Премьера стройки в Большом (ФОТО)

Михаил Швыдкой: “Сейчас аварийности нет. А театр откроем к 1 ноября 2009 года!”

О господи! Хоть предупредили бы, что похуже одеться надо — а то пришли все в галстучках да туфлях! Все в сборе? Генподрядчик “стройки века” Азарий Лапидус выдает Михаилу Швыдкому (глава Роскультуры) и Геннадию Иксанову (директор Большого) каски, сапоги и комбинезоны. А нам?! “А вы будьте осторожнее!” Да как бы не так! На первом же повороте зазевался и получил куском арматуры по лбу. Кра-со-та! Когда еще так сходишь в Большой, чтоб потом приклеивать пластыри да отправлять всю одежку в чистку. Итак, торжественное вступление журналистов в фундаменты главного театра страны за полтора года до официального открытия. Фанфары…

Экскурсия воистину эпохальная. От дома Хомякова (что за Большим театром) по узким мосткам вся честная компания спускается в подземелье… Искры из глаз, идет сварка, шум неимоверный от работающих движков. Лапидус орет рабочим: “Эй, ударник! Приглуши музыку на пять минут! Покури!” Действо начинается, занавес пошел…

— Аварийность была угрожающей! — говорит воодушевленный Швыдкой. — Трещины буквально разбили здание на отдельные сегменты, часть фундаментов была просто размыта, непонятно вообще, на чем дом висел! Вот и занимались весь 2007 год его укреплением! Часто спрашивают — почему произошел сдвиг работ по реконструкции? Да потому что 7 месяцев занимались консервацией!

...Еще в декабре “открывались” трещины, и лишь недавно был снят запрет на строительные работы. Что же сделано на сей момент?

— Вокруг театра на глубине почти 26 метров мы выполнили “стену в грунте”, — кричит Лапидус, — потом все наружные стены театра проинъектировали специальным раствором, что позволило укрепить их несущую способность. А после…

После — началось самое сложное. А именно: под каждую стену по всему периметру были подведены бетонные “подушки”, которые должны были принять на себя нагрузку стен. Причем все это делалось вручную, “на животе”. Но чтобы передать эту нагрузку ниже, впервые в мире была использована в таком объеме технология “задавливаемых свай”. То есть сваи (всего их около 2200) забуриваются на один метр, а потом вдавливаются на глубину от 20 до 26 метров специальными домкратами. И каждая бетонная свая задавливается 3—5 дней.

Так Большому театру обеспечили устойчивость, и уже 10 недель — согласно ежедневному мониторингу — деформация всех конструкций равна нулю: ни одного миллиметра усадки, ни одной трещины! Итак, сваи упираются в грунт, который “не течет”, на сваях — “подушки”, на “подушках” — ростверки, а на ростверках — распределительная плита, на которой и покоится здание театра. С ума можно сойти. А вот и наша первая остановка:

“Трюмная часть” — оркестровая яма

…Итак, “вид Большого сзади”: мы в той части, что зовется арьерсценой. С улицы просматривается будущая оркестровая яма, которая явно увеличится в размерах. Еще недавно здесь была новодельная пристройка, ныне она разобрана. И к апрелю на этом месте возведут бетонные этажерки, на них же смонтируют новую балетную репсцену.

— Что же останется от старого Большого театра?

— Останется все, и даже больше. Эта зона “этажерок” — единственная, где разрешено вести новое строительство. Через два месяца мы передадим помещение немцам для размещения здесь технологического оборудования. Все остальное — стены, деревянные фрагменты — все прежнее. Не трогается ни одна историческая деталь.

Подземное пространство за Большим театром


(перед домом Хомякова)

…Над ним скоро будут ездить машины. Все оно рукотворное, т.е. создано без использования тяжелой техники. Тут же — находка для археологов — случайно обнаружен дореволюционный каменный колодец. В этой зоне будут складские помещения для хранения декораций. Иксанов заходится от восторга:

— Ведь раньше как было? Москвичи шли и видели, как наши декорации свалены прямо на улице. Теперь же все это переместится сюда, и нам не нужно будет каждую ночь возить декорации со складов в других частях города…

Склад и вправду просторный: здесь можно оставлять декорации аж для семи спектаклей, что стоят “в очереди” в репертуаре. Впрочем, рабочие уже бросают неодобрительные взгляды, и мы проходим сквозь фундаменты Большого, приближаясь к фасаду. Итак —

Будущие вестибюли и гардеробные