Какая от ягоды выгода?

“МК” выяснил, сколько можно заработать сбором и продажей лесных даров

06.07.2011 в 18:54, просмотров: 10514

Черника — пол-литровый пластиковый стакан для пива-кваса — 250—300 рублей, земляника — 300. И ничего, покупает народ, здоровье — оно дороже. В начале июля в Москву пожаловали лесные деликатесы. Жители мегаполиса, надо признать, их очень уважают, и, несмотря на то, что цены откровенно кусаются, за те же четыре сотни можно купить два килограмма черешни или подмосковной клубники, торговцы лесными ягодами долго у обочин дорог не засиживаются — товар уходит с потрясающей скоростью. Репортер “МК” выяснил, сколько можно заработать сбором лесных ягод и сколь тяжел этот труд.

Какая от ягоды выгода?

Местом охоты на ягоды я выбрала подмосковную станцию Шатурторф, там есть в лесу знакомые тропинки, да и проводники нашлись — в лес-то одной идти страшновато. Поскольку задача стояла не ягодами лакомиться, а копеечку зарабатывать, то сразу был включен режим экономии, что оказалось нелишним. Итак, первое, что пришлось бы занести в графу “расход” ягодного бюджета, — стоимость билета на проезд в пригородной электричке (214 рублей 30 копеек). На проезде я решила сэкономить, купив билет до ближайшей станции (26 рублей). Когда в вагон зашли контролеры, за компанию с другими зайцами проскакала по платформе, влетев в предыдущий, уже проверенный вагон. “Хорош бегать! — возмущенно кричал на косых по громкой связи машинист, — и так опаздываем! “Рулевого нашей электрички можно было понять, ему приходилось дожидаться безбилетную толпу из страха потерять какого-нибудь из зайцев между поездом и платформой на каждой очередной станции.

На нужной станции, которую я достигла через два часа, меня ждали трое местных пацанов, которые всего за 150 рублей — по полтиннику на брата — согласились отвести репортера “МК” к ягодным местам. Идти пришлось почти час. Итого помимо денег было потрачено три часа времени на дорогу за лесными деликатесами. Нас интересовала черника, поскольку земляника, как заверили меня мои проводники, “сильно погорела”. “Что, опять пожары? “— испугалась я, но оказалось, что просто жаркий июнь высушил ягоду, растущую в основном на пригорках, на корню, не дав ей налиться соком.

фото: Наталия Губернаторова

Надо признать, что ягодник я бывалый — приходилось, и не раз, собирать ту же чернику в байдарочных походах по Карелии, и я до сих пор помню, как висела она, размером с винный виноград, гроздьями на высоких кустах, блестя под северным солнцем чернеющими боками. Но Шатурторф не Карелия, здесь черника оказалась мелкой и, прямо скажем, не обильной. “Жарко для нее! — вздыхали мои проводники, — ну ничего, набрать-то можно”.

Одетые в спортивные куртки с длинными рукавами и джинсы, заправленные в кеды, — не доставаться же на обед обрадовавшимся нам до ликующего жужжания комарам! — под палящими лучами солнца, пробивающимися сквозь ветки деревьев, мы собирали ягоду к ягоде, отказывая себе в удовольствии даже попробовать мелкую черничную россыпь. Сбор трехлитровой банки черники занял пять часов самого жаркого отрезка летнего дня. Еще час дороги до станции — и вот прибыль в бидоне, считай, как на ладони. Мои проводники свою чернику отправились продавать на трассу Егорьевск — Москва: там, как объяснили мне мальчишки, трехлитровая банка уходит за 1000, а то и 1200 рублей. Стоять с ней на обочине приходится от трех до десяти минут.

Мне же важна чистота эксперимента. На обратном пути бегать от контролеров с полной банкой ягод желания не было. И я заплатила штраф плюс стоимость проезда за одну зону, что встало в 56 рублей. На выходе по приезде пришлось заплатить еще 26 рублей. Таким образом, себестоимость трехлитровой банки черники (плюсуем к стоимости дороги и оплате услуг проводника еще бутылку купленной воды) оказалась 300 рублей. На всю операцию под кодовым названием “Черника” ушло 11 часов.

В Москве между тем вечерело — и продавать чернику уже не было ни сил, ни желания. С другой стороны, было совершенно очевидно, что до завтра ягода товарный вид потеряет окончательно. Черника и так по пути слежалась от тряски и вот-вот была готова дать сок. Мобилизуя последние силы, я рассыпала товар в пластиковые стаканы, которых получилось восемь, и уселась в подходящем, как мне показалось, месте, недалеко от метро. Не прошло и трех минут, как ко мне подошли…. отнюдь не покупатели, а полицейские и предложили убираться восвояси вместе с ягодными россыпями — торговать с рук, как известно, в городе запрещено. Убираться мне было некуда, черника требовала срочной реализации. В результате длительных, мирных и даже местами умильных переговоров я совершенно добровольно пожертвовала стражам порядка один стакан с черникой и получила разрешение торчать на облюбованном пятачке полчаса, максимум минут сорок, пока не пришел “кто-нибудь поглавнее и понесговорчивее”.

За сорок минут я продала шесть стаканов по 250 рублей. Время поджимало, и торговаться было некогда, да, если честно, уже и сил-то на это не осталось. А последний стакан в сердцах — человек я в конце концов или нет! — съела. Черника, несмотря на усушку, утруску и поверхностное знакомство со столичной пылью — все-таки я довольно быстро сообразила купить в местном магазинчике целлофановые пакеты и прикрыть мою лесную добычу, — была очень вкусной.

Итогом двенадцатичасового, отнюдь не самого легкого в моей жизни трудового дня оказалась прибыль в 1200 рублей. Да и та — незаконная, так как с нее не были заплачены никакие налоги и сборы.

 

фото: Наталия Губернаторова

ГДЕ ЛУЧШЕ ИСКАТЬ ДАРЫ ЛЕСА

Итак, хотя Подмосковье и не ягодный клондайк, обеспечить себя самыми элементарными запасами лесных даров можно. В честь одной из самых известных в средней полосе лесных ягод даже назвали платформу на Октябрьской железной дороге Черничная. Впрочем, расположен этот “объект” уже в Тверской области. Однако и в менее удаленных местах по этому направлению можно обнаружить неплохие черничники: Решетниково, Ямуга и т. д.

Уже не одно поколение любителей сбора ягод знают, что самые богатые “месторождения” черники находятся к северу от Первопрестольной. Узловые пункты этого эльдорадо находятся по направлению к Дубне — Вербилки, Запрудня, Темпы…

Заросли черники встречаются и на северо-востоке — в лесах, окружающих шоссе, ведущее к Черноголовке, там, где эта автомагистраль пересекает Малую окружную бетонку. Да и по обочинам самой кольцевой магистрали в этих краях можно набрать черники. Черничники облюбовали также места, расположенные в окрестностях пос. Фряново.

Во многих местах черника растет по соседству с земляникой (хотя царь-ягода к середине лета уже “сходит со сцены”). Неплохой урожай вызревает в лесах к северу от Сергиева Посада — в окрестностях Новой Шурмы, Муханова.

Традиционно богатой на лесные дары — чернику, малину — всегда считалась территория на восток от столицы. Начинаясь фактически на рубеже упомянутого уже Малого автомобильного кольца, обширные лесные заросли, “оккупированные” черничниками, уходили к Шатуре, Рязановке, Радовицкому… Однако после прошлогодних пожаров эти места уже не радуют. Да и в связи с нынешней пожароопасной обстановкой “восточный клин” Подмосковья является самым чреватым для посещения посторонних.

Удачной может быть ягодозаготовительная экспедиция, организованная в южном направлении — в лесные массивы возле города Озеры, расположенного на левом берегу Оки, и соседнего с ним райцентра Ступино. Неплохие перспективы и у тех, кто десантируется в поисках лесных ягод в район нижнего течения Лопасни (вот только дорог там, проходимых для обычного автомобиля, не так много найдется).

Направление другого южного “рейда” — в сторону Серпухова и оттуда западнее, в сторону Протвина, Оболенска. Ягодники, конечно, не сплошными полянами вас будут окружать, но если постараться в поисках, да еще госпожу удачу на помощь привлечь…

Есть шанс наполнить пустую тару дармовым “фруктовым десертом” и на берегах Нары, в окрестностях села Бегичево или выше по течению — в районе Каменского, Слизнева (вот только все увеличивающееся количество дач в этих краях понижает их “ягодный рейтинг”).

В западном от столицы направлении сейчас больше шансов напасть на “месторождение” лесной малины. Одна из возможных точек — лесные массивы в окрестностях Нарских прудов. Перспективными остаются и леса к юго-западу от Истры, окружающие автодорогу Онуфриево — Руза.