В Москве распилили уникальный памятник

Чтобы сохранить скульптуру - символ братской республики, не нашлось денег

Сейчас многие наши сограждане с тревогой следят за событиями в Белоруссии. А, между прочим, у столицы российской есть своя маленькая «Беларусь», которая за несколько десятилетий своего существования, тоже неоднократно становилась местом чрезвычайных происшествий, предметом горячих споров, переживаний, даже несла утраты. Речь идет о станциях метро «Белорусская».

Чтобы сохранить скульптуру - символ братской республики, не нашлось денег
Фото: n-metro.ru.

«Белорусских» в Московском метрополитене две. Наиболее богатой на «эксклюзивные» события стала биография «младшей» из них, расположенной на Кольцевой линии и открытой для пассажиров в 1952 году.

Это одна из последних станций московской «подземки» построенных при Сталине и оформленных в соответствии с принятым тогда принципом создания роскошных «подземных дворцов». Однако по прошествии четырех десятилетий станция лишилась некоторой части своих «дворцовых» украшений.

В 1994 году радикально отремонтировали полы в центральном зале и на платформах. Прежний богатый «ковер» - мозаику, собранную из мелких керамических плиток нескольких цветов и повторяющую традиционный белорусский национальный узор, - заменили гранитным покрытием. Увы, рисунок из новых довольно крупных каменных плит лишь в общих чертах напоминает первоначальную ажурную композицию.

А еще через три года в истории «Белорусской» произошла самая настоящая «революция». На оживленной привокзальной станции метро сделали второй выход. Проектировщики позаботились об удобстве пассажиров. Но при этом такое переустройство обернулось для интерьеров «подземного дворца» серьезной потерей – причем безвозвратной!

До того времени глухую торцевую стену центрального зала станции украшала скульптурная композиция «Советская Белоруссия», созданная Сергеем Орловым. Автор изобразил три обобщенные скульптуры-символа – женщины с ребенком на руках, рабочего и еще одной женщины, которая придерживает расположенный в центре герб Белорусской ССР.

Высота композиции превышала 4 метра, вес – несколько тонн. Вот эта грандиозность и сыграла с творением Орлова злую шутку.

Когда в 1997-м начали работы по сооружению второго выхода со станции, оказалось, что «Советская Белоруссия» стоит прямо на пути к будущему эскалаторному тоннелю для него. Встал вопрос о том, что скульптуру надо куда-то убирать. Но куда? - Другого места в подземном зале для ее размещения не нашлось.

Тогда, может быть, поднять наверх и установить в новом вестибюле? – Специалисты-инженеры стали прикидывать, как можно выполнить такую операцию, и выяснилось, что транспортировка с 40-метровой глубины такой махины потребует специальных, весьма дорогих технических приспособлений и механизмов. А ведь с деньгами в ту пору у города было весьма напряженно. Вот тогда руководство и пришло к выводу, что следует использовать самый «экономически оптимальный» вариант, – просто распилить скульптуру на куски, вытащить по частям, а после эти фрагменты утилизировать. Не помогло даже обращение представителей Белоруссии с просьбой передать им эту столь значимую для престижа братского белорусского народа скульптурную композицию. Увы, сопроводить данное предложение какой-либо весомой суммой для осуществления эвакуации «Советской Белоруссии» из «подземки», белорусские товарищи, судя по всему, не смогли. В итоге скульптура была расчленена на куски и уничтожена.

Своя доля испытаний выпала другой скульптурной композиции – «Белорусские партизаны», которую установили на площадке в переходе со станции на радиальную линию. С одной стороны, этот монумент на протяжении долгих лет являлся «культовым» местом. Ветераны войны и их родственники регулярно приносили к скульптуре цветы, а бывали случаи – даже становились перед изваянием старика-партизана на колени. В фотоархивах новостных агентств можно даже найти снимки, сделанные в 1984 году: группа пожилых американцев, ветеранов 2-й Мировой, пришла с букетами к этой скульптуре в метро.

Однако находились среди посетителей «подземки» и граждане другого сорта, - настроенные весьма агрессивно. Эти «скульптуроненавистники» время от времени «ампутировали» у гипсовых народных мстителей пальцы рук, отламывали дула у их автоматов... После каждой такой атаки вандалов администрации станции приходилось заботиться о возвращении монументу товарного вида.

На исходе «нулевых» был зафиксирован и вовсе вопиющий случай. Выбрав удобный момент, группа «безбашенных» юнцов (скорее всего, приезжих) устроила «фотосессию» возле памятника. Некоторые из них, забравшись на скульптуры, показывали пальцами на камеру неприличный жест, а один «акробат» вскарабкался на голову старика-партизана и демонстрировал в объектив фотографирующих его подельников, как отплясявает там жаркий восточный танец. Вслед за акцией эти «креативщики» выложили свои фото в сеть. Это событие вызвало немало протестов среди москвичей.

Случился на терриориии «московской Беларуси» еще один весьма громкий инцидент – настоящий террористический акт. Вечером 5 февраля 2001 года в подземном зале «Белорусской-кольцевой» прогремел взрыв. Самодельная бомба была заложена под одну из мраморных скамеек, установленных на станции. Массивная каменная конструкция приняла на себя основной удар и смягчила воздействие взрывной волны. Тем не менее полтора десятка человек все-таки получили ранения разлетевшимися осколками и контузии. Сама скамья-«защитница» была разрушена, кроме того взрывом вырвало две плиты мраморной облицовки, повредило вазу-светильник на пилоне. Последствия взрыва оперативно были устранены. Однако новой скамьи взамен развороченной взрывом так и не сделали. Если приглядеться, о существовании этого места для сидения напоминают лишь едва заметные следы от прежних «ног» скамьи возле одного из пилонов со стороны пассажирской платформы.

Первоначальный облик «Белорусской-кольцевой» претерпел и еще одно изменение – не столь заметное сейчас пассажирам, как упомянутые выше, но зато самое раннее по времени. На своде главного подземного зала на этой станции размещены 12 мозаичных панно, объединенных под общим названием «Расцвет Советской Белоруссии», и по замыслу авторов «отражающих различные моменты жизни белорусов». На одной из мозаик первоначально были запечатлены две мастерицы, вышивающие на холсте портрет Сталина. Однако в хрущевские времена, когда в стране был официально развенчан «культ личности», подобное изображение стало уже неуместным. В начале 1960-х профиль «отца народов» с мозаики убрали, заменив его изображением …Ордена Трудового Красного Знамени.

«Старшая» из «Белорусских» – радиальная, входящая в состав нынешней Замоскворецкой линии, жила все это время более спокойной жизнью. В интерьерах ее залов и вестибюлей за прошедшие десятилетия произошло не много громких и приметных для взгляда пассажиров событий.

В числе них – серьезный потоп, случившийся здесь в годы войны. Во время одной из бомбардировок Москвы крупная немецкая бомба, упав на площади перед Белорусским вокзалом, повредила проложенную под землей магистральную трубу водопровода. Потоки, вырвавшиеся из нее, быстро затопили площадь и хлынули в «подземку». Сперва вода «нагрянула» в наземный вестибюль, оттуда - в машинный зал эскалаторов, а потом стала проникать и на платформу станции, на рельсовые пути. А ведь здесь в это время находились десятки москвичей, укрывавшихся в метро, превращенном в бомбоубежище. Лишь с большим трудом сотрудникам технических служб удалось при помощи насосов откачивать воду, препятствуя ее дальнейшему распространению до тех пор, пока поврежденная бомбой водопроводная магистраль не была перекрыта.

К слову сказать, «Белорусская» являлась в то время одним из важнейших военных объектов столицы. В ее подземной части находился центральный командный пункт, для него отгородили временными стенками часть пассажирских платформ.

Еще одно серьезное событие, следы которого можно заметить на станции сейчас, произошло чуть более 15 лет назад. Тогда на «Белорусской-радиальной», запущенной еще в 1938 году в составе 2-й очереди строительства Московского метрополитена, провели капитальный ремонт путевых стен. В результате «оптимизации» их внешний вид сильно изменился: вместо комбинации гладких и фигурных глазурованных плиток голубовато-серого оттенка, поверхность покрыли отполированными белыми мраморными плитами. (Ценители истории московского метро по этому поводу до сих пор переживают: ведь перронный зал «Белорусской-радиальной» является объектом культурного наследия!)

Впрочем это было не первое «покушение» на изначальный облик одной из старейших станций столичного метрополитена. Как и ее «кольцевая» «сестричка» «Белорусская-радиальная» подверглась «операции по смене пола». Впрочем, о таком событии теперь уже мало кто из пассажиров «подземки» помнит: ведь случилось оно еще в начале 1970-х. Авторский вариант полов в подземном зале – мозаика с богатым узором, выложенная из разноцветных мраморных плит, была заменена на куда более примитивное по внешнему виду покрытие: крупную «шахматную» клетку из серых гранитных и черных диабазовых плит. Тогдашнее метрополитеновское начальство решило: не так красиво, зато долговечно!