Полицейский открыл стрельбу по любви

В итоге бывшая жена ранена, ее любовник убит, а прапорщик потерял голос

04.07.2011 в 18:08, просмотров: 6637

Нашим силовикам сейчас уже впору создавать в социальных сетях группу под названием “Клуб обманутых мужей” или сообщество отвергнутых любовников, чтобы делиться друг с другом проблемами в интернет-пространстве, а не хвататься в припадке слепой ревности чуть что за пистолет. На прошлой неделе стрельбу по живым мишеням устроил лейтенант спецсвязи Степанец, поссорившийся перед этим с женой. А в понедельник самым кровавым образом “отличился” 43-летний прапорщик полиции Владимир Косяков из военного городка Кубинки Одинцовского района Подмосковья. Прапорщик застал врасплох свою бывшую пассию с другим мужчиной, застрелил 32-летнего любовника, ранил женщину и попытался покончить с собой.

Полицейский открыл стрельбу по любви
Владимир Косяков. фото: Сергей Машкин

Трагическая история, заключенная в любовный треугольник, началась 8 лет назад, когда молодой милиционер познакомился в Кубинке с Таней Петровой. Кстати, к тому времени Косяков уже был женат и воспитывал дочку Машу. Впрочем, это ничуть не мешало мужчине встречаться и прожить с гражданкой Петровой 7 лет. В то же время по паспорту он продолжал состоять в законном браке с матерью Маши. Развелся Косяков только в 2010 году. По совпадению или нет, но сразу же после развода с законной женой у него произошел грандиозный скандал с любовницей. Дело дошло до мордобоя, и перед Новым годом милиционер появился у матери в ее доме в деревне Колюбакино с разбитым носом (папаша и братец Тани постарались). Сразу после разрыва с гражданкой Петровой возник вопрос о разделе совместно нажитого в гражданском браке имущества. Впрочем, имущество — это громко сказано. Скандалисты делили убогий домик 5×6 метров из пеноблоков, который милиционер 6 лет возводил на дачном участке родителей Татьяны на свои кровные во внеслужебное время.

“Домик в деревне” в итоге суровые родственники Татьяны милиционеру так и не отдали, но Косяков продолжал считать его своим. А пока несколько месяцев был вынужден прозябать в общежитии для милиционеров, место в котором в нарушение правил (Косяков к тому времени официально не развелся) ему выбили коллеги. Из-за этого злополучного домика, да еще из-за старой любви, которая, как известно, не ржавеет, и приключилась трагедия.

В воскресенье Косяков, как обычно, заступил на дежурство в 18.00. Однако не высидел до конца смены всего один час. Неизвестно, кто из приятелей-доброхотов позвонил прапорщику и сообщил, что его бывшая уединилась в доме прапорщика с любовником. Может, и не было такого звонка, просто ревнивое сердце прапорщика что-то почуяло. Так или иначе, в понедельник прапорщик самовольно покинул дежурство и тут же поймал возле здания УВД таксиста. Кавказец-бомбила на “Ладе Приоре” не мог отказать полицейскому в форме и с пистолетом — отвез прямиком в поселок Крымский к дому Косякова. Вероятнее всего, на слепую ревность наложило тяжелый отпечаток осознание того, что его бывшая занимается любовью с новым мужчиной в его доме. Как бы то ни было, прапорщик ворвался туда, одним выстрелом в грудь покончил с соперником, а вторым прострелил руку Татьяне. Затем несчастный хотел покончить с собой, для чего приставил ПМ к подбородку и нажал на спусковой крючок. Однако в последний момент рука дрогнула, и пуля ушла немного в сторону, раздробив самоубийце челюсть. В итоге молодой житель Одинцовского района Денис Губин мертв, Татьяна Петрова оказалась на больничной койке с легким ранением руки, а прапорщик Косяков лежит в реанимации с раздробленной челюстью и говорить сможет очень не скоро.

Отметим, что Маша, дочь Косякова от первого, единственного и законного брака (сейчас ей 21 год), решила пойти по стопам отца и уже успела поработать в милиции. Правда, вскоре ей пришлось уволиться, потому что она ждет ребенка. Маша уже сменила фамилию на фамилию мужа, однако живет вместе с престарелой матерью Косякова в деревне Колюбакино. Возможно, теперь ей придется сменить и место жительства — колюбакинцы проходу не дают несчастной девушке. Это только в благополучном обществе сын (и дочь) за отца не отвечает.