На Гоголевском бульваре отреставрируют столовую 1930-х годов

Этот памятник конструктивизма практически неизвестен широкой публике

В столичном Департаменте культурного наследия пообещали до конца 2020 года завершить реставрацию клуба-столовой на Гоголевском бульваре, памятника московского конструктивизма. Эта столовая — лишь одна из частей жилого комплекса начала 1930-х годов. Название очень официальное и громоздкое: ансамбль экспериментального общественно-жилого комплекса рабочего жилищно-строительного кооперативного товарищества «Показательное строительство». По факту дом на Гоголевском бульваре — это одна из попыток создать новое жилое пространство для нового советского человека, и первыми его жильцами стали сами архитекторы. Кстати, одним из них был Александр Пастернак, и его брат-писатель тоже на пару лет стал жителем дома-коммуны.

Этот памятник конструктивизма практически неизвестен широкой публике

Комплекс состоял из трех зданий: двух жилых и одного общественного — так называемого клуба-столовой. И жилые действительно остались жилыми (редкость для Москвы!). А вот столовая, как и клуб, после войны перестали быть востребованы, и позднее здание отдали под офисы. О его значимости в истории архитектуры Москвы несведущие люди только догадываются: увы, это общая боль московского конструктивизма — ну не выглядит он как памятник для тех, кто привык считать памятниками только барокко и готику! Однако эта столовая — признанный объект культурного наследия, а следовательно, ей должен быть возвращен исторический облик.

Дом-коммуна РЖСКТ «Показательное строительство» построен в 1929–1932 годах, и наличие в нем отдельной столовой стало показательным маркером нового времени — символом освобождения женщины от «кухонного рабства» и возможности принимать пищу всем вместе, коллективом, а не каждому отдельно.

Как объясняет историк Москвы Алексей Дедушкин, шефство над клубом дома-коммуны взяли работники ЦДРИ, они же устраивали праздники — например, концерты. Для жильцов выступали известные певцы: тенор И.С.Козловский, солистка оперетты Т.Я.Бах. На Новый год в клубе устанавливали большую коллективную елку, и жильцы устраивали совместные празднества. Здесь же, в общественном корпусе, работали библиотека, балетная студия, различные кружки, а также детский сад.

Ну и столовая была совершенно необходима. В первоначальном замысле кухни в квартирах-ячейках были, но такие… символические, очень маленькие. Разогреть заранее приготовленный обед или сварить кофе можно, а вот печь пироги и ставить жаркое — пожалуй, уже нет. Предполагалось, что жители будут питаться в столовой, а всякое мещанство со сковородками и кастрюлями им незачем. Сегодня, кстати, мы видим спроектированные по тому же принципу квартиры-студии для молодых да прогрессивных хипстеров: им тоже дома готовить незачем, фудкорты ждут! Все-таки за 100 лет в Москве почти ничего не изменилось…

По словам главы столичного Департамента культурного наследия Алексея Емельянова, до конца 2020 года предстоит укрепить несущие конструкции, привести в порядок элементы фасадов, восстановить исторические двери и окна, воссоздать лестницы, а также плоскую кровлю и террасы над подвалом. Также откроют исторические входы в здание (их заложили позднее), оштукатурят и покрасят стены и потолки, воссоздадут ленточное остекление и козырьки над входами.

Важный нюанс — окраска стен: изначально они были серыми и только позднее, посреди лихого на перемены двадцатого века, приобрели непротокольный желтый цвет. В ходе реставрации все планируется вернуть к истокам.

Дом-коммуна на Гоголевском бульваре менее известен, чем дом Наркомфина — тоже, кстати, недавно отреставрированный и готовый к продаже квартир новым хозяевам жизни. А вот дом на Гоголевском все 90 лет своего существования оставался жилым, и там можно найти даже очевидцев, которые — не хуже, чем архивные фотографии! — расскажут, как все выглядело когда-то. Главный старожил дома, как сообщают СМИ, недавно отпраздновала 90-летие.

«Из первых жителей дома не осталось никого, кроме меня, — теперь я работаю здесь историческим экспонатом. Я и моя квартира, в которой мало что изменилось с 1931 года, даже напольное покрытие осталось неизменным. Хотя есть ряд новых жильцов — все они большие поклонники конструктивизма и очень тщательно и с большой любовью относятся к истории нашего дома-коммуны» — цитировали СМИ в декабре 2019 года слова Елены Михайловны Синявской, дочери одного из авторов-архитекторов и единственной, кто фактически разделил с домом на Гоголевском всю жизнь.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28331 от 7 августа 2020

Заголовок в газете: Коммуны нет, а памятник остался