Страны ОПЕК+ не смогли договориться: что будет с рублем

«Нынешние нефтяные котировки устраивают российский бюджет»

Нефтедобывающий альянс ОПЕК+ даже после трех попыток не смог договориться об увеличении добычи во второй половине лета и распределении производственных квот на будущий год. Камнем преткновения стала позиция Объединенных Арабских Эмиратов, которые посчитали, что предлагаемые условия распределения квот являются несправедливыми. Дата очередной встречи участников соглашения пока остается под вопросом — возможно, новый саммит, на котором добывающие страны определятся со своей будущей производственной политикой, пройдет в августе. До этого срока ОПЕК+ взял отпуск: существующие котировки в диапазоне $74–77 за баррель вполне устраивают нефтяных магнатов. Но если дальше не удастся достичь консенсуса, последствия для рынка нефти могут быть весьма печальными, а баррелю будет грозить новый обвал.

«Нынешние нефтяные котировки устраивают российский бюджет»

Напомним, альянс нефтедобывающих стран ОПЕК+ отсчитывает свою историю с 30 ноября 2016 года, когда на встрече в Вене 24 государства (13 стран ОПЕК и 11 независимых производителей, включая Россию) договорились о согласованном сокращении добычи нефти — с тем чтобы остановить нескончаемое биржевое падение барреля (до $30–35), от которого страдали экономики и бюджеты всех этих стран. В предыдущие годы альянс уверенно справлялся с ролью мирового регулятора нефтяной ценовой стихии, даже несмотря на то, что к нему так и не присоединились такие крупные игроки, как США и Норвегия.

Договор дороже денег

Первое соглашение ОПЕК+ способствовало росту нефтяных цен и стабилизировало рынок. Уже к концу 2016 года стоимость барреля марки Brent достигла уровня $50. В 2017 году средняя стоимость барреля превысила $54, в 2018 году — $71, в 2019 году — $64. Благодаря полученным результатам в июле 2019 года страны ОПЕК+ подписали хартию о долгосрочном сотрудничестве.

Однако пандемийный год подверг прочность нефтяного соглашения серьезному испытанию. В январе 2020 года котировки «черного золота» начали падать: рынок отреагировал на новости о появившейся в Китае новой коронавирусной инфекции. Реакция последовала мгновенно — в начале февраля лидер ОПЕК, Саудовская Аравия, предложил провести внеочередную встречу в расширенном формате ОПЕК+ для пересмотра параметров соглашения. Но договориться с фронтменом независимых участников — Россией — тогда не удалось. В результате с 1 апреля сделка ОПЕК+ де-юре перестала действовать. Началась неконтролируемая гонка добычи «черного золота», которая на фоне резкого снижения спроса в мире привела к настоящему обвалу барреля — ниже $20. Более того, в отдельные торговые дни биржевая цена нефти впервые в истории уходила в «минус».

Участникам пришлось в пожарном порядке собирать видеоконференцию. Сделка ОПЕК+ была восстановлена, а новые условия сокращения добычи одобрены всеми странами. В результате начиная с мая 2020 года баррель опять начал расти в цене. Этот процесс, с некоторыми колебаниями и отступлениями, продолжается до сих пор. В частности, за 6 месяцев 2021 года «бочка» нефти выросла в цене с $51 до $76.

ОПЕК+ же больше не позволял себе срывов. Во всяком случае, так было до заседания, которое должно было пройти в первый день июля. Накануне вице-премьер РФ Александр Новак, глава российской делегации в ОПЕК+ и сопредседатель альянса, говорил о том, что новые параметры сделки могут быть определены как на месяц, так и на более длительный период. Ранее, в июне, газета The Wall Street Journal писала, что ОПЕК+ обсуждает возможность роста добычи нефти на 500 тысяч баррелей в день после июля. При этом агентство Bloomberg, ссылаясь на отчет мониторингового комитета альянса, предупреждало, что на рынке сохранится дефицит предложения в этом году, если добыча ОПЕК+ останется на текущем уровне.

Июльский тупик

Стоит отметить, что ОПЕК+ из-за падения спроса на нефть, вызванного пандемией коронавируса, с мая прошлого года сократил свою добычу на 9,7 млн баррелей в сутки. По мере стабилизации ситуации ограничения корректировались. В результате с учетом добровольного вклада Саудовской Аравии и постепенного выхода из него ограничения альянса в мае находились на уровне 7,3 млн баррелей в сутки, а в июне составляют 6,6 млн баррелей.

Какие параметры суммарной добычи будут дальше, собственно, должен был решить саммит, назначенный на начало июля. Однако крайне сложные переговоры между участниками ОПЕК+, которые продолжались всю первую неделю лета, не привели к долгожданному консенсусу. Объединенные Арабские Эмираты, третья по уровню добычи страна альянса, заняла особую позицию. С одной стороны, представители ОАЭ, как и все остальные участники соглашения, дали добро нарастить собственные мощности. Но при этом в Абу-Даби настаивают, что введенные к конце 2018 года производственные лимиты, ограничившие добычу их страны на 20%, не идут ни в какое сравнение с «потерями» лидеров объединения — Саудовской Аравией и Россией, урезавших свои мощности всего на 5%.

Кулуарные встречи между нефтяными генералами разных стран продолжаются — участники добывающей организации пытаются согласовать объемы помесячного повышения добычи, которые позволят предоставить рынку экспортную прибавку в 2 млн «бочек» в сутки до конца года. Главным препятствием остается вопрос, каким образом участники ОПЕК+ могут пропорционально распределить увеличение производства на всех членов альянса.

Пока речь не идет об угрозе развала соглашения. Скорее, некоторые страны хотят отвоевать себе более выгодные условия сделки. Но тревожный звоночек для нефтяного рынка уже прозвенел. Цена барреля, находившаяся в начале июля на максимуме, начала потихоньку опускаться: трейдеров пугают отсутствие твердых договоренностей внутри альянса и смутное будущее соглашения ОПЕК+. Участники рынка еще не забыли несколько кризисных дней в конце марта — начале апреля прошлого года, когда добывающим странам приходилось доплачивать покупателям сырья, лишь бы только избавиться от переполнявших хранилища никому не нужных запасов нефти.

Эксперты дают прогноз

Что же будет с соглашением ОПЕК+ дальше? Грозит ли альянсу развал и как он может отразиться на рынке нефти? Что будет в ближайшей перспективе с ценой барреля? И как ее колебания отразятся на российской экономике и курсе рубля? Все эти вопросы мы обсудили с экспертами: руководителем аналитического департамента AMarkets Артемом Деевым, заместителем руководителя ИАЦ «Альпари» Натальей Мильчаковой, директором Фонда энергетической безопасности Сергеем Пикиным и шеф-аналитиком TeleTrade Петром Пушкаревым.

— Что стоит за июльской неудачей переговоров ОПЕК+? Означает ли это конец соглашения или участники скоро договорятся?

Пикин: — Основные участники ОПЕК+ в нынешних экономических условиях не спешат принимать новые соглашения о лимитах сокращения добычи нефти. На первый взгляд главным противником пролонгации сделки являются Объединенные Арабские Эмираты. Однако и для остальных представителей альянса нынешняя ценовая конъюнктура вполне приемлема: баррель уверенно превышает $70 (напомню, что еще в начале этого года цена была чуть выше $50). Понятно, что сезонный рост спроса на энергоресурсы не позволит сырьевым котировкам приблизиться к минимальным отметкам. При этом не позднее середины сентября страны ОПЕК+, уверен, достигнут компромисса — повышение добывающих лимитов на 2 млн «бочек» до конца года не станет причиной для обвала котировок. Угрозу представляет только производство Ирана, нефть которого может выплеснуться на рынок в случае урегулирования ядерного соглашения с США. Тем не менее, в крайнем случае, Саудовская Аравия, как уже бывало ранее, может ограничить свою добычу для сохранения общих квот альянса, а повышение суммарного производства ОПЕК+ будет распределено на всех участников сделки.

Деев: — Ближайшая неделя покажет, смогут ли участники сделки ОПЕК+ договориться между собой. Пока страны взяли время на то, чтобы согласовать новые условия, но долго ждать в данном случае нельзя, так как инвесторы негативно воспринимают задержку, опасаются новой торговой войны. И на этом фоне снижаются нефтяные котировки, а значит — доходы нефтедобытчиков. Вероятно, условия добычи будут изменены в сторону увеличения, но не на 700 тысяч баррелей, как просят ОАЭ, а на 500–600 тысяч, как изначально предлагала Россия, так как к мнению нашего государства участники альянса прислушиваются очень часто. Сейчас страны анализируют ущерб от третьей волны коронавируса, и динамику спроса на топливо в текущих условиях.

Мильчакова: — Встреча министров стран-участниц альянса ОПЕК+ была сорвана из-за непримиримой позиции ОАЭ. Абу-Даби был готов принять предложение России и Саудовской Аравии об увеличении добычи нефти только при условии отказа от продления самой сделки ОПЕК+ после апреля 2022 года. Логично, что участники ОПЕК+ смогут договориться и выработать компромиссное решение, только если России и Саудовской Аравии как лидерам альянса удастся уговорить ОАЭ изменить свою позицию. Новое перемирие в итоге может быть достигнуто не столько на условиях России, сколько на позициях Саудовской Аравии и остальных стран-участниц ОПЕК+. Относительно выгодные условия для добычи нефти Россия уже сумела для себя выторговать — с весны этого года наши компании увеличивали добычу, в то время как Саудовская Аравия продолжала брать на себя обязательства по сокращению производства.

Пушкарев: — Многих на рынке успокоили заявления министра энергетики Саудовской Аравии Абделя Азиза бин Салмана: он признал возможным, что ОПЕК+ проведет результативную встречу в августе, окончательно согласуя параметры квот до конца года. Министр обратил внимание, что участники альянса заинтересованы в поставках дополнительных баррелей на рынок «чем быстрее, тем лучше», и добавил: «Нам не следует с этим перестараться. Если мы ничего не сделаем, то поступим неосторожно. А если перестараемся, то это — тоже неосторожность». А ведь именно от достижения компромисса между Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами сейчас в первую очередь зависит, какой будет сделка.

— Как в ближайшей перспективе изменятся цены на нефть и как их динамика может повлиять на курс рубля?

Пикин: — Производители ждут осени, когда станут известны итоги очередной вакцинации в крупнейших потребляющих нефть регионах. В частности, власти США обещают к сентябрю привить от коронавируса большую часть работоспособного населения, что может вызвать дополнительный интерес к нефти на международных площадках. Так что в течение лета средние цены на нефть не упадут ниже $78. Для России такие обстоятельства являются только плюсом: пока стоимость барреля превышает $43 (установленный в федеральном бюджете таргет), чиновникам нет нужды задумываться о дополнительных источниках пополнения казны.

Пушкарев: — Нефтяной рынок уже почувствовал вкус некоторой определенности. Самой первой реакцией на толком не подведенные итоги прерванного июльского саммита ОПЕК+ был именно рост котировок по горячим следам до уровня $77,8 за баррель, и только затем пошла недолгая волна понижения цены. Полагаю, что и теперь произошло всего лишь перепозиционирование: покупатели массово воспользовались ситуацией, чтобы затариться дорогими нефтяными «бочками» и электронными контрактами подешевле. А консенсус рынка «черного золота» будет, как и раньше, исходить из прогнозов достижения $80 за баррель или выше уже к середине осени.

Россия тоже могла бы, как и Эмираты, потребовать для себя более существенного увеличения квот на добычу, но, скорее всего, не станет этого делать, чтобы не разваливать и без того сложную сделку. Москве лучше постараться внести свою политическую лепту в примирение переговорщиков от стран Персидского залива. Ведь прибавка в рамках уже согласованных параметров принесет нашей стране дополнительные экспортные доходы на сумму не менее $3 млрд до конца года. Конечно, это продолжит оказывать умеренно-положительное воздействие и на курс рубля, который может отстояться еще какое-то время в коридоре от 73 до 76 за доллар. А дальше курс продолжит медленно, но верно продвигаться в направлении отметки 70 рублей за «зеленый» — цены на нефть останутся поддерживающим долгосрочным фактором для российской валюты.

Деев: — Предугадать, как дальше будут развиваться события, очень сложно, так как фактор пандемии нельзя исключать как минимум до конца года. Но если ОПЕК+ договорится в ближайшее время, то до конца лета нефть будет торговаться в диапазоне $72–75 за «бочку», что будет поддерживать курс рубля.

Мильчакова: — В этом году спрос на «черное золото» будет расти быстрее предложения, так как мировая экономика постепенно выходит из кризиса. Сокращение добычи нефти при растущем спросе может вызвать дефицит «черного золота» уже в ближайшие месяцы. Подобная диспозиция будет подталкивать рост нефтяных цен вверх — в течение одного-двух месяцев стоимость Brent может достигнуть $80 за баррель. Для курса рубля такие цены вполне благоприятны: до конца года стоимость доллара будет оставаться в рамках 71–75 рублей, а евро — в коридоре 86–91 рублей.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28581 от 16 июля 2021

Заголовок в газете: Сделка на грани срыва

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру