Спасение Кипра: за и против

Эксперты «МК»: одобрить ли кредит островному офшору?

20.03.2013 в 18:17, просмотров: 4890

За минувшую неделю Кипр попал во все затруднительные положения, в которые только мог. Теперь министр финансов республики Михалис Саррис оказался меж двух огней — Евросоюза и России. И в поисках помощи выбрал последнюю. Пока господин Саррис путешествовал по кабинетам высших российских чиновников, «МК» решил выяснить у отечественных экономистов: дали бы они кредит Кипру?

Спасение Кипра: за и против

Сергей АФОНЦЕВ, заведующий отделом экономической теории Института мировой экономики и международных отношений РАН:

— Кредит Кипру можно дать с двумя очень серьезными оговорками.

Первое условия с российской стороны должно быть такое: ни за что, ни при каких обстоятельствах нельзя забирать деньги у вкладчиков. Ни один человек и ни одно порядочное правительство не должно иметь дело со страной, которая может пойти на такое. Некоторые сравнивают нынешнее положение на Кипре с ситуацией в Греции год назад, когда по договоренности с кредиторами была списана значительная часть госдолга. Но прошу обратить внимание, что в данном случае речь идет о депозитах. Кредит подразумевает риск, депозит — нет. Вы просто даете деньги в банк под процент. Это ваша собственность, и никто не имеет права ее у вас отнимать.

Второй момент — что мы получим взамен. Как-никак перспективы, что эти деньги вернутся, довольно призрачные. Тут все дело в структуре сделки. Деньги будет давать правительство, а кто получать выгоду — вопрос: частные компании или госкорпорации? В каких долях? Чем Кипр должен подтвердить свои обязательства по потенциальному кредиту — вопрос счетный. В принципе, у России есть достаточно средств, чтобы внести весомый вклад в оздоровление кипрской финансовой системы.

Александр АПОКИН, ведущий эксперт ЦМАКП:

- Заморозка транзакций, которую осуществил кипрский ЦБ, может привести к «бегству вкладчиков» и в стране с вполне здоровой финансовой системой и в растущей экономике. В сложившейся же ситуации массовое снятие средств со счетов выглядит неизбежным, как только будут разморожены транзакции банков - поэтому заморозка может быть продлена. Остановить «бегство вкладчиков» могут только твердые гарантии мер, делающих ненужными повторение заморозки в будущем. И эти меры должны включать по крайней мере 10 млрд. евро для банков Кипра.

Такие объемы помощи Кипру не значимы ни с точки зрения российского, ни с точки зрения европейского бюджета. Это величина, эквивалентная 5% объема помощи Греции или 15% пакета помощи Португалии. Правительство России же, например, только в конце февраля объявило о готовность реструктурировать (со списанием) безнадежную задолженность Кубы (на $30 млрд.), по которой только объем списаний, вероятно, будет не меньше всего объема помощи Кипру.

Но на пути помощи есть ряд больших политических проблем. С одной стороны, шанс получить поддержку «тройки» кредиторов (МВФ, ЕСМ, ЕЦБ) в 10 млрд. евро Кипр уже упустил после провала голосования по налогу на объем депозитов. С другой стороны, сам факт заморозки и объявления о налоге без согласования с российской стороной ставит почти непреодолимое препятствие на пути быстрого получения помощи от России, которую сейчас пытается обеспечить министр финансов Кипра Михалис Саррис.

Таким образом, без разрешения политических противоречий крах ряда кипрских банков и катастрофические последствия для кипрской экономики неизбежны - правда, последствия этого для европейской экономики и финансовой системы будут не более заметны, чем списание депозитов иностранцев в исландских банках в 2009 году. Кипр вряд ли не перестанет быть выгодной юрисдикцией для российских компаний, даже если текущие средства кипрских компаний- «прокладок» будут находиться за его пределами (примерно так оно и есть сейчас).

Единственным возможным вариантом урегулирования проблемы представляется выработка многостороннего решения по пакету помощи, если и Россия, и ЕС смягчат свои позиции по отношению к кипрской заморозке вкладов.

Анатолий Аксаков, зампред Комитета Госдумы по финансовому рынку, президент Ассоциации региональных банков:

— Мы не должны помогать Кипру, но можем. Если это будет выгодно нам, если они уступят нам какие-то активы или права. Например, по разработке месторождения или какие-то другие логистические центры. Мы должны что-то взамен получить. И главное — информацию о том, что они будут предпринимать далее. В принципе, мы можем дать Кипру всю необходимую ему сумму — 17 млрд евро. У нас 530 млрд международных резервов. Мы можем дать деньги из этих резервов, из Фонда национального благосостояния, из Резервного фонда или из бюджета. Могут быть разные варианты. Но надо будет только внести соответствующую поправку.

За то, чтобы дать киприотам деньги, — тот факт, что, если Кипру не помочь, он может потянуть за собой всю Европу. А ухудшение ситуации в Европе ударит по нам. Против — это деньги государства, и если они не вернут их, значит, отберут у нашего народа. Раздавать деньги мы не имеем права.

Василий Солодков, директор Банковского института НИУ-ВШЭ:

— Кипр завлекал всех тем, что можно не платить налоги и получать высокие проценты. Те люди, которые не заплатили налоги у нас, открыли там депозиты. То есть деньги ушли туда в офшорную зону. Если мы будем выдавать кредиты, чтобы спасти этих людей, то второй раз за счет налогоплательщиков мы вернем деньги тем, кто уже до этого один раз не заплатил нашей стране. Это просто нецелесообразно. Люди, которые открывали там счета, понимали, что такое может произойти. А наша система страхования вкладов на кипрские банки не распространяется.

Абсолютно не вижу никаких «за», чтобы давать им деньги. Кипр работал, как пылесос: откуда мог, оттуда и брал, завлекал своими высокими процентами. Почему мы должны их спасать — не понимаю.

И прошлый кредит мы им давали из федерального бюджета. А они его возвращать к 2015 году не собираются.

Банковский кризис на Кипре. Хроника событий