Явка Штирлица в Мухалатке

Секрет крымской дачи Юлиана Семенова

30 лет назад писатель Юлиан Семенов, придумавший жизнь и приключения неуловимого разведчика, «прописался» в крымских горах у моря. Дом, в котором жил и работал создатель Штирлица, отыскать на южном берегу Крыма непросто. Так и задумывал Семенов, подыскивая для себя «летнюю базу», где бы он мог скрыться от тьмы знакомых, коллег и поклонников, исчезнуть на время из шумного городского пространства ради нескольких… сотен тысяч строчек.

Секрет крымской дачи Юлиана Семенова

Вилла «Штирлиц», как называл писатель свою скромную дачу на семи сотках горной местности, находится в 30 км от Ялты. Это Верхняя Мухалатка — часть разделенного шоссейной дорогой поселка Олива. Внизу у моря — госдачи. К Семенову — наверх, в горы…

Благодаря дочери писателя двери легендарной виллы «Штирлиц» сегодня открыты для всех. Причем дом-музей Юлиана Семенова работает круглый год, и экскурсии там бесплатны. Но прежде чем переступить порог дома, все с затаенным дыханием разглядывают фасад скромной по нынешним временам дачки, ищут сходства с описанным в книге и показанным в фильме «Семнадцать мгновений весны» особняком Штирлица в Бабельсберге, неподалеку от Потсдама…

— Почитатели папиного таланта в конце 1990-х специально приходили в Мухалатку, находили «виллу», а в память о любимом писателе отрывали листики дикого винограда, — рассказала нам Ольга Юлиановна. — Дом стоял опустевший, но все в нем говорило о папе — книги, рукописи, записные книжки с забитым распорядком дня — с 6 утра и до полуночи, а в кабинете еще не выветрился запах его сигарет. Тогда мы и стали впускать первых посетителей. Теперь у нас есть хранитель музея — Андрей Елисеев, который еще и экскурсии проводит. Вход, разумеется, бесплатный. Брать деньги за вход в музей такого человека — нонсенс. Лучшей наградой для нашей семьи были и остаются теплые отзывы посетителей.

Здесь был Штирлиц

Здесь был Штирлиц

Смотрите фотогалерею по теме

У появления крымской «резиденции» Юлиана Семенова есть предыстория.

— Еще в 1968 году папа в качестве военного корреспондента «Правды» провел три месяца в сырых пещерах с партизанами Лаоса, где они укрывались от американских бомбардировщиков, — рассказывает Ольга Семенова. — После этого у него начались проблемы с легкими, и он каждую осень старался работать в Ялте — в санатории Литфонда. А в начале 80-х решил найти здесь жилье. Тогда-то и отправился со своими друзьями — артистом Львом Дуровым и крымским строителем Василием Шайдуком — смотреть одну дачу в Мухалатке. Хотя «дача» звучит слишком громко. Троица растерянно остановилась перед неимоверно заросшим участком в семь соток с маленькой покосившейся мазанкой. И владелец был счастлив отделаться от подобной «фазенды». Через год папа построил на ее месте небольшой дом и с гордостью написал над входной дверью «Вилла Штирлиц».

«Скоро вернусь…»

Для обзора посетителей — три комнаты первого этажа. Атмосфера завораживает: ощущение такое, что Семенов уехал в командировку, а ты в это время оказался у него дома. В кабинете на столе рабочий беспорядок: план на день, листы с правкой, кассетный диктофон, печатная машинка и записка от руки: «Я скоро вернусь».

На стенах — картины старшей дочери Дарьи, фотографии с автографами легендарных личностей ХХ века, с которыми дружил или был знаком Юлиан Семенович, в том числе дарственная подпись на обложке книги самого Отто Скорцени — оберштурмбанфюрера СС, немецкого диверсанта, прославившегося в годы войны спецоперациями, в числе которых и освобождение из заключения свергнутого Бенито Муссолини. На камине сувениры из командировок: бумеранг и копье австралийских аборигенов, инкрустированный рог, фигурка монаха… И о каждом из экспонатов дома-музея можно рассказать отдельную историю, как, например, о куске фюзеляжа американского самолета.

Семенов и Тихонов. Фото из архива Ольги Семеновой

— Папа привез его из Лаоса, — уточняет Ольга Юлиановна. — Этот самолет буквально на глазах отца подбили его лаосские друзья-партизаны. Он там был военным корреспондентом от газеты «Правда», и вот что удивительно: газета органа ЦК КПСС, а военный корреспондент ее — беспартийный Юлиан Семенов! Ему позволили провезти его в СССР. Но не позволили другое: он мечтал взять сироту — мальчика вьетнамского. Вот это ему не позволили, а то бы у нас был названый брат… Вообще, из каждой поездки папа привозил удивительные вещи: статуэтки, корни женьшеня из Китая, оружие... У нас была не квартира, а всемирная выставка сувениров. Но, наверное, одним из самых уникальных был подарок Жаклин Кеннеди — шляпка времен предвыборной кампании Джона Кеннеди. Папа брал интервью у Жаклин Кеннеди, и она ему ее подарила, но она, к сожалению, потерялась во время наших бесконечных переездов… Вот это был бы уникальный экспонат!

По словам хранителя музея Андрея Елисеева, посетители сначала ищут глазами мундир Семенова, потом решаются спросить: «А где же его фуражка и ордена?»

— Каждый раз я корректно отвечаю, что он не был военным человеком, — смеется Андрей. — И, как рассказывает Ольга Юлиановна, писатель, когда его на Западе называли полковником КГБ, обижался и парировал: «Я уже давно генерал». Но поскольку он учился в вузе с военной кафедрой — окончил институт востоковедения, у него было офицерское звание — он был капитаном запаса. Все, кто там отучился, получал звание автоматически… но не КГБ. Так что это все легенды. А новые экспонаты появляются постоянно, и мы не приурочиваем это к датам и круглым числам. Все как в жизни: приезжают дачники и разбирают чемоданы. Вот и сейчас Ольга Юлиановна прислала из Москвы несколько коробок с документами и личными вещами Семенова. И для наших гостей всегда есть повод вернуться — узнать и увидеть что-то новое. Этим летом в основном были россияне — около тысячи посетителей, и все впервые. Среди них — актер Дмитрий Харатьян и политик Константин Затулин. Запомнился и полный автобус таможенников — для них экскурсию пришлось проводить в два потока, все сразу не помещались в маленьких комнатах музея…

Здесь был Штирлиц

Здесь был Штирлиц

Смотрите фотогалерею по теме

С Примадонной у камина

Вячеслав Тихонов, воплотивший на экране образ Штирлица, к сожалению, так и не побывал на крымской даче Семенова. Но к нему на огонек в Мухалатку заглядывали многие именитые гости: приезжал Никита Михалков с семьей, целый месяц там гостил барон Фальц-Фейн, наведывалась и Алла Пугачева.

— У папы была любимая песня «Летят утки и два гуся», — вспоминает Ольга. — И однажды он попросил Аллу Борисовну спеть ее на два голоса с нашей старенькой домоправительницей Еленой Константиновной. Так что эти стены помнят удивительный дуэт. Отец умел создавать вокруг себя атмосферу праздника, и для нас каждая минута, проведенная с ним в этом доме, была ярка. Это и утренние прогулки в горы с папиным псом Рыжим — огромной овчаркой, подаренной ему крымскими пограничниками. И поездки на Форосский пляж, где папа правил рукопись под зонтиком на лодочной станции, пока мы с сестрой плавали. И чтение на диванчике в кабинете его новых только напечатанных глав. И неизменная вечерняя партия в «дурачка», когда папа намеренно нам проигрывал… Интересных гостей было много. Запомнился мне севастопольский писатель-фронтовик Александр Круглов. Смелый и честный человек, пострадавший за свои высказывания против властей. Во время перестройки он, как и отец, подружился с Тельманом Гдляном. Папа Круглова ценил и любил принимать, несмотря на напряженный график работы. Запомнилась целая «команда» зарубежных писателей, которые дважды, в 1987 и 1989 годах, приезжали в Ялту на съезд исполкома Международной ассоциации детективного и политического романа, президентом которого папа был избран. Чех Иржи Прохазка, основавший пражский театр «Фата Моргана», миниатюрная японка Масака Тагава, мексиканец Пако Игнасио Тайбо-второй, бывший летчик уругвайских ВВС Даниэль Эчеваррия, угнавший на Кубу американский истребитель с военно-воздушной базы в Монтевидео, итальянская писательница Лаура Гримальди (родственница монархов Монако), звезда шведского детектива Арне Блом, немец Фрэд Брайенсдорфер, болгарский автор Атанас Мандаджиев, которого все коллеги называли то Ананасом, то Сатанасом, молодые талантливые журналисты Дмитрий Лиханов и Евгений Додолев. Все эти искрометные люди впритирку усаживались здесь за папиным широким дубовым столом, и веселье продолжалось допоздна.

«Сердцем привязан…»

Младшая дочь писателя Ольга с мужем Надимом Брайди, дочерью Алисой и сыном Юлианом живет в Париже, но каждый год несколько месяцев проводит в Мухалатке. Ее заботами и материальной поддержкой (средства из Фонда Юлиана Семенова, которым она руководит) дом-музей производит хорошее впечатление на фоне большинства запущенных исторических объектов южнобережья, оставленных на попечение государства.

Здесь был Штирлиц

Здесь был Штирлиц

Смотрите фотогалерею по теме

— Так получилось, что вся папина жизнь была связана с Крымом, — рассказывает Ольга Юлиановна. — Недаром отец повторял: «К Крыму всем сердцем привязан». Сюда в далеком 1955 году они поехали с мамой в свадебное путешествие на маленьком «Москвиче». В 60-х на полуострове была написана антисталинская повесть «При исполнении служебных обязанностей», в 70-х — «ТАСС уполномочен заявить», «Приказано выжить» и роман о блистательном российском премьере «Гибель Столыпина». В 80-х, уже на даче, папа написал книгу об О.Генри «Псевдоним», четыре романа о Штирлице, детектив «Тайна Кутузовского проспекта» — о загадочной смерти актрисы Зои Федоровой, «Репортер», «Ненаписанные романы», пьесу «Процесс 38» и свою последнюю вещь «Синдром Гучкова». И не случайно дача эта в Крыму для отца стала самым любимом местом на земле. Здесь он мог «прятаться», что с его харизмой было немаловажно, в Москве-то телефон не смолкал ни на минуту — друзья, знакомые, поклонники. Здесь он мог жить именно так, как любил, подчиняя себя творчеству и сидя за печатной машиной с утра до позднего вечера. В 1990 году папа перенес инсульт, долго лежал в больнице. После выписки мы у него спросили, куда бы он хотел поехать, и он не задумываясь ответил: «В Мухалатку».

Сюжет:

Возвращение Крыма