Подозреваемый в экстремизме Белов-Поткин обвинил следователя в девиантном поведении

Информацию проверяет Следственный комитет

22.10.2015 в 15:54, просмотров: 8024

- Следователь то плакал, то смеялся, - вспоминает заключенный. -  Он скалился, трясся, бросался на меня.  Я не знал, что делать... От безысходности я попробовал   крестить  его и читать псалом 90 из книги Пластырь, изгоняющий бесов. Три раза прочитал. После этого следователь успокоился.

Подозреваемый в экстремизме Белов-Поткин обвинил следователя в девиантном поведении
фото: Сергей Николаев
Александр Белов (Поткин)

Думаете, это отрывок из романа о средневековых тюрьмах и одержимых надзирателях?  Ничего подобного.  Место действия - московское СИЗО №   1, время действия - 8 октября 2015 года.

На следователей часто жалуются (иногда не без повода), но ещё ни разу никого из них не пытались признать психически невменяемым.  Так что этот случай беспрецедентный:  заключённый и его защитники, заподозрив следователя в неадекватности,  потребовали провести медико-психологическую экспертизу.  Удовлетворит ли ходатайство глава Следственного комитета Бастрыкин? До сих пор даже самых странных следователей просто увольняли (как было в Воронеже с  сотрудником СКР, который представлялся «начальником машины генерала армии вселенной»), но экспертизе не подвергали. 

В данном случае сам  следователь уверен: с ним все в порядке и виной всему  провокация со стороны заключенного  и защитников. Где истина? В  тонкостях психики некоторых следователей попытался разобраться «МК». 

Действующие лица этой истории -  довольно известные люди. Заключенный -  Александр Поткин (Белов), подозреваемый в разжигании межнациональной розни. Буквально несколько месяцев назад он  сам  прошёл психиатрическую экспертизу в центре им.Сербского, признан совершенно нормальным.

- Начались странности в мае, когда моё дело передали новому следователю отдела по расследованию особо важных дел  СО по ЦАО  ГСУ СК РФ  по Москве Рустему Шайдуллину. Он приходил ко мне и вёл себя, скажем так,  загадочно.  Он  почему то хотел знать все про мои взаимоотношения с девушками.  В деталях и красках. Я отвечал, что  ничего про это рассказывать не буду, так как это  никак не связано  с уголовным делом. Он  реагировал болезненно:  говорил ужасные слова, которые я не рискнул был повторить. Потом он стал заявлять, что у него тяжело больна жена, много неприятностей и якобы во всех этом виноват именно я. На мои резонные вопросы - как я мог стать причиной всех бед, он не отвечал. Только грозил убить меня, чтобы махом  со всеми несчастьями  разобраться.   Он проговаривал, как именно это сделает. Говорил, что возьмет какую-то специальную  смертельную ручку в ФСБ.   8 октября он пришёл  в СИЗО, стал допрашивать меня без адвоката. Потом вытащил отвёртку с зеленой рукояткой и бросился на меня. Я стал убегать. Но следственный кабинет закрыт снаружи. Я жал на тревожную кнопку, колотил в дверь.  Потом я стал крестить его и читать молитвы. И это действительно помогло хоть ненадолго!

Сотрудники изолятора подтверждают, что заключенный звал на помощь. Но    когда они вошли, в руках следователя отвертки не было, а    обыскивать его   они не имеют право.  Поткин сразу написал   заявления на имя начальника СИЗО и в СК,  где сообщил об угрозе своей  жизни.  Все это можно было бы списать на фантазии заключённого (пока сидишь в изоляторе, чего только не придумаешь для привлечение внимания к своей персоне или для того чтобы помешать следствию). Но!

Как раз накануне   инцидента адвокат вроде как получал от  следователя смс с теми же самыми угрозами, где было и про отвертку.  Вот только часть переписки (привожу текст смс, поступивших на телефон адвоката): "Он  от меня даже сбежать не сможет...Руками шею легко можно сломать.. Или ледоруб возьму...А потом если в глаз отвертку воткнуть — сдохнет...»

- На девиантное поведение руководителя следственной группы полковника Рустема Шайдуллина, защита неоднократно обращала внимание как надзорные органы так и судебные, - говорит  адвокат Иван Миронов. -     Шайдуллин   раз за разом в оскорбительной форме отзывался о нашем подзащитном, не скрывая личной заинтересованности в расправе над Беловым. Потом  вечером в начале двенадцатого на мой телефон с абонентского номера, обозначенного как номер полковника Шайдуллина, стали приходить матерные сообщения, суть которых сводилась к тому, что он   убьет  Белого отверткой, которую он беспрепятственно проносит в следственный изолятор.  «Если я этого утырка не накажу, меня Аллах накажет», - резюмировал отправитель.  Спустя неделю после случившегося, 15 октября в Хамовническом суде было рассмотрено ходатайство следователя об ограничении сроков ознакомления Белова с материалами уголовного дела. Мы передали на нем судье Сыровой распечатку смс-сообщений.  Мы  просим провести обследование Шайдуллина на психические расстройства.  Он имеет беспрепятственный доступ к  заключенным, что если он пронесет за решетку оружие или яд?

- Эти люди -  провокаторы, - говорит следователь Шайдуллин, которому я дозвонилась по тому самому номеру, с которого якобы слали странные  смс. -   Они понимают что Поткину грозит лишение свободу на очень большой срок и используют все методы.  Я не посылал этих смс. С отверткой в СИЗО не проходил.  Пусть компетентные органы разберутся.

Любопытный факт: многие опытные адвокаты и правозащитники стали замечать, что следователи в последнее время стали  более нервными. Возможно, сказывается повышенная нагрузка, стрессы на работе или дома.   Один из последних примеров — следователь управления СК РФ Павел Колотовкин попал по лицу фигуранта громкого дела о строительстве Приморского океанариума Андрея Поплавского прямо при адвокатах.  Тот зафиксировал  синяк, написал заявление в Прокуратуру. В действительности случилось, судя по всему,  вот что: следователь вырывал бумаги из рук Попалавского и нечаянно задел его. Но оправдывает ли это поведение следователя? Разве он не должен быть образцом спокойствия?

Раньше в МУРе   считали: если следователь бьет или кричит, значит, он слабый   профессионал.  И все же били и кричали всегда. Только раньше не было гаджетов, чтобы все это фиксировать.

- Сложившаяся ситуация свидетельствует об острой необходимости создания в России системы постоянного мониторинга психического здоровья сотрудников компетентных структур, которая сможет защитить и самих следователей от подобных провокаций, - говорит Миронов. -   Мы решили обратится к депутатам с просьбой разработать законопроект, который также обяжет   медицинские и надзорные ведомства незамедлительно  вмешательства при обнаружении фактов психических расстройств представителей правоохранительных органов.

По данному факту проводится доследственная проверка, в ходе которой будут исследованы все обстоятельства произошедшего. По результатам проверки будет дана оценка действиям должностного лица ГСУ СК России по городу Москве — сообщила «МК» старший помошник руководителя ГСУ СК России по Москве Юлия Иванова.

В целях объективности уголовное дело Александра Белова (Поткина) изъято из производства следователя, в отношении которого проводится процессуальная проверка.