“Силиконовую долину нельзя повторить”

Готовы ли русские спецы вернуться домой?

“МК” решил узнать у наших соотечественников, работающих в Кремниевой долине, как им там живется и работается. И что они думают о перспективах российского аналога Silicon Valley?
Готовы ли русские спецы вернуться домой?

— Сколько выходцев из бывшего Союза работают в Силиконовой долине?


— Я думаю, ЦРУ готово заплатить немалую сумму, чтобы это выяснить, потому что конкретной цифры не знает никто, — отшучивается Стас ХИРМАН, член совета директоров Американской бизнес-ассоциации российских профессионалов (AMBAR). — Говорят, что количество русскоязычных, проживающих от Сан-Хосе до Сан-Франциско, колеблется от 40 до 80 тыс. человек. Сколько из них работает в “долине”, сказать трудно — думаю, порядка 10 тыс. профессионалов, работающих в хайтеке, найдется. В нашей организации AMBAR состоит около 2,5 тыс. русскоязычных специалистов, проживающих в “долине” и имеющих опыт 8—10 лет.


— Средняя зарплата выходцев из СНГ как-то отличается от той, что получают их американские коллеги?


— Точно не знаю, но, думаю, что она больше. Здесь нет ни дискриминации, ни какого-то особого отношения. Больше работаешь — больше получаешь. “Долина” вообще особое место, оно сильно отличается от самих Штатов. Приезжающие американцы очень удивляются, их раздражают здешние акценты, которых как минимум шесть. Самих американцев, особенно тех, что родились в Калифорнии, работает здесь процентов 20.


— Есть сотрудники, работающие в Силиконовой долине на нелегальном или полулегальном положении?


— В сфере хайтек это очень тяжело, практически невозможно. Нормальная зарплата начинающего программиста — где-то $90—100 тыс. в год. Наличными вам никто деньги не выплатит, а по банковским счетам нелегала сразу вычислят. К тому же профессионалам не надо нелегально работать, потому что здесь есть отлаженная система. Человек с образованием, которого хотят взять в Силиконовую долину, может получить официальную визу на три года, которая может продлеваться.


— Как российскому профессионалу попасть в “долину”?


— Начать нужно с поиска работодателя. Если вы нужны компании, она за свои деньги найдет адвоката для решения формальностей. Это даже некоторое рабство, потому что человек на три года привязывается к компании. Ведь виза H1B выдается на работу в конкретной компании. Если вы хотите перейти в другую компанию, то весь процесс вам придется начинать с начала. Как ни странно, но американское трудовое законодательство более консервативно, чем российское. Очень многие трудовые договоры, которые приняты в других странах, включая не только Россию, но даже Европу, были бы абсолютно незаконны в США. Где-то три недели тому назад мы возили группу венчурных капиталистов в Москву, встречались с Дмитрием Медведевым. Американцы были поражены тем, какие за две недели произошли изменения в законе. Больше всего им понравился пункт об упрощении системы найма на работу иностранцев, а это очень важно для хайтека.


— Что вы ждете от приезда российского президента?


— В России не хватает людей с опытом работы на Западе. Мы разрабатываем интересную программу для России, которую мы предложим Медведеву. Это программа полугодичной стажировки. Суть ее в том, что ребята, поработавшие после университета 2—3 года, приглашаются в хорошие американские компании на ограниченный период времени. Цель стажировки — получение фактического опыта на высокотехнологичном производстве. Причем компании, в которых должны проходить стажировки, должны быть небольшими. Бывшие “старт-апы”, в которых инновационный элемент остался очень сильным и горячим. Вернувшись обратно, люди могут создавать свои компании или устроить свою карьеру в уже существующих компаниях.


— Как вы оцениваете сам проект “Сколково”?


— Силиконовую долину нельзя повторить, так же как нельзя повторить Москву или Санкт-Петербург. Как центр высоких технологий — это замечательная идея. В Индии, Китае и Израиле такие центры уже существуют, причем совершенно в разных областях. В США два раза пытались построить копию Силиконовой долины, один раз в Аризоне, второй во Флориде, но у них ничего не получилось.
Вы должны выбрать два-три тематических направления, которые исторически у вас делают хорошо, либо уже есть некоторая компания, которая может выступать как маленький зачаточный кристаллик. “Долина” очень динамична, здесь люди мало думают о десятилетней карьере, их больше интересует создание тех самых “старт-апов” — маленьких инновационных компаний. Люди здесь строят не карьеру, а компании. Риск большой, но в случае успеха — ты в дамках. В России тоже должны понять, что из 10 финансируемых компаний семь должны умереть, и это нормально. Более того, человеку, у которого умерла компания, надо дать еще денег, на создание второй, потому что он уже кое-чему научился.


— Как вы думаете, в каких научных сферах Россия исторически сильна?


— Я бывший математик, конечно, скажу, что в математике. Математика для современного software — это самая главная основа. Если бы я вкладывал во что-нибудь российское, я вложился бы в поиск технических решений, требующих глубоких математических знаний и исследований. Это может быть обработка изображения, это могут быть параллельные процессы. Сейчас очень много тем, которые нуждаются в серьезном исследовании.


— А вы сами бы приняли участие в проекте “Сколково”?


— Вопрос не только в условиях, но и в том, какие открываются возможности. Вчера как раз меня спрашивали телевизионщики: “А поедет ли народ в Россию?”. Я говорю: в Бангалор-то народ едет, а европейскому человеку там не легче, чем в России. Месяц назад мои близкие друзья уехали в Россию. В любом случае люди, которые поедут в “Сколково”, должны быть достаточно рисковыми и мобильными, чтобы оставить то многое, что они имеют здесь, и поехать в Россию.


А Ольга ГОРБУНОВА, менеджер по проектам в Apple computer, на вопрос “МК”, поедут ли соотечественники, работающие сейчас в Кремниевой долине, поднимать “Сколково”, сказала:
— Думаю, да. С учетом того, что в Штатах работать тяжело, возможно, многие поедут. И прежде всего те, чьи близкие родственники остались в России.


— Как вы вообще оцениваете проект “Сколково”?


— Думаю, надо просто посмотреть, ведь между созданием “долины” и превращением ее в то, что мы сейчас видим, прошло несколько десятков лет.


— А вы давно работаете в Силиконовой долине?


— Я работаю в Apple computer 2 года, а в самой “долине” работаю уже почти 13 лет. Я уехала в один небольшой университет, когда студентам разрешили уезжать учиться. Я решила остаться и устроилась там на работу.


— Как живут в Америке российские программисты?


— Я бы сказала, что российских программистов там любят: они хороший код пишут. Если заработная плата как-то и может отличаться от зарплаты местных, то, как правило, не сильно.
 

Что еще почитать

В регионах

Новости

Самое читаемое

Реклама

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру