Попытка соскочить

Как Константин Пономарев пытается оспорить арест с помощью обыска

В прошлую пятницу, 28 сентября, президиум Московского городского суда рассматривал жалобу адвокатов Константина Пономарева, которые пытались доказать, что обыск в квартире их подзащитного был незаконным. Фемида ограничилась направлением дела на новое рассмотрение, но вовсе не по существу жалобы. Удовлетвори она претензию, мог бы возникнуть опасный прецедент.

Как Константин Пономарев пытается оспорить арест с помощью обыска

В ходе заседания президиума защита Пономарева настаивала на том, что следственные действия в квартире прошли вопреки нормам права. Юристы ссылались на краткосрочный и нерегистрируемый договор аренды, согласно которому в жилом помещении на момент обыска находился адвокатский офис, а значит, правоохранителям следовало руководствоваться одной из статей Уголовно-процессуального кодекса – «Особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката». Если бы представители Пономарева сумели доказать это, провернув «процессуальный трюк», по мнению наблюдателей, в дальнейшем появилась возможность нейтрализовать выводы следствия и основание для приговора, «а там и до свободы рукой подать».

Однако адвокаты не преуспели в своих намерениях. Президиум Мосгорсуда не признал обыск незаконным, а лишь повторно направил дело о его проведении на пересмотр в первую инстанцию. Причиной для вынесения такого вердикта стало нарушение порядка извещения Павла Казареза – того самого адвоката-арендатора – и его защитника. То есть процессуальные недочеты присутствуют, но, похоже, конкретно к следственным действиям не относятся.

К слову, ранее уже появлялась информация, что действия правоохранителей были корректны. В частности, данные Росреестра, выписка из домовой книги и показания управляющей компании свидетельствуют о том, что никаких зарегистрированных обременений в квартире Пономарева во время визита следователей не было. Есть и сообщения, что производящим обыск специалистам не предъявлялись какие-либо документы, из которых бы следовало, что указанная статья УПК таки нарушена.

В профессиональном сообществе это решение судей было встречено с некоторым облегчением. Ведь, как рассказал порталу Право.ру Роман Беланов из адвокатской коллегии «Хренов и партнеры»: «Иное толкование закона поощрило бы создание «тайных» адвокатских образований там, где ведется противоправная деятельность». Здесь юрист вспомнил «печальные примеры существования телохранителей со статусом адвоката», а также «девушек с низкой социальной ответственностью, которые получали статус адвоката для прохода к клиентам в СИЗО». «Такие случаи дискредитируют статус адвоката и сообщество должно бороться с ними», - уверен юрист.

Что касается дальнейшей судьбы жалобы защитников Пономарева, то, по мнению Беланова, суд, скорее всего, «признает проведение обыска законным». Это будет в случае, «если следствие не могло, без разглашения планов о проведении обыска, получить информацию о наличии в квартире адвокатского образования».

Надо сказать, адвокаты Пономарева не первый раз прибегают к подобным «процессуальным трюкам». Тот же Казарез известен своим участием в противостоянии своего клиента с госкорпорацией «Кубаньэнерго», когда, по версии следствия, был зафиксирован сомнительный документооборот. С его помощью злоумышленники намеревались выиграть у компании более 5 млрд. рублей.

Сам Константин Пономарев с июня прошлого года находится в СИЗО и обвиняется по пяти статьям УК РФ – от покушения на крупное мошенничество до заведомо ложного доноса. Теперь ему разве что и остается, как предаваться всевозможным трюкам.