Семерых одним угаром

Водитель, устроивший бойню на остановке в Москве, любил и алкоголь, и наркотики

14.03.2013 в 20:11, просмотров: 5773

На днях в Москве начнется суд над виновником одной из самых жутких и нелепых автокатастроф последних лет. Нелепых — по стечению обстоятельств, и жутких — по последствиям.

Семерых одним угаром

Те, кто оказался 22 сентября на автобусной остановке на Минской улице, никогда не забудут эти страшные мгновения. Машина, как запущенная торпеда, вылетает на тротуар, сминает автобусную остановку и давит всех, кто оказался на ее пути.

Не забудут тот кошмарный день и в интернате №7 для умственно отсталых детей. Водитель-лихач убил пятерых подростков, возвращавшихся в альма-матер с конкурса по прикладному искусству. Также погибли женщина-педагог Ольга Ширшова и ее муж Сергей.

За все время, пока шло следствие, виновник ДТП Александр Максимов не счел необходимым хотя бы извиниться перед перенесшими трагедию людьми.

Как остановить этих водителей-убийц, которые похожи на зомби и потому не способны воспринимать никакие запреты? Почему сюжеты об очередном смертельном ДТП ничему не учат других автомобилистов? И какие тюремные сроки и штрафы наконец заставят их понять, что в руках каждого водителя помимо баранки находятся жизни людей? В этом попытался разобраться репортер «МК».

Александр Максимов.

Детство, учеба, работа

Александр Максимов вырос в московском районе Ясенево. Он жил вместе с мамой и со старшим братом-погодком Колей в квартире на Литовском бульваре.

— С отцом мальчиков я рассталась в 1984 году, — рассказала мама Елена Станиславовна (сейчас она пенсионерка). — Это случилось из-за его пагубного пристрастия к спиртному. А в конце 90-х экс-супруг умер. Я одна поднимала сыновей.

По воспоминаниям дамы, Максимов рос скромным и застенчивым ребенком. Чтобы как-то воспитать из сына настоящего мужика, с пятого класса Елена Станиславовна отдала того в известную спортивную секцию «Самбо-70». Но спустя два года мальчика пришлось вновь вернуть в обычную школу. За время учебы в «Самбо-70» он получил несколько черепно-мозговых травм. Из-за этого здоровье пошатнулось. Педагоги говорят, что особого рвения к учебе Максимов никогда не проявлял. Преимущественными оценками в дневнике были «двойки» и «тройки».

Уже в юношеские годы у парня нашли довольно серьезное заболевание — катаракту. Это позволило избежать армии. После школы москвич поступил в ПТУ-18, где стал учиться на электромонтажника. Он пошел по стопам брата — Николай, который старше на 1,5 года, уже учился в этом училище. Позже, после окончания учебы, Александр перебрался в отдельную квартиру на улице Говорова (жилище осталось от отца) и устроился подрабатывать на автомойку.

Первым официальным местом его работы в 2005 году стал Московский метрополитен. В подземке Александра взяли на должность электромонтера пятой дистанции. Максимов трудился тут более 6 лет. В 2011 году новый мастер впервые заметил, что подчиненный приходит на работу под градусом. Мужчина увещевал монтера, грозил, попрекал, но это не принесло результата. В итоге Максимову предложили уволиться по собственному желанию. Примечательно, что в отличие от других организаций, где Максимов «оставил» свой след, работники подземки не скрывают, что уволили сотрудника за пьянку.

Безработным он пробыл недолго — уже через три месяца (в октябре 2011 года) Максимова взяли электромонтером во Всероссийский институт легких сплавов. «Нареканий не имел, работу выполнял качественно» — вот его характеристика из ВИЛСа.

Разбитый автомобиль.

Семья

Со своей женой Галиной Максимов познакомился в подмосковной деревне Большое Сытьково Шаховского района — в тех краях у семьи Максимовых дача, и Александр проводил там много времени. К слову, 30-летний Николай Радов, который был пассажиром в принадлежащей Максимову «Тойоте Краун» в тот роковой день, также житель Большого Сытькова. Молодые люди были знакомы с 90-х годов. В последнее время они довольно часто весело проводили время за бутылкой водки. Радов нигде не работал, а ранее, в 2006 году, был судим за кражу.

Тем не менее между попойками Максимов все же успел жениться, а спустя год у него родился сын. Но свою пагубную привычку москвич не бросил. В конце концов Галине надоело пьянство мужа, и в апреле 2012 года семья распалась. Женщина вернулась в родную деревню, но время от времени навещала экс-супруга в Москве.

В холостяках «завидный жених» проходил недолго. Время сейчас такое — добросердечные барышни любого приютят и приголубят. Уже спустя пару месяцев Максимов познакомился с 22-летней Евгенией. Все лето парочка встречалась. Случались, конечно, ссоры, опять же на почве пьянства Александра, но до серьезных размолвок не доходило. В последний раз они поссорились 19 сентября, за три дня до аварии, по «незначительной причине». «Обычно после ссоры он принимал меры к примирению, но на этот раз не перезвонил», — позже пояснила Евгения.

Разбитый автомобиль.

ДТП

Накануне аварии, 21 сентября, в 15.00 к Максимову в квартиру на улице Говорова приехал Радов. Молодые люди браво принялись за водку. А в перерывах между рюмками приятели курили марихуану.

Сколько они там выпили и сколько одурманивающих сигарет выкурили — история умалчивает. Сами друзья предпочли об этом не вспоминать. Известно лишь, что ближе к вечеру Александра навестил старший брат — он делал ремонт в комнате и решил забрать у родственника кое-какие инструменты. Александр, со слов брата, спал на диване в одежде, а амбре вокруг стояло такое, что хоть святых выноси.

22 сентября собутыльники продрали глаза в районе 9.00. Радов опохмелился пивом, а его товарищ полбутылкой водки. После этого мужики снова задрыхли. По словам Радова, около 3 часов дня Максимов разбудил его. Он сказал, что поговорил по телефону со своей девушкой Евгенией и собирается ехать к ней мириться. На какое уж там примирение рассчитывал вдребадан пьяный Максимов, сказать сложно. Кстати, сама Евгения утверждает, что он ей не звонил.

И вот картина: двое молодцов едва стоят на ногах, но все же умудряются спуститься вниз, доплестись до машины, упасть в нее и поехать по Москве. Ладно, прохожие, другие водители — на них плевать. Но Радов с Максимовым как-то мало заботятся и о собственной безопасности: в таком состоянии не то что машину — самокат водить опасно.

Здесь самое время полистать «биографию» Александра Максимова. Почему этого мерзавца до того дня не разлучили с автомобилем раз и навсегда — большой вопрос. Конечно, хромает законодательство. Но здравый смысл у карающих органов все же должен быть! Смотрим: права Максимов получил 17 ноября 2009 года. Первое время он ездил на «четверке» без приключений, но очень быстро продал ее и купил «Тойоту Краун» 1993 года выпуска. И понеслось… 5 сентября 2010 года инспектора остановили Максимова на улице Миклухо-Маклая и заподозрили, что он пьян. 13 сентября его лишили прав на 1,5 года. Водительское удостоверение вернули весной 2012 года. Так вот, за следующие полгода Максимов успел 12 раз (!) нарушить скоростной режим и попасть в аварию на 42-м километре МКАД. Там он также был виновником, так как протаранил ехавшую перед ним машину. Такое впечатление, что Александр водил «Тойоту» с закрытыми глазами. Или вообще не просыхал в этот период жизни.

Вещи, изъятые с места ДТП.

Перед тем как отправиться в Ясенево, друзья заехали в магазин за пивом. Радов, по его словам, в дороге выпил одну банку, после чего начал дремать. Он уверяет, что проснулся от удара машины о металлический отбойник.

— Машину повело вправо, — вспоминал он. — Я посмотрел на Максимова. Мне показалось, что у него закрыты глаза и он заснул. Максимов никаких действий не предпринимал, не тормозил. От удара я потерял сознание, но после очнулся. Взглянул на Максимова, тот был без сознания. Решил выйти из машины. Тут увидел молодого человека, который бежал ко мне с бейсбольной битой.

По словам очевидцев, опасаясь за свою жизнь, Радов закричал: «Я не водитель, я пассажир!».

Только это его и спасло. Хотя, ей-богу, может, лишний удар по голове отучил бы его разрешать пьяным друзьям садиться за руль.

Говорят, пассажирам авто, за рулем которого сидит пьяный водитель, не положено никакого наказания. А зря. Было бы нелишне упечь Радова на годик-другой за пособничество преступнику. Он, кстати, чувствовал за собой вину — из 1-й горбольницы Николай предпочел по-тихому смыться. Сам он объяснил это довольно невнятно: мол, ему будет лучше лечиться по месту жительства (Радов родом из подмосковной Лобни).

Максимов тем временем очухался минут через 15. Первый шок у людей к тому времени уже прошел. Они просто встали рядом с «Тойотой», возле оторванной двери со стороны водителя, чтобы не дать убийце даже рыпнуться. Он, правда, особо и не пытался — сильно голову ушиб.

Осмотр места происшествия шел несколько часов. Несчастных детей пришлось собирать почти что по частям — кому-то оторвало руку, кому-то ногу, настолько страшным был удар... Их даже опознали не сразу. Семеро погибших, в том числе пятеро — подростки; таких жутких ДТП в Москве не было много лет.

Александра вывели из авто и усадили в карету «скорой помощи». По пути в Боткинскую больницу его снова сморил богатырский сон. В лечебнице врачи обработали раны, а также провели освидетельствование. В крови лихача обнаружили 3,5 промилле и следы марихуаны. Факт употребления наркотиков Максимов до сих пор отрицает. Он уверяет, что уже довольно давно не курил марихуану.

Расследование

В общей сложности по делу Максимова было допрошено 20 свидетелей и проведено 16 экспертиз. В его деле 4 тома — более тысячи листов!

Следователь по особо важным делам 5-го отдела Следственной части ГСУ ГУ МВД по Москве Станислав Лагойко, который расследовал это ДТП, рассказал, что с помощью свидетеля, который в тот час ехал по Минской улице на своем «Митсубиси Лансер» в среднем ряду со скоростью 60 километров час, удалось установить, как двигался Максимов.

— Очевидец говорит, что сначала «Тойота Краун» обогнала его справа со скоростью примерно 120 километров в час, — пояснил Лагойко. — После этого машина, не включая поворотные сигналы, резко перестроилась в крайний левый ряд, ее начало носить по дороге, и она столкнулась с металлическим отбойником. Затем иномарка ушла вправо, доехала до бордюра и выехала на тротуар, где сбила людей. Максимов вообще не тормозил, поэтому авария имела такие тяжелые последствия. «Тойота» уперлась в забор, только поэтому и остановилась.

Виновник аварии.

Эксперты определили, что скорость иномарки до момента столкновения с бордюром была свыше 79 километров в час. Более точно установить этот показатель невозможно, так как нет тормозного пути. Не исключено, что Максимов после выезда на тротуар вообще нажал на «газ», так как остановку буквально срезало, а ее крыша отлетела на 20 метров.

На первый взгляд вина водителя в этой истории очевидна. Для всех — но не для него самого. Еще в начале расследования Максимов спрашивал у следователя: «Вы уверены, что это я находился за рулем?». Поэтому, чтобы доказать, что именно он крутил баранку, была проведена биологическая экспертиза. Специалисты изъяли срезы с обшивки авто, на которых осталась кровь, и сравнили с биоматериалами Максимова. Было установлено полное сходство.

Кроме этого были проведены автотехнические экспертизы.

— Так, трассологическая экспертиза показала, что контакта с другими транспортными средствами до момента ДТП у «Тойоты Краун» не было, — рассказал Лагойко. — Исследование было проведено с целью отсечь версию, которую теоретически мог выдвинуть Максимов, о том, что он столкнулся с другой машиной и из-за этого вылетел на тротуар. Кроме того, эксперты также доказали, что колеса машины лопнули в результате наезда на бордюр. До момента аварии рулевое управление и тормозная система были исправны.

Во время пребывания в Бутырском изоляторе Максимов как-то проронил, что не хочет жить. Кого-то эти излияния даже тронули. Опасаясь, что он наложит на себя руки, его поместили в психиатрическое отделение СИЗО. Была проведена экспертиза его душевного состояния в Центре судебной психиатрии имени Сербского.

— Это исследование показало, что Максимов не страдал каким-либо психическим расстройством, — рассказал следователь. — Эксперты установили, что, несмотря на хронический алкоголизм, он находился в здравом уме. Опьянение не мешало ему осознавать опасность своих действий и руководить ими.

«Я не хочу жить» — звучит красиво. Но на самом деле Максимов не раскаивается в содеянном. На его лице не мелькнуло ни тени сожаления и он не проронил ни слова, когда ему показывали фотографии погибших детей. Между тем, когда ему показали изображение вещей, которые были при нем (там были, в частности, изображены права, сотовый телефон, банковские карточки), он сказал, что не хватает еще двух телефонов.

А на последнем допросе Максимов вообще внезапно выдвинул новую версию. Мол, Радов дернул за руль, и машина потеряла управление.

Так или иначе, ему уже предъявили обвинения по статье 264 УК РФ («Нарушение ПДД, которое повлекло смерть двух и более человек»). В ближайшее время Максимов предстанет перед служителями Фемиды.

Мы не знаем, какой приговор ждет этого человека. За то, что он совершил, Уголовный кодекс предусматривает максимум 9 лет лишения свободы. Но, на наш взгляд, даже пожизненный срок не станет адекватным наказанием. Жаль только, что лишь страшная авария на Минской улице заставила наших законодателей заняться ужесточением наказания за ДТП в пьяном виде со смертельным исходом. И, как это часто у нас бывает, закон способен только наказать за преступление, но не предотвратить его.

Погибшая Ольга Ширшова.

Комментирует адвокат Константин Трапаидзе:

— Полагаю, с учетом всех обстоятельств Максимов получит близкий к максимальному, определенному статьей 264 УК РФ, срок заключения. Думаю, что точно более 8 лет. Также его, скорее всего, лишат права управления автомобилем на какое-то время. Сейчас многие говорят, что в отношении таких пьяных водителей нужно помимо всего прочего заводить дело по статье «Убийство». Но в этой статье другой состав преступления, которое к вождению в пьяном виде не имеет никакого отношения. Теоретически можно поступить гораздо проще — повысить санкции за преступление, предусмотренное статьей 264 УК РФ.

По моему мнению, нужно отслеживать водителей, которые хоть раз попадались на нарушении ПДД. Ввести, например, балльную систему нарушений, как во многих странах. Заработаешь штрафной балл — иди заново сдавать экзамен на знание ПДД. Что же касается алкоголиков, то во многих странах их пожизненно лишают прав, если ловят во второй раз. Жесткие санкции дают свой эффект. Напомню, некоторое время назад французы отличались безобразной ездой. Когда тогдашний президент Саркози ввел балльную систему, граждане сразу стали ездить по правилам, как шелковые.

Комментирует нарколог Алексей Петров:

— Алкоголизм — это психическая несостоятельность, болезнь. А психически больные люди отвечать за себя не могут, их надо насильно лечить. В России, на мой взгляд, неправильный закон в этом плане — если человек в пьяном виде нарушил закон, то это лишь усугубляет вину. А на самом деле часто бывает, что таких людей нельзя на улицу выпускать, а уж к машине подпускать — и речи нет. У них ведь сознание нарушено после длительной интоксикации. С такими я сталкиваюсь каждый день. Ходят как зомби, овощи, проявляют агрессию. По просьбе родных мы их лечим — психотерапию проводим, чтобы они могли осмыслить свое состояние. Если получается, то потом медикаментозное лечение назначаем. Если пациенты отказываются от лечения, то это вконец разрушает их психику.

Комментирует мама погибшего педагога Ольги Ширшовой Людмила:

— Я до сих пор не могу смириться со смертью Оли, — плачет женщина. — Это останется со мной навсегда. Меня поддерживают сын, четырехлетний внук, а также Ольгина подруга, которая звонит каждый день. Большое спасибо интернату, где работала дочь. Они тоже не забывают меня. Я собираюсь пойти на суд. Надеюсь, что Максимов получит приличный срок. Боюсь, правда, что его отпустят по какой-нибудь амнистии. Что касается дальнейших планов — я пенсионерка, но думаю выйти на работу. Когда-то я трудилась секретарем в строительной организации. Мне это нужно для того, чтобы отвлечься от мыслей. Правда, насчет работы это я вам говорю, а сама к этому не подошла.