Прокурора довели

О причинах самоубийства сотрудника Генпрокуратуры

06.07.2011 в 11:06, просмотров: 26815

Следователи выясняют, почему стрелялся глава управления Генпрокуратуры России Вячеслав Сизов. Есть предположение, что на подобный шаг он пошел из-за причастности к громкому делу о подпольных казино в Подмосковье. В ведомстве эту версию отвергают, однако факты говорят сами за себя.

Прокурора довели

Во вторник около 15.00 начальник Управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму Генеральной прокуратуры России предпринял попытку самоубийства в служебном кабинете в здании Генпрокуратуры на Большой Дмитровке. 43-летнего Сизова обнаружили в луже крови, пуля попала ему в голову и прошла навылет через ухо. Он стрелялся из своего табельного Макарова.

Сизова сразу же доставили в НИИ имени Склифосовского. "Операция прошла не совсем в штатном режиме, его состояние сейчас оценивается как крайне тяжелое", – сообщили Regions.ru в клинике. В настоящее время Сизов находится в отделении реанимации.

Причинно-следственная связь

О причинах самоубийства пока известно немного. Предсмертной записки Сизов не оставил. "Радио Маяк" сообщает, что, по одной из версий, Сизов решил покончить с собой из-за неурядиц в личной жизни. Источник в Следственном комитете России рассказал, что среди основных версий ЧП рассматриваются шантаж и опять же семейные проблемы, не исключено, что Сизова пытались довести до самоубийства.

Но есть и другое мнение. "О причинах этого поступка говорить пока преждевременно. Назначена наша служебная проверка, идет также процессуальная проверка. Могу сказать, что к так называемому подмосковному "игорному делу" Вячеслав Викторович абсолютно никакого отношения не имел, у него совершенно другой участок работы", - заявила официальный представитель Генпрокуратуры Марина Гриднева. Однако управление, которое возглавлял Сизов, занималось надзором за ФСБ, сотрудники которого отвечали за оперативное обеспечение следствия по этому уголовному делу. Оно стало причиной конфликта между Следственным комитетом и прокуратурой, чьи высокопоставленные чиновники сейчас обвиняются в "крышевании" подпольных казино. "Главный надсмотрщик за ФСБ" Вячеслав Сизов не хотел вмешиваться в конфликт между прокуратурой и СКР, за что навлек на себя гнев своих коллег. Во всяком случае накануне, по неофициальной информации, ему из-за этого устроили полномасштабный "разнос" на оперативном совещании у замгенпрокурора Виктора Гриня. После того, как Гринь подверг Сизова публичной критике, последний, возможно, и решил застрелиться, пишет The Moscow-Post.

Есть и еще одно обстоятельство: бывший томич Вячеслав Сизов 8 лет назад возбудил одно из дел в отношении ЮКОСа. По данным НИА Томск, в сентябре 2003 года прокуратура Томской области отказала в возбуждении уголовного дела в отношении дочернего общества НК "ЮКОС" - ОАО "Томскнефть ВНК", которое, по данным следствия, недоплатило в бюджет с октября 1998 по май 1999 года 80 млн долларов. После проверки Генпрокуратуры глава томского регионального ведомства Юрий Сухоплюев ушел в отставку. Через пару месяцев после письма из Москвы дело в отношении руководителей подконтрольной ЮКОСу компании все же возбудили. И.о. прокурора области был назначен Сергей Панов. Постановление о возбуждении дела и отмене постановления об отказе подписал заместитель областного прокурора Вячеслав Сизов, ранее возглавлявший прокуратуру Томска.

По данным "Интерфакса", в 2010 году Сизов по поручению Виктора Гриня готовил аналитический доклад об экстремизме в России. С запросом о предоставлении подобных материалов в Генпрокуратуру обратилась Госдума. Сизов к пособникам террористов причислил запрещенные ранее Национал-большевистскую партию (НБП), Движение против нелегальной иммиграции (ДПНИ) и "Другую Россию".

Коллеги в недоумении

Коллеги Сизова охарактеризовали его как волевого и решительного человека. "Он не из тех, кто просто так хватается за оружие, - сообщил РИА Новости заместитель томского прокурора Виктор Бословяк. - Все теряются в догадках, что побудило его на этот шаг. Это трагедия для органов прокуратуры. Для области была большая потеря, когда он уехал в Москву, потому что он заставил работать прокуратуру в напряженном ритме, который мы пытаемся сохранить. При нем и ситуация с состоянием законности была улучшена. Хотя мы, конечно, порадовались за него, что человек пошел на повышение".