Москва — это Нью-Евсюки

Преступление майора-убийцы чуть не повторил охранник секретной части

29.06.2011 в 20:06, просмотров: 6598

Сомнительная слава майора Евсюкова и лавры “безумного стрелка-одиночки”, похоже, не дают покоя многим субъектам в погонах, имеющим по долгу службы дело с оружием. Во вторник 32-летний лейтенант спецсвязи Александр Степанец вооружился до зубов и устроил стрельбу по живым мишеням на северо-востоке столицы. Как и в случае со взбесившимся майором из ОВД по району Царицыно, поводом для пальбы по живым мишеням стала ссора с женой. “Непрямой выстрел” попал в начальника обезумевшего фельдъегеря — начальника Россвязи Валерия Бугаенко, который спустя несколько часов после ночной перестрелки скончался от сердечного приступа.

Москва — это Нью-Евсюки
фото: Валерия Бородина

Как стало известно “МК”, около 20.45 на “02” позвонил перепуганный оперативный дежурный Главного центра специальной связи на Первой Мытищинской улице, представившийся Сергеем, и сообщил, что один из фельдъегерей завладел оружием и стреляет по коллегам. В центре на тот момент кроме дежурного офицера находилась дежурная смена из трех вооруженных охранников вместе с лейтенантом Степанцом.

Позже выяснилось, что лейтенант заступил на службу во вторник в 18.00 и сразу же отправился на пост, в будку при въезде на территорию режимного предприятия. Обязанностью постового Степанца было требовать пропуска у КПП и пропускать ведомственные машины через шлагбаум. Но примерно в 20.30 офицер самовольно покинул пост и направился в здание. Дежурный открыл ему дверь, думая, что парень идет в туалет. В коридоре Степанец столкнулся со своим напарником из дежурной смены — 35-летним Владимиром Храповым, вытащил свой пистолет и для острастки пальнул в потолок. Оробевший Владимир счел за благо не сопротивляться и отдал свой ПМ обезумевшему приятелю. На грохот выстрела из помещения для охраны выбежал еще один фельдъегерь с криком: “Сашка застрелился! “— и тут же наткнулся на совершенно живого Сашку, сжимавшего по-ковбойски в обеих руках по пистолету. Угрожая уже двумя стволами, Степанец отобрал у сослуживца автомат, вооруженный до зубов выбежал во двор и устроился на переднем сиденье служебного “Форда”, который сам же и пропустил незадолго до того через КПП.

Здание, где произошло ЧП. Фото: Валерия Бородина.

В итоге на руках у стрелка-одиночки оказались: а) два ПМ; б) две обоймы к каждому стволу по 8 патронов в каждой; в) автомат с двумя магазинами, где было в общей сложности 60 патронов. С таким снаряжением можно было устроить бойню похлеще евсюковской. Тяжелый бронежилет он снял, чтобы было сподручнее стрелять без него в тесном салоне, а может, приспособил его как щит, повесив изнутри на дверь. Таким образом, “Форд” превратился в укрепленную огневую точку, из которой Степанец начал палить направо и налево. К счастью, режимное предприятие находится в лесополосе за кладбищем и реальной угрозы мирным жителям обезумевший стрелок не представлял. К тому же и целился, как выяснилось позже, Степанец не в прохожих, а в своих же напарников из дежурной смены, которые прятались за толстыми стенами.

Стрелок успел опустошить две обоймы из ПМ, а потом взялся за автомат, когда на место происшествия прибыли силы ОМСН и гаишники. Сначала полицейские пытались вступать с “террористом” в переговоры, однако тот никаких требований не выдвигал и продолжал палить в белый свет как в копеечку и успел расстрелять 25 патронов. Засевшего в “Форде” безумца решено было брать штурмом. Один из омоновцев прокрался вдоль забора и снайперским выстрелом раздробил лучевую кость правой руки, в которой Степанец держал оружие. Повязать раненого горе-стрелка оказалось лишь делом техники, затем его перевязали и отправили в больницу при СИЗО.

Про устроившего стрельбу Степанца известно, что связист взялся за оружие после крупной ссоры с женой. Можно было бы предположить, что боевой офицер сорвался, но в Чечне Степанец никогда не служил, да и тех, кто прошел ад “горячих точек” и мог в итоге подвинуться рассудком, в такую службу не берут. Степанец хоть и имеет офицерское звание лейтенанта спецсвязи и солидно звучащую должность — фельдъегерь по особым поручениям, но по сути является простым охранником (даром что имеет доступ к секретной части, которая ему по службе ни разу не понадобилась). Впрочем, в нашей стране охранников боятся чуть ли не больше, чем господ полицейских. Доступ к оружию у секьюрити есть, а вот серого вещества в головах зачастую совсем немного.