Охота на льва

Майора полиции, который стал заложником чести, адвокаты считают своим долгом защищать бесплатно

13.03.2013 в 18:03, просмотров: 17356

27 февраля в Общественной палате РФ состоялось расширенное заседание «круглого стола», на котором обсуждался вопрос беспрецедентного уголовного преследования майора московской полиции Льва Глухова. До Общественной палаты редко доходят подобные истории, но эта представляет собой
из ряда вон выходящий случай.

Охота на льва

Лев Глухов, заместитель руководителя отдела управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД России по Москве, был арестован 18 октября 2012 года.

Следственный отдел СК РФ по Замоскворечью предъявил Глухову обвинение в превышении должностных полномочий при расследовании дела об административном правонарушении в отношении генерального директора ООО «Аквалик» и мошенничестве в особо крупном размере.

По версии следствия, Глухов и другие сотрудники милиции 9 июля 2009 года при проведении оперативно-розыскного мероприятия изъяли сантехническое оборудование, принадлежащее фирме ООО «Аквалик», общей стоимостью 3 миллиона долларов США и передали его на ответственное хранение в ООО «Найс». Следствие пришло к выводу, что Глухов подделал заключение экспертизы, на основании которого суд принял решение об уничтожении товара. Однако товар, по версии следствия, был продан, а деньги от его продажи (50 тысяч долларов США) получили Глухов и другие сотрудники УБЭП ГУВД по Москве.

Вот и хорошо: поймали «оборотней» и не стали покрывать коллег в погонах, ура. Но есть несколько вопросов…

Китайские головоломки

Действительно, по оперативной информации, группа сотрудников милиции из 4 человек, среди которых был и Глухов, приехала на склад китайской фирмы «Аквалик», где был обнаружен товар без сертификатов и таможенных документов. Представитель фирмы, гражданка Китая Бу Лиша, стала предлагать всем участникам рейда деньги за прекращение проверки. Глухов позвонил своему начальнику, и тот приказал документально оформить покушение на дачу взятки. Впоследствии было возбуждено уголовное дело, Бу Лишу осудили и отправили в колонию.

Непонятно одно: если сотрудники милиции хотели заработать, зачем было городить огород? Для чего нужно было изымать имущество, вывозить его со склада, прятать в укромном месте, а потом продавать похищенное, что само по себе дело непростое. Зачем? Ведь проще было бы просто взять деньги и забыть об этом ребусе.

Из материалов дела следует, что старшим группы по указанию руководства был оперуполномоченный Андрей Лявыкин. Это он организовал изъятие и перевозку товара и вел переговоры с ответственным хранителем. Он же возбудил административное расследование дела в связи с тем, что изъятый товар не соответствует требованиям безопасности для потребителя. Именно Андрей Лявыкин отбирал образцы товара для экспертизы. В конце июля 2009 года Лявыкин ушел в отпуск, а дело было передано Глухову.

6 августа Глухов вынес определение о проведении экспертизы изъятого товара. Интересная подробность: Лявыкин, который находился в отпуске, неожиданно заехал в управление и взялся сам отвезти образцы товара и постановление на экспертизу.

В августе начальник Глухова передал ему заключение экспертизы с резолюцией «приобщить к материалам дела». Глухов указание выполнил и направил дело в суд. Но суд материалы вернул для доработки, и повторно в суд дело направил уже Лявыкин.

В материалах дела имеются показания, из которых очевидно, что следствию хорошо известно, кто, где, когда и кому передал документы о назначении экспертизы и получил заключение. И фамилия этого человека не Глухов. И следствию доподлинно известно, что никакого отношения к этим «что, где, когда» он не имеет.

В этом и состоит смысл головоломки: факты одни, а выводы другие. И никакой связи между ними нет.

Китайские потерпевшие

Каждому понятно: если что-то похищено, следствие должно установить, что именно украли и сколько это стоит. А главное, кто понес убытки. Тем более что по новому закону без заявления потерпевшего возбудить уголовное дело по мошенничеству невозможно. Запомним это слово: не-воз-мож-но.

Из материалов дела известно, что в ходе проверки Глухов неоднократно делал попытки вызвать генерального директора и единственного учредителя китайской фирмы «Аквалик» У Чэншаня. Но он под разными предлогами от этой встречи уклонялся, а вместо себя присылал адвоката.

Оказалось, что У Чэншань — это мистер Икс. Следствие его ищет-ищет, но найти не может. В России его нет с 2009 года. Нет и фирмы. Она вроде бы и существует, но никаких сведений о своей деятельности в налоговую инспекцию не представляет. И возникает резонный вопрос: а где же потерпевший? И как без него можно расследовать дело? И как вообще можно говорить о хищении, если об этом никто не заявил?

И тут к следователю приходит Пиковая Дама (в миру Бу Лиша, отсидевшая в колонии за попытку дачи взятки Льву Глухову). Приходит, представьте себе, с заявлением по доверенности от мистера Икса (которого разыскивает полиция) о том, что у этого мистера похищен товар на 3 миллиона долларов США.

Спрашивается, почему на 3 миллиона, а не на 33? Документиков-то у Пиковой Дамы на похищенный товар как не было в 2009 году, так нет и поныне. Мало того, нет и не было таможенных деклараций. А в Уголовном кодексе для таких шалостей есть отдельная статья 188, называется «Контрабанда». Неприятная такая статейка, даже по первой части можно лет на пять сесть со всеми удобствами. Не по этой ли причине улетучился мистер Икс?

Как из Льва сделали козла отпущения

Да очень просто.

Во-первых, признали незаконными его действия при изъятии имущества фирмы.

Лев Глухов действительно вместе с другими оперативниками участвовал в осмотре товара на складе фирмы «Аквалик». Но ведь следствием установлено, что никакого отношения к вывозу товара и его хранению Глухов никогда не имел! Да, установлено. Но одно другому, как выяснилось, не мешает.

Во-вторых, следствие установило, что экспертное заключение и сопроводительные письма к нему подделаны. И Глухова обвиняют в том, что сделал это именно он. Это самый загадочный пассаж постановления о привлечении Глухова в качестве обвиняемого. Выходит, он изготовил заключение ФГУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в г. Москве»? Но в деле нет ни одного доказательства, отдаленно напоминающего о таком рукоделии!

Спрашивается, а как вообще можно доказать, что человек подделал документ? У него должны быть обнаружены либо бланки экспертного учреждения, либо печати и штампы, либо печатное устройство, с помощью которого выполнен текст.

Ничего подобного у Глухова не обнаружили.

В-третьих, на каждом документе, который поступает к оперативному сотруднику, ставится резолюция его руководителя. В нашем случае экспертное заключение Глухов получил от своего руководителя В.Б.Черных с резолюцией: приобщить к материалам дела.

Какие варианты существуют в этой ситуации? Да никаких. Офицеру Глухову дали письменный приказ, который он обязан был исполнить. И он его исполнил: приобщил полученное экспертное заключение к административному материалу.

Но подделка документа и исполнение приказа начальства о приобщении этого документа к материалам дела — это два разных события. И до сих пор эта простая истина не нуждалась в доказательстве.

По закону Глухов должен был ознакомить с этим заключением генерального директора фирмы «Аквалик».

Директор, как мы помним, испарился, а вместо него пришел адвокат, который ни устно, ни письменно не возражал против приобщения этого документа к материалам проверки. Но это не исключало возможности впоследствии выступить в суде с замечаниями на этот документ, а главное — вызвать в суд экспертов, которые его подписали. И Глухов это понимал.

Отсюда следует вывод: Глухов понятия не имел о том, что заключение подделано, и поэтому спокойно направил материалы дела в суд.

Один — но какой!

Давайте называть вещи своими именами: в деле нет ни одного доказательства виновности Льва Глухова.

И единственный гвоздь, на котором держится это сооружение, сколоченное следователем Егором Бурениным, — показания свидетеля Владимира Олещука.

Скажем прямо: свидетель бесценный — в момент опознания Глухова это сокровище находилось под охраной. Но охраняли его не потому, что он царских кровей, а потому, что является обвиняемым по уголовному делу №126315, которое расследует ГСУ СК РФ по Московской области (многоэпизодное дело по мошенничеству).

Имеет место небольшая подробность. После того как Олещук дал показания о том, что Глухов присутствовал при передаче Лявыкину 50 тысяч долларов за проданную сантехнику, его освободили из-под стражи.

Бесподобные свидетели. Один дает показания в наручниках, после чего сразу выходит на свободу, вторая только что «откинулась» из колонии строгого режима.

Почему Лев в клетке?

В законе четко перечислены основания для избрания судом меры пресечения в виде ареста обвиняемого. Их всего-навсего три: если человек может скрыться от следственных органов или суда, если может продолжать заниматься преступной деятельностью, угрожать участникам судопроизводства или уничтожить доказательства (ст. 97 УПК РФ).

На случай отсутствия перечисленных оснований следственный отдел СК РФ Замоскворецкого района внес рационализаторское предложение. В ходатайстве об избрании меры пресечения для Льва Глухова следователь Буренин написал: ввиду того что Глухов сотрудник правоохранительных органов, он знает, как расследуются уголовные дела, и, находясь на свободе, сможет подделать или уничтожить доказательства. То есть при принятии решения о заключении под стражу эта профессия является отягчающим обстоятельством. Интересно, с каких пор? И как насчет водителей? Ведь они могут задавить. А повара? Они могут отравить. Живешь, черт возьми, как на пороховой бочке…

Расследование проводится интенсивно: за пять месяцев пребывания в Бутырской тюрьме с Глуховым было проведено одно-единственное следственное действие — очная ставка со свидетелем Олещуком.

Преступление и наказание наивного опера

Лев Глухов в 1999 году окончил юридическую академию и пришел на работу в Главное следственное управление ГУВД Московской области. Через два года следователь Глухов решил попытать счастья на другой работе и стал юрисконсультом большого коммерческого предприятия. Дела его стремительно пошли в гору, и в 2003 году он стал заместителем начальника центра содействия бизнесу крупнейшей российской банковской группы. Глухов получал 10 тысяч долларов в месяц. И что же? Через год он вернулся на работу в милицию.

Возможно ли это? Может, у него возникли какие-то проблемы и он просто-напросто сбежал? Таких примеров сколько угодно. Но в том-то и дело, что у него были блестящие перспективы, и в скором времени он должен был войти в совет директоров крупнейшего банковского холдинга России. А причиной возвращения Льва Глухова в милицию оказалось непреодолимое желание делать настоящую мужскую работу. И такой работой он считал службу в милиции.

Можно сколько угодно ерничать по этому поводу, но это только в нашей стране милиция-полиция превратилась в организацию, местами чрезвычайно похожую на вооруженное бандформирование. А на самом деле это работа, за которую не жалко отдать жизнь, как это было, есть и будет с людьми, не изменившими присяге.

Вот и Глухов оказался человеком присяги. Он вернулся в милицию, работал с утра до ночи и был осыпан благодарностями, грамотами и наградами. Не далее как в марте прошлого года старший комиссар криминальной полиции Германии Кристиан Эрлих прислал начальнику ГУ МВД России генерал-лейтенанту полиции В.Колокольцеву благодарность группе московских коллег за помощь в изобличении хакеров на территории Саксонии. Одним из членов этой группы был и Лев Глухов.

И вдруг он попадает в тюрьму. Да как же так?

Восточные мудрецы говорят, что на всякий сложный вопрос рано или поздно находится простой ответ.

До взятия под стражу Лев Глухов был заместителем начальника 11-го отдела 2-й ОРЧ УЭБиПК ГУ МВД России по Москве и курировал работу по выявлению преступлений в сфере информационных и компьютерных технологий. Весной 2012 года сотрудники его отдела вышли на след банды хакеров, которая распространяла вредоносные вирусы, взламывала пароли и совершала хищения денег с банковских кредитных карт. Доход банды составлял сотни миллионов рублей в неделю.

Во время расследования Глухову стали угрожать по телефону: если будет возбуждено уголовное дело, он сам попадет в тюрьму. Несмотря на эти звонки, Лев Глухов довел работу до конца и передал материал в следственный департамент МВД России. Возбудили дело, арестовали руководителя банды. И как раз в это самое время следственный отдел СК РФ Замоскворецкого района Москвы внезапно реанимирует дело трехлетней давности с незаконно ввезенной в Россию китайской сантехникой. И Глухов оказывается в тюрьме.

■ ■ ■

Дело о китайской сантехнике не выдерживает никакой критики.

Нет ни потерпевшего, ни суммы ущерба — есть только обвиняемый Лев Глухов и шикарный свидетель, фигурант многоэпизодного дела по мошенничеству. И из-за такой тухлятины арестован человек с безупречной репутацией, вернувшийся на службу из мест, где на хлеб вместо масла мажут черную икру?

Концы с концами не сходятся. Это сколько же нужно иметь «внутреннего убеждения», чтобы сплавить такое в суд? Ведь в суд просто так ничего не направляют, за «просто так» можно нарваться на большие неприятности: если дело не устоит в суде, значит, следователи зря ели государственный хлеб? Неприятности, и очень-очень большие. Но дурных-то нема. Значит, не просто так?

Я ничего не знаю про хакеров, пароли и вирусы, но точно знаю, что дело по обвинению майора московской полиции Льва Глухова сильно смахивает на черную метку. И если эта неправдоподобно грязная история останется без внимания, отсюда следует неутешительный вывод: нашей полиции неуправляемые офицеры не нужны — ей нужны управляемые. И желательно с коробкой-автоматом. Чтобы можно было обойтись одной кнопкой.

Прошу считать эту публикацию официальным обращением к председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину.