Министра тупо за“Вал”или

Раскрыть убийство главы МВД Дагестана оказалось делом техники

25.02.2010 в 18:24, просмотров: 14776
Министра тупо за“Вал”или
Следственный комитет заявляет о раскрытии убийства Магомедтагирова, совершенного 5 июня прошлого года. По версии следователей, министра внутренних дел Дагестана убил офицер спецназа Ботлихской горно-стрелковой бригады. Причем убил из штатного специального автомата “Вал”, записанного на его фамилию. Все это настолько невероятно, что, наверное, так оно и есть.

Итак, спецназовский снайпер пришел 5 июня 2009 года в оружейку, получил специальное оружие, расписался, съездил из Ботлиха в Махачкалу, убил генерала, вернулся в Ботлих, сдал оружие, расписался и с чувством выполненного долга пошел на ужин. Судя по всему, этот офицер был дагестанцем без специального высшего образования. Этим предположением я не хочу унизить кавказцев, но тем не менее ни один нормальный офицер, будь он хоть русский, еврей, немец или бурят, такого бы не совершил. Дело не в отсутствии мозгов у ботлихского снайпера, дело в специфике региона. А об этом чуть позже.  

Странно, что при таком раскладе следствие целых восемь месяцев не могло найти киллера. Любое оружие, тем более специальное, отстреливается еще на заводе-изготовителе, и на каждый ствол заводится так называемая карточка идентификации произведенного оружия. Когда следователи выковыряли из трупа Магомедтагирова 9-миллиметровую пулю от бесшумного автомата “Вал”, это преступление можно было считать раскрытым. Дальше в расследовании не было ничего интересного. Нужно было только написать два запроса на оружейный завод, а также на завод, производящий боеприпасы, получить по карточке номер предполагаемого автомата, который использовал убийца. Отправить еще один запрос в Министерство обороны, чтобы узнать, в какое подразделение это оружие ушло, и на основании этих документов ехать в Ботлих и производить выемку. Но это в теории, на практике все гораздо сложнее. Идентификационную карточку с завода-изготовителя получить несложно, но вот запроса из Министерства обороны придется подождать. На это, наверное, ушли месяц или два. Вот когда следователи узнали, в какой части находится нужный им ствол, началось самое сложное. Эта информация сразу же была засекречена следователями, потому что, если бы командир горнострелковой бригады разнюхал, что в его оружейке хранится криминальное оружие, он, не задумываясь, задним числом списал бы этот автомат на боевые потери. Не потому что командир покрывает убийцу министра внутренних дел, а просто зачем ему портить отчетность. Легче ответить за потерянный автомат, чем за киллера среди личного состава. Следователям пришлось провернуть целую спецоперацию, чтоб получить доступ к нужному оружию. Видимо, они нашли инсайдеров в бригаде. Не исключено, что оружие было изъято из оружейки хитростью. И только после того как следователи были уверены, что этот автомат никуда не пропадет, они уже могли спокойно требовать у командиров журналы выдачи оружия . Вот на все это и ушло 8 месяцев, хотя, повторюсь, убийство Магомедтагирова можно считать раскрытым ровно с того момента, когда на месте преступления нашли специальную пулю.  

Однако это преступление можно считать и раскрытым, и нераскрытым. Официальный представитель следственного комитета сказал о том, что установлены только стрелок, его пособники и организатор преступления. Но не надо путать организатора и заказчика. Организатор — это вроде прораба над бригадой таджиков, в данном случае дагестанцев, — подвести, проследить, передать деньги, позвонить. Наверняка ни киллер, ни его пособники, ни организатор никогда в жизни не видели заказчика, не знают ни его местонахождения, ни интересов, ни мотива. Поэтому следствие так осторожно сливает информацию прессе. Мол, фамилий не назовем, это может повредить делу. Рапортуя об успехах, следственный комитет прекрасно понимает, что он сделал самую малую и самую легкую часть работы, а дальше все будет зависеть от профессионализма следствия. Либо цепочка так и замкнется на офицере-стрелке, либо расследование поднимется выше и найдет главного злоумышленника, которым может оказаться кто угодно: икорный либо игорный магнат, либо магнат из любой другой отрасли. На чем там еще делают деньги эти таинственные дагестанцы.  

Однако возникает вопрос: почему киллер оказался таким дураком? А киллера просто обманули. Допустим, кто-то из больших людей, заинтересованный в убийстве министра внутренних дел, узнает о существовании дагестанца-снайпера, имеющего личную неприязнь к тому же министру. Вот его он и нанимает. Расчет гениален и прост: во-первых, у заказчика нет сомнения в профессионализме исполнителя. Во-вторых, профессионал такого уровня, находящийся на военной службе, стоит гораздо дешевле, чем аналогичный профессионал из штатских. В-третьих, у этого киллера есть дополнительный стимул — личная неприязнь — и он выполнит свою работу с душой. В-четвертых, искать убийцу среди военных будут в последнюю очередь и найти его будет трудно, потому что в военное ведомство следствию проникнуть не так просто. И, наконец, даже если стрелка найдут, заказчик ничем не рискует. Стрелок не знает ни его, ни настоящего мотива убийства. Но при этом стрелок имеет свой мотив — и следователи тоже это понимают. И если они не смогут выйти на крупного заказчика, то отрапортуют о том, что стрелок и был главным злодеем в этом преступлении. Потому что, как выясняется, в каком-нибудь 2002 году какие-нибудь милиционеры убили какого-нибудь пятиюродного дядю стрелка, а этот дядя, оказывается, никаким боевиком и не был, а был мирным трактористом. А то, что киллер так глупо попался, тоже неудивительно. Этот простой дагестанский парень мог и не знать про карточки идентификации произведенного оружия. Добрый дядя-посредник мог убедить его в том, что специальный автомат потому и называется специальным, что его никак невозможно отследить. Эта легенда, кстати, не раз публиковалась в СМИ.  

Хотя попроси убийца какую-нибудь трофейную эсвэдэшку у соседа, его вряд ли бы нашли. Слишком редкое оружие использовал киллер. В этом его ошибка. Впрочем, простительная горячему горцу.
Вадим РЕЧКАЛОВ

УБИЙСТВО ЭСТЕМИРОВОЙ РАСКРЫТО?

Правоохранительные органы раскрыли убийство чеченской правозащитницы Натальи Эстемировой. Впрочем, следствию известен только исполнитель преступления, которого сейчас ищут. Заказчик преступления пока не установлен.  

Напомним, сотрудница правозащитного центра “Мемориал” Наталья Эстемирова была похищена в Грозном 15 июля 2009 года, вскоре ее тело нашли в Ингушетии.  

Председатель совета “Мемориала” Олег Орлов рассказал “МК”:  

— Мы не знаем фамилию убийцы Эстемировой, на которого вышло следствие. Нам ее не называли. У нас есть собственные подозрения о том, кто мог стоять за этим преступлением. Мы передали следствию последние дела, которыми Наташа занималась, потому что считаем — там и надо искать следы убийцы.  

Следствие отнеслось к нашей информации очень серьезно. Дела касались внесудебных казней, и нам известно, что следственная группа их тщательно исследовала. Но куда ее это привело — мы не знаем. Тот, кого они сейчас называют убийцей, может оказаться реальным человеком, а может — боевиком, которого убили две недели назад.  

Специальной следственной группой СКП, которая ведет расследование, руководит Игорь Соболь. Он опытный следователь. Пока шло расследование убийства Эстемировой, его группа почти постоянно базировалась в Грозном. Люди компетентные. Весь вопрос в том, рискнут ли они назвать тех, кто реально причастен к преступлению. По нашему убеждению, это конкретные люди из правоохранительных органов Чечни. Для того чтоб обнародовать их имена, необходимо политическое решение, и я не знаю, было оно или нет.