Богиня победы живет в Лондоне

Выдающейся скрипачке Виктории Мулловой исполнилось 50

Выдающейся скрипачке Виктории Мулловой исполнилось 50
Вика с отцом.
Ее исполнительский успех во всем мире считают ошеломительным. Ученица великого Леонида Когана сразу стала мировой знаменитостью. Она лауреат Международных конкурсов имени Сибелиуса в Финляндии и имени Чайковского в Москве. Запись концертов этих гениев музыки принесла Мулловой Grand Prix du DisguH. Ей присуждена и премия Музыкальной академии города Сиены. Ее скрипка звучала с прославленными оркестрами — с Лос-Анджелесским филармоническим под управлением Эсы-Пекки Солонена, с Революционно-романтическим оркестром Джона Элиота Гардинера.

Ее Страдивари

В 1983 году, после концертов в Финляндии, Муллова вместе с дирижером Вахтангом Жордания тайно покинула гостиницу. Без скрипки, в полную неизвестность ушла, чтобы начать жизнь сначала.  

Она рассказывала: “Я только что закончила консерваторию, но, несмотря на победу в конкурсах Чайковского и Сибелиуса, концертов почти не было. В первый свободный день после концертов я оставила свою скрипку Страдивари из Госфонда на кровати в гостинице, и мы, сев в такси, переехали границу из Финляндии в Швецию. Эта оставленная именно на кровати, а не под кроватью скрипка произвела на журналистов неизгладимое впечатление. Я-то знала, что за мной постоянно следит специально приставленная для этого женщина и скрипку передадут обратно в Россию. В шведской полиции к нам отнеслись как к обычным политическим невозвращенцам и предложили подождать в гостинице, пока не кончатся выходные в американском посольстве. Под чужими именами мы просидели в отеле, не спускаясь даже в рецепцию, два дня. И правильно сделали, так как мои фотографии были на первых полосах всех газет.  

В американском посольстве ждали моего звонка, прислали бронированную машину с охраной, привезли блондинистые парики, и мы, замаскированные, поехали. Сейчас это кажется маскарадом, а в 1983 г. все было очень опасно. Через два дня получили американскую визу, и нас отправили в Вашингтон”.  

Представьте, какой шок и ужас испытали при этом ее мама, отец, ее сестры! В стокгольмском аэропорту, когда Вика шла к самолету, чтобы лететь в Америку, к ней подошел старый человек. “Я хочу дать вам скрипку”, — сказал он. Вика подумала о сумасбродстве незнакомца. “Но это Гварнери дель Джезо”, — уговаривал щедрый человек. Ее словно током ударило: именно на такой скрипке играл Леонид Борисович Коган! Когда Вика увидела скрипку, провела смычком по струнам, то поняла — действительно Гварнери!  

Фантастически добрый старик доверил чужому человеку такую драгоценность. Вике поручалось лишь оплачивать страховку. И возвратить скрипку, когда приобретет собственную. Три года ездила Виктория Муллова по миру. Газетные рецензии кричали заголовками: “Феноменальная русская скрипачка”, “Суровая богиня скрипки”, “Красота и талант из России”. На обложках журналов — ее портреты. Публикуются снимки, где она с Ростроповичем, Эллой Фицджеральд, с Рейганом и Нэнси… Один журнал дал во весь разворот гриф ее скрипки, ее пальцы на послушных струнах.  

Однажды, когда Вика играла на концертном корабле, один богатый слушатель в кулуарах узнал, что у нее нет собственной скрипки. Он решил ей помочь, инкогнито, чтобы деловые партнеры не посчитали его сумасшедшим. Вскоре по “голосам” мы услышали, что на аукционе “Сотбис” куплена скрипка Страдивари за полмиллиона долларов для Виктории Мулловой. Купивший остался неизвестным. Прекрасный Страдивари его лучшей поры! По имени владельца скрипка называется Джулиас Фолк. О такой скрипке мастер может только мечтать. Пять лет Вика выплачивала стоимость бесценного инструмента. Теперь Страдивари принадлежит ей. Возможно, когда-то назовут скрипку именем нового владельца — Виктория.

Миша — сын Абаддо

Пока Вика завоевывала мир, ее отец, Юрий Михайлович Муллов, работающий в Жуковском, в ЦАГИ, был взят на заметку бдительными гебистами. Ждали нового повода для расправы. И он появился: вторая дочь, Людмила, студентка института им. Тореза, выскочила замуж за американца Пола Дитриха, студента МГУ. И они уехали в Америку. Кандидата технических наук вызвали на собрание, досыта поиздевались и постановили: исключить Муллова из партийных рядов. За идейно-неправильное воспитание детей. А “плохо воспитанная” Людмила тем временем синхронно переводила на Си-эн-эн выступления Горбачева и других наших деятелей.  

Третья Викина сестра — Галина тоже проявила фамильный характер: уехала в Италию работать медсестрой. Сестры Мулловы прекрасно знают языки благодаря маме, Раисе Николаевне. Она преподавала немецкий и английский. А потом разрывалась на части, старалась успеть прилететь к своим строптивым дочкам и к их детям. “Засекреченный” Юрий Михайлович и подумать о поездке не мог: есть приказ — не пущать.  

Судьбоносную роль в жизни Виктории сыграл итальянец Клаудио Абаддо, главный дирижер Венской филармонии, а потом Лондонского симфонического оркестра, а потом Берлинского и т.д… Он отец ее сына Миши. В 89-м году маэстро поставил в Венской опере “Хованщину” и очень хотел, чтобы на премьеру в Вену приехал отец Вики. Не понять было итальянцу, почему русский ученый не может запросто приехать к дочери. Абаддо даже пригласил советского министра культуры вместе с Мулловым на премьеру. Но официальная Москва ничего не ответила. И тогда Клаудио произнес весело: “Если отец не может приехать к нам, мы поедем к нему”.  

Блистательный дирижер Абаддо в 91-м году привез в Москву молодежный оркестр Объединенной Европы. Солировали Муллова и Кисин. Виктория исполняла скрипичный концерт Шостаковича. А потом Абаддо увез оркестр в Ленинград, дал возможность Вике побыть пять дней дома, пообщаться с родными, показать им внука. Именно здесь, в Жуковском, девятимесячный Миша Муллов-Абаддо сделал свои первые шаги.  

Пролетели годы. Мама Вики сейчас живет в Италии, свободная и независимая. Внуки выросли. Для нее наступило время пожить для себя. Юрий Михайлович теперь не один. Дверь мне открыла его новая жена Елена, с которой он живет уже 5 лет. У него тихий голос и полное отсутствие суеты. В прошлом году Муллов отмечен авторитетной премией ЦАГИ. Ведущий научный сотрудник Центра авиационной мысли побывал в командировке в Китае. На стене знак памяти об этой экзотической поездке — массивный меч в ножнах.  

Любопытствую:  

— Юрий Михайлович, почему вы все-таки не уехали в Европу, где так хорошо вашим дочкам и внукам?

— Моя жизнь всегда и неразрывно связана с Россией — не только по работе, хотя я ее очень люблю, но и по настроениям, по душевным привязанностям. Конечно, приятно на недельку поехать к дочкам — это ради Бога! Но без России я не мыслю своей жизни. А теперь и дочки ко мне приезжают. Вика побывала перед Новым годом. А потом уехала отдыхать в Южную Америку. Сегодня, именно в это мгновение (он посмотрел на часы), она улетает в Сан-Франциско. У нее там концерты.  

— Не терпится узнать побольше о Мише, сыне Вики и Клаудио.  

— Он высоченный — 190. Учится в Кембридже. Увлечен математикой, но главная его страсть — музыка. Миша пишет музыку.  

— Его итальянский дед, Микеланджело Абаддо, — скрипач. Музыкальные гены преобладают. На чем Миша играет?  

— На разных инструментах: валторне, фортепьяно, гитаре, на джазовых инструментах. Всерьез играет в симфонических оркестрах. Его музыку уже передают в Лондоне. Он очень спортивный парень.  

— Расскажите про девочек.  

— Следующая за Мишей — Катя, музыкальная девочка, играет на гитаре, поет. Но с раннего детства, лет с 5—6, стала рисовать. И не цветы, а лошадей, соблюдая их пропорции. Самая юная — Надя. Училась в детской балетной школе, а в прошлом году по конкурсу из тысячи претендентов 12-летнюю Надю в числе немногих взяли в Королевскую балетную школу. Она уже танцует на сцене в “Щелкунчике”.

Звезда среди акул

— Юрий Михайлович, расскажите про лондонский дом Вики.  

— Дом необыкновенный, построенный по проекту талантливого бельгийского архитектора. Сразу и не скажешь, что он трехэтажный — он чем-то напоминает старинный английский замок. О нем даже в журналах рассказывали и фотографии печатали. Это вызвало желание у ряда знаменитостей построить похожий дом, в частности, у ее друзей — Мадонны и Стинга. Нестандартные материалы для строительства доставляли из Южной Америки и из других отдаленных стран, чтобы соответствовать задуманной стилизации. И в быту Вика предпочитает использовать все натуральное.  

— Есть у нее помощница, чтобы содержать большой дом в порядке?  

— У них домоправительница, но Вика всегда задает основной тон.  

— Она водит машину?  

— Конечно. Когда мы прилетаем в Лондон, она нас встречает на своей машине.  

— Миша дружит с отцом?  

— Миша — любимец Клаудио, он очень похож на отца. У Абаддо поместье на Сардинии. Недавно Миша туда летал по случаю какого-то торжества, там его принимали как принца. Клаудио даже закрывал свой кабинет, когда подолгу общался наедине с сыном.  

Вика за годы не очень изменилась. При всей гордой выпрямленности и независимости она внутренне очень беззащитна. Не терпит похвальбы и фальши. Статей о себе не читает. С большим удовольствием открывает Достоевского, Толстого, Стендаля. И очень любит горы. С папой ходила когда-то в походы. Интересуюсь у Юрия Михайловича, откуда у него такая невероятная, почти восточная фамилия.  

— Мои предки служили на Волге у князей Гагариных. Прадед был лесообъезчиком, удостоился сфотографироваться с князем. Теперь и не догадаешься, кто из них князь. По семейным преданиям, в давние времена пришли к казенному лицу для записи фамилий два брата. Первого спросили: “Ты чей?” — “Петров”, — отозвался он по имени отца. Второй молчал. “Ты что молчишь, как мулла?” — рассердился чиновник. И вышли родные братья на улицу Петровым и Мулловым…  

В Тихом океане есть остров Боро-Боро, недалеко от Таити. Вика там когда-то отдыхала. На цветной карточке купается Вика вблизи акул. “Виконтесса” скрипки всегда, даже в минуту опасности, никогда не теряет мужества быть самой собой.