Усадьбу «Кусково» реставрируют по кусочкам

В дворянской усадьбе появятся лодочная станция и павлины

24.06.2013 в 20:16, просмотров: 4237

Несколько лет назад в «Кусково» закипела реставрационная работа. А Большой пруд словно испарился. Он не исчез, но тоже стал объектом реставрации. «Летний Увеселительный Дом» графов Шереметевых обрел ухоженный и нарядный вид. Хотя со стороны «Кусково» никогда не выглядела проблемной усадьбой, она давно требовала масштабной реставрации. Корреспондент «МК» прогулялся по парковому ансамблю и поговорил с директором о ходе работ.

Усадьбу «Кусково» реставрируют по кусочкам

Усадьба постоянно требует внимания, хозяйского глаза, ремонта и временами реставрации. Через пару лет шереметевское «Кусково» будет отмечать свое 300-летие. Проведенная комплексная реставрация в 1970—1980-х годах улучшила ее состояние, но с тех про прошло несколько десятилетий. Дворец стойко держится, хотя его колонны и подернулись сеткой трещин. А вот Каменная оранжерея могла лежать в руинах. Южный фасад готов был с грохотом и звоном рухнуть вниз. Кирпичные стены Голландского домика пропитались водой и покрылись плесенью. Фасады Итальянского домика взывали к ремонту и реставрации. И хотя «Кусково» было далеко от перспективы оказаться на страницах печального альманаха «Москва, которой нет», все же оно требовало реставрации. И давно. То ли так сложились обстоятельства, то ли там, наверху, поняли, что пора спасать усадьбу, но несколько лет назад Департамент культуры начал выделять деньги на реставрацию.

«Реставрация — процесс бесконечный. Можно годами ходить по кругу: отреставрировал Оранжереи, перешел на Дворец, затем на Грот, затем на Голландский домик. А там, глядишь, и снова надо Оранжереи приводить в порядок», — говорит Сергей Владимирович Авдонин. Он стал директором усадьбы шесть лет назад. До этого тринадцать лет проработал в Выставочном зале «Манеж». И, придя в «Кусково», был в полной растерянности. Не ожидал, что дела настолько плохи: понял, что первым делом надо засучить рукава. «Здания тонули, потому что отвода воды просто не было. При Шереметевых в XVIII веке была создана дренажная система. По технологиям того времени, разумеется. Конусообразные трубы закапывались в землю, соединялись друг с другом, образовывая нити, по которых текла вода. И система хорошо работала вплоть до 1980-х годов. Когда к Олимпиаде проводились масштабные работы, тяжелая техника раскопала все, разорвала эти «нити». А ничего нового взамен создано не было. Дворец начал тонуть».

Стоило отвернуться от тонущего дворца, взгляд падал на Оранжерею. Стеклянный фасад только издалека выглядел хорошо. Все рамы гнилые, вот-вот осыплются, стекло разлетится на мелкие кусочки. Но стеклянный фасад Оранжереи — новодел. Создан был тридцать лет назад. Поэтому сами рамы не входят в предмет охраны, их можно заменить. При этом настоящие, находящиеся под охраной закона окна буквально держали рассыпающиеся стены. Вынь раму — стена рухнет.

«Вплотную к реставрации мы подошли четыре года назад. Два из них ушло только на проекты, — рассказывает Сергей Владимирович. — Почему не начали реставрацию раньше? Как-то «Кусково» обходили вниманием в последние десятилетия. «Царицыно» отстроили. А «Кусково» — сгнивало. Наконец и к нам пришли деньги. Наконец, и к нам спустился Меркурий: недаром он, высеченный в мраморе со своим денежным мешком и кадуцеем, с XVIII века установлен в Кусковском парке. Сравните, за весь 2008 год мы получили 1,5 миллиона рублей. Капля в море для реставрации. А за последние два года — 350 миллионов. Еще 150—200 потребуется для Грота. Но это в следующем году».

Первым делом взялись за Голландский домик. Он был выстроен в 1749 году. Там, как и в настоящей Голландии, текло много воды: не работала система слива с крыши. Вода пропитала собой стены, и они покрылись плесенью. Внутри повысилась влажность, начали страдать интерьеры и картины. Систему водоотвода сделали. Но стены надо было сушить. И хоть памятник стоял «на просушке», павильон для посетителей не закрывали.

Затем взялись за Дворец — главное сооружение в загородной увеселительной усадьбе графа Шереметева в «Кускове». Внутрь реставраторы почти не заходили: интерьеры не требовали глобальных вмешательств. А фасады практически все разобрали и вычистили. Поскольку дворец деревянный, нужно было «протезирование»: сгнившее дерево убирали, здоровое вставляли.

В конце октября 2013 года будет завершена реставрация павильона «Эрмитаж» 1767 года постройки. Его планируют использовать как дополнительные выставочные площади для экспозиций экспонатов из собраний музея. Павильон предполагается оборудовать системой отопления и электрического освещения, отреставрировать фасад и медную кровлю. Внутри павильона восстановят монументально-декоративную живопись XVIII века, фрагменты старинного паркета, а на крыше отреставрируют скульптуры и вазоны.

Дороже всего обойдется реставрация Грота, находящегося в восточной части парка у живописного прудика. Внутри Грот отделан раковинами. Такой роскоши в те времена не было даже у императрицы. В одном из писем Екатерина посетовала, что не может себе этого позволить. Грот и сегодня требует роскоши: реставрационные работы могут обойтись в 250 миллионов. Мастеров-реставраторов, работающих с раковинами, осталось двое. Оба — в очень преклонном возрасте. Поэтому затягивать с реставрацией смысла нет.

Усадьба «Кусково» известна и любима не только дворцовым комплексом, но и парком. Тюльпаны, розы, аккуратные кусты, красивые шарообразные кроны деревьев — в обычных московских парках такого не увидишь.

«Но деревья — еще одна наша головная боль, — объясняет директор. — «Лесники» — Управление особо охраняемыми природными территориями по ВАО — хорошо ухаживают за растительностью. Но кронированные липы, те самые, с круглой кроной, стриженные шариком, уже в почтенном возрасте — 40—50 лет. Скоро начнут вымирать. По-хорошему, уже два-три года назад надо было растить замену в питомнике. Как теперь поступать, пока не решили. Не хотелось бы, как в 1970-х, в один момент обрезать все липы. Представляете, года три вдоль аллей стояли бы голые стволы-палки. Грустное зрелище».

А в зеленых садах усадьбы обитают животные. Пятнадцать прикормленных кошек ведут себя вполне скромно, в помещения не заходят. Зато ловят мышей-полевок, которые водятся на территории парка. Однако у особо выдающихся котов есть имена. Несколько лет назад сюда забрел ободранный, худющий кот. Сердобольные женщины откормили его и дали имя — Потап. Теперь Потап — толстый, с лоснящейся шерстью. И наглый. Спит себе на крылечке дирекции, лениво поднимая глаза на посетителей.

А вскоре здесь, возможно, появятся павлины: какая же дворянская усадьба без царственных птиц? Некогда для них специально был выстроен особый павильон. «У нас давно стоит вольер для птиц — большая деревянная клетка высотой двенадцать метров. Он долго пустовал, дерево пришло в негодное состояние, балки начали обваливаться, — рассказывает директор. — Мы все заново переделали. Сейчас договариваемся с Московским зоопарком, чтобы запустить туда павлинов и фазанов. Есть мысль пустить павлинов гулять в парке. Некоторое время назад президент зоопарка Владимир Спицин приезжал в «Кусково», а он по первому образованию — орнитолог. Он как раз и предложил отпустить павлинов свободно гулять по парку. Спрашиваю: «А вдруг посетители начнут дергать перья из хвоста?» «Да поди дерни! — засмеялся Спицин. — Павлин сам кого хочешь обидит!»

Полностью Музей-усадьба «Кусково» никогда не закрывался. Каждый год сюда приходят до полумиллиона человек. И, как в XVIII веке, каждый находит себе «приятности» по вкусу. Этим летом в обновленном «Кусково» можно будет покататься на лодке. И, может быть, понаблюдать, как павлины распускают свои роскошные хвосты. Кажется, именно этого так не хватало прекрасному парковому ансамблю.