Вспоминай, как звали

Почему киллеры через 20 лет указали на бизнесмена Вялкова?

19.09.2018 в 20:11, просмотров: 4971

«Серьезным заказом» считает адвокат арестованного в январе этого года известного в Одинцове бизнесмена Сергея Вялкова возбужденное против его подзащитного дело по событиям двадцатилетней давности. Его обвиняют в том, что он, якобы, заказал в 1998 году убийство своего бывшего армейского сослуживца, милиционера Николая Петрова (он, к слову, тогда остался жив и продолжил службу). Интересно, что после покушения следователи проверяли Вялкова в числе прочих знакомых Петрова (по иронии судьбы, еще одним сослуживцем Петрова был участник «Ореховской» ОПГ) на возможную причастность к этому преступлению. Высказанная адвокатом позиция заинтересовала СМИ.

Вспоминай, как звали
фото: Михаил Ковалев

В январе этого года, когда Вялков возвращался из отпуска, в аэропорту его встретили оперативники с наручниками. Ему предъявили обвинение в тяжком преступлении и арестовали.

В уголовном кодексе не просто так существует положение о сроках давности. Если вскоре после совершения преступления виновных найти не удалось, то спустя 20 лет сделать это нереально. Не найдешь доказательств. Если, конечно, не считать за них весьма сомнительные показания не менее сомнительных субъектов.

Адвокат Вялкова Евгений Харламов, сам когда-то работавший начальником криминальной милиции, считает, что дело возбуждено со множеством процессуальных нарушений. «Адвокатом работаю второй десяток лет, но такого вопиющего факта… еще не встречал, — заявил он в интервью Агентству Журналистских Расследований «Правда Студия».

По словам Харламова, «да действительно с Петровым они служили в армии, но в 1992 году они расстались. Петров стал милиционером, Вялков стал бизнесменом. И с 1992 года они не общались вообще, ни разу не виделись...».

После задержания, как говорит адвокат, «Вялкова поместили в изолятор временного содержания… После этого центральный аппарат Следственного комитета занимался этим делом. Они вышли с ходатайством об аресте Вялкова, и, что самое удивительное, представитель Генеральной прокуратуры отказался поддерживать ходатайство, что является редким случаем. Это говорит о том, что даже Генеральная прокуратура осознавала, что доказательств, указывающих на причастность Вялкова, в деле нет, но, тем не менее, его арестовывают... Начинаем выяснять. Оказывается, Полянский Марат — это бывший киллер «ореховских», на его счету несколько убийств… Написал явку с повинной 16 ноября 2017 года, находясь на зоне. Причем явка с повинной была написана 16 ноября 2017 года, а если дело возобновили 8 ноября на основании явки с повинной, то это нелогично. Если поступило заявление, то потом возбуждается дело, а не наоборот».

Вместе с Полянским запоздалые «признательные» показания написали еще один киллер «ореховских» Александр Васильченко и один из лидеров группировки Сергей Буторин. А Буторин — это как раз и есть один из бывших сослуживцев Вялкова по армии.

По словам адвоката, «Вялков, бывший военный, когда армия пришла в серьезный упадок, начал сначала работать слесарем, потом начал продавать запчасти, стал осуществлять предпринимательскую деятельность. В начале 90-х невозможно было осуществить свой бизнес, не пойдя к бандитам. К Вялкову стали подъезжать: одна бригада, вторая бригада. Вялков вынужден был платить с дохода процент, сначала 15, потом 30, а потом и до 50 дошло».

Почему же эти трое вдруг решили «перевести стрелки» на Вялкова?

Автор программы «Момент истины» Андрей Караулов тоже удивляется: «Я опытный журналист. Харламов — опытный адвокат. Ни он, ни я не встречали таких уголовных дел. Кому ж так понадобился Вялков? Какие показания из него выбивают? На кого-то из правительства Московской области? Правительства РФ?»

Известный журналист не сомневается: «Крупный заказ. Серьезный. Чем больше думаю о деле Вялкова, тем острее становится не по себе: Вялков был арестован... по показаниям бандита, пожизненно осужденного. Спустя 20 лет бандит вспомнил вдруг, что именно Вялков заказал убийство своего бывшего приятеля по армейской службе. Понятно, что через 20 лет нет и не может быть никаких доказательств...».