особенно для языка, привыкшего говорить по-английски.  

— Теперь вы не скажете, что Россия — страна водки, медведей и икры?  

— Да я и раньше так не думал. Но теперь у меня русская девушка, ее родители давно перебрались в Германию, и я встречался с ними несколько раз. И знаете, они прожили невероятно трудную жизнь. Русские мне кажутся очень мужественными людьми, потому что я знаю, как сложно было им устроиться в Германии, найти работу…  

— Но в “Железном человеке” вы играете плохого русского…  

— Режиссер сказал: “Он только выглядит плохим парнем, но он всего лишь пытается вернуть то, что у него украли”. Мне не хотелось играть очередного русского негодяя. Я пытался найти в нем что-то, что мне было бы интересно. У него отличное чувство юмора, например.  

— Сегодня вы один из самых востребованных актеров в Голливуде. Вы чувствуете себя частью гигантской голливудской машины?  

— Я никогда не был ее частью! Просто  я делаю то, что должен, то, что от меня ждут. И мне нет дела до прочего дерьма.  

— Вы говорили, что не хотите играть по голливудским правилам. Такие правда есть?  

— Я много лет в этом бизнесе и понял, что он имеет мало общего с актерским талантом. Но для меня это бизнес, который я должен принимать с определенной долей уважения. Он дает мне возможность делать то, что я могу, и то, что умею, то есть играть. Но теперь я вынужден делить свое внимание между игрой и бизнесом. Посмотрите на Роберта Дауни-мл. (партнер Микки Рурка по фильму “Железный человек” — Авт.), он всегда был вне этого бизнеса, презирал его. Но сегодня он работает в Голливуде, сохраняя при этом самого себя и уважение к партнерам.  

— Голливуд дал вам работу, но не дал “Оскара” за “Рестлера”. Вас это задело?  

— Для меня награды важны, потому что они конвертируются в новые роли и гонорары. С другой стороны, это признание и ответственность, и ты обязан работать серьезнее над каждым следующим фильмом. Уже нельзя сказать: “О, я клево поработал в прошлый раз, и сейчас все будет отлично”. Это как футбол. Ты можешь пропустить гол, но не можешь проиграть игру.  

— Для вас важно быть любимым?  

— Для меня особенно. Потому что для такого парня, как я, который выпал из бизнеса на десять лет, это важно. Это как признание того, что я на что-то еще могу сгодиться.  

— Вы не раз залечивали раны после возвращения в бокс...  

— Бокс — очень красивый спорт, очень честный спорт. Не знаю, почему все так драматизируют… Бокс не допускает ошибок. Бокс — серьезная часть мой жизни. Он научил меня и уважению, и настойчивости, и терпению, и концентрации. Всему, что я теперь использую на площадке.  

— Часто пишут, что в молодости вам  ничто не было дорого, не было авторитетов…  

— Мне хотелось бы верить, что сегодня у меня есть во что верить и за что сражаться.