Родители утонувшего в ливневке Сочи мальчика закрыли дело из-за религии

«Компенсацию в 150 000 они отдадут на пожертвования»

05.12.2018 в 19:06, просмотров: 65148

Трагедия, произошедшая 3 августа в сочинском поселке Лазаревское, потрясла страну. Семилетний мальчик упал в ливневую канаву. Несмотря на попытки бабушки спасти его, потоком воды мальчика унесло в открытое море. Виновных нашли. Но наказывать никого не стали. На суде родители погибшего неожиданно заявили, что претензий к задержанным не имеют. Уголовное дело закрыли за примирением сторон. Сумма компенсации за гибель мальчика составила 150 тысяч рублей. Мы узнали мотивы родителей малыша.

Родители утонувшего в ливневке Сочи мальчика закрыли дело из-за религии
Фото: администрация Сочи

В гибели ребенка обвинили 52-летнего хозяина частной гостиницы Сергея Щедрова, который самовольно установил перед гостевым домом у ливневки бетонную плиту, по которой гуляли люди. При этом мужчина не оборудовал ее перилами и ограждениями, не установил решетки с в оголовке канавы.

Вторым фигурантом дела стал заместитель главного инженера по эксплуатации систем ливневой канализации МУП Сочи «Водосток». Ему вменяли ненадлежащее исполнение обязанностей, которое привело к трагическим последствиям.

Видео трагедии облетело все соцсети: дождь, потоки воды, в которых исчезает ребенок. Бабушка, которая шла рядом, зовет на помощь, потом сама прыгает в ливневку за внуком...

4 декабря в громком дела была поставлена точка. Дело прекратили за примирением сторон.

Копия постановлении о прекращении уголовного дела в отношении директора гостиницы Сергея Щедрова попала в сеть. «Подсудимый полностью признал свою вину» — сказано в материалах дела. У потерпевшего Сергея Матвеева (фамилия отца погибшего мальчика изменена — Авт.), как выяснилось, больше нет претензий, поскольку подсудимый извинился, загладил и возместил «материальный и моральный вред». Матвеев попросил прекратить дело за примирением сторон. Гособвинитель возражала, но суд решил прекратить дело.

Почему родители простили виновных в гибели сына, осталось для многих загадкой. Мать и отец мальчика отказываются от общения с прессой.

- Уголовное дело закрыли, нашего инженера, который считался вторым фигурантом дела, не стали привлекать к ответственности, - сообщили нам в МУП «Водосток». - Ребенка уже не вернешь, зачем портить жизнь другим людям? Это правильное решение.

- Как удалось сойтись на такой незначительной сумме, как 150 тысяч рублей?

- Наша сторона к этим договоренностям не имеет отношения. Мировое соглашение заключали не наши адвокаты, деньги они точно семье не платили. Но сторона потерпевших поступила здраво. Наш сотрудник работал меньше полугода на предприятии. Он физически не успел бы устранить все недостатки, которые были допущены до него. Когда его стали обвинять в трагедии, он сильно переживал, слег с сердечным приступом.

- Но теперь у вас все линевки огородили?

- Да вы что, смеетесь? Мы не можем все линевки огородить заборами по бюджетным соображениям.

А та линевка была сделана верно, по всем строительным нормам она проходила. К нашей организации у следствия вопросов не возникло. Зато после случившегося жители Лазаревского требуют установить везде заборы. Где мы возьмем столько денег? Наши депутаты снизили нам бюджет в два раза. Нам денег на бензин не хватает, чтобы объезжать и контролировать все объекты. А вы говорите — заборы...

Обвиняемый в трагедии хозяин гостиницы тоже вернулся к насущным делам. Его гостевой дом по-прежнему функционирует. Линевку рядом с его отелем огородили.

Погибшего мальчика похоронили в Татарстане, в селе Старое Ильдеряково, откуда родом вся семья. На похороны собрались все жители деревни.

- После похорон мы эту семью больше и не видели, - рассказывает помощница главы Староильдеряковского сельского поселения. - Бабушка погибшего на прощании винила себя в случившемся, ей здесь стало плохо. Родители молчали, не делились наболевшим с собравшимися.

Родители мальчика Алена и Сергей сейчас живут в 40 километрах от Нижнекамска, в поселке. В семье есть еще один ребенок — ему три года.

- Они ведут замкнутый образ жизни, ни с кем не разговаривают. О суде мы не знали, неужели никого не посадили? - удивилась сотрудница поселковой администрации.

Также мы связались с прихожанкой храма Покрова Святой Богородицы в Нижнекамске. Эта женщина и рассказала, почему Матвеевы согласились на мировую и куда пойдут 150 тысяч.

- Матвеевы — верующая семья. Они практически живут в храмах — проводят здесь все выходные, все свое свободное время, заходят в будние дни, - рассказала собеседница. - Их погибший сын учился в воскресной школе при нашем храме. Сейчас его бабушка Галина в церкви трудится в свободное от основной работы время.

После трагедии женщина долго не могла прийти в себя, поэтому стала все вечера проводить в храме за работой — ухаживала за огородом, трудилась в трапезной, работала в церковной лавке. Ее муж всегда рядом с ней. Галя готова 24 часа в сутки пахать, лишь бы не думать о трагедии. Раз в неделю вся семья Матвеевых обязательно причащается.

- Бабушка работает еще где-то?

- Бабушке всего 50 лет, она работает на химическом заводе. Там же трудится и ее сын Сергей. Невестка - в декрете с трехлетним сыном.

- Бабушка винила себя в случившемся?

- Только себя и винила. Расскажу, как все случилось. Ее внук давно хотел на море, уговаривал бабушку. Отец долго не соглашался. Потом все-таки отпустил сына с матерью.

Галя на свою зарплату купила билет и повезла показывать ребенку море. Когда все случилась она сразу в храм позвонила, стала кричать одной нашей прихожанке, как все произошло. Рыдала в трубку: «Внук ушел. Молитесь за него». Мы не стали этого делать, не поверили сначала.

Потом она вспоминала, что прыгнула за мальчиков в канаву, ее какой-то мужчина за волосы достал оттуда. Потом она лежала в больнице, много травм у нее было.

- Вы знаете, что родители погибшего заключили мировое соглашение с виновниками трагедии?

- Они правильно поступили, решили, что если люди виновны — их накажет Господь, а мы не вправе судить кого-то.

- Возможно, адвокаты поняли, что люди верующие, и их попросту уговорили на мировое соглашение? Еще и 150 тысяч заплатили?

- Матвеевы не стали бы сажать никого, поймите, не те они люди. И деньги им не нужны. Скорее всего, 150 тысяч рублей стали своего рода благодарностью обвиняемых за свободу. Матевеевы бы на любую сумму согласились, не стали бы торговаться. И эта сумма пойдет на пожертвования.

- Они обеспеченные люди?

- Нет, средний класс, но очень порядочные. Когда случилась трагедия, мы всем миром собирали им деньги на похороны сына, скинулись на билеты до Сочи. Они приняли деньги, а потом всю сумму отдали на пожертвования в храм. Это естественно для верующих людей. Матвеевы ведь почти всю зарплату на пожертвования отдают, свой отпуск проводили в служении Господу, ездят по монастырям, молятся. А после случившегося вся семья еще больше ушла в веру.

Мы связались со знакомой семьи, которая поделилась деталями трагедии: «Мама погибшего ребенка не винит никого кроме себя. Поэтому семья и пошла на мировую.

Когда у них родился первенец, он сильно болел. Врачи думали, что мальчик долго не протянет. И мать молилась каждый день, чтобы Бог отмерил ему хотя бы лет семь. Просила господа, чтобы ребенок прожил до семи лет. Вот эту цифру она постоянно повторяла. Ребенок погиб именно в этом возрасте. Его мама считает, что только она виновата в гибели мальчика, а не какие-то там линевки. Она будто запрограммировала сына дожить именно до семи лет. Поэтому она не стала обвинять в смерти сына ни бабушку, ни тех людей, на которых указало следствие».

Читайте материал «Криминальные схемы в Сочи: как перестраивают олимпийскую столицу»