Скандальную «Яму» на Хохловской площади решили огородить

Нарушителям порядка дали достойный забор

С амфитеатром на Хохловской площади что-то пошло не так фактически с первого дня его создания — кажется, замысел городских властей категорически не совпал с представлениями москвичей о прекрасном. Замышлялось, что здесь будет место для интеллигентных посиделок на фоне исторического памятника, фрагмента стены Белого города, а появилась «Яма» для молодежных тусовок. Замышлялось, что ребята смогут сидеть и культурно проводить время без страха и упреков со стороны местных жителей, но пришли торговцы наркотиками, а вслед за ними активисты движения «Лев против». Наконец, замышлялось, что здесь будет открытое городское пространство, но в сентябре 2020 года начали ставить забор. Правда, символический — чуть более метра высотой. Зачем? Кто бы знал.

Нарушителям порядка дали достойный забор

Забор, которым планируется окружить амфитеатр на Хохловской площади, даже забором сложно назвать — стеклянное ограждение высотой 120 см, что наводит на мысли о его скорее эстетическом, нежели функциональном назначении. Впрочем, об эстетике «Ямы», кажется, никто не задумывается с 2017 года, основная задача теперь — сделать так, чтобы завсегдатаи не слишком мешали местным жителям спать по ночам. Между тем высокий глухой забор — уж точно не выход: он нарушит перспективу не только Хохловской площади, но и Покровки и Покровского бульвара.

Ограждение планируется сделать из металлического профиля и закаленного стекла, вот только эксперты от такой идеи в восторг не пришли. Своим мнением поделился с корреспондентом «МК» архитектор Илья Заливухин:

— Я думаю, это связано с тем, что такого количества молодежных активностей никто не мог ожидать. По сути, место получилось очень своеобразным — по различным причинам. Там собирается огромное количество молодежи, часто неформальной. Однако есть проблема — жители соседних домов, которые явно не одобряют это явление. Конфликт явно не был запланирован при разработке общественного пространства, это должно было стать местом для культурного досуга, для лекций и вообще для умных людей, — рассуждает архитектор. — Хотя для меня это странно: когда ты делаешь амфитеатр, логично предположить, что место станет популярным. Сама концепция амфитеатра — это сбор народа, это еще из Древней Греции. Поэтому мне кажется, что его создание — это уже некая провокация, призыв людей здесь собраться. Но стеклянное ограждение может стать второй провокацией. Это просто-напросто опасное решение — молодежь может перелезать через него, расписывать народными граффити, даже если разбить его будет сложно. Я против такой идеи.

Заливухин уточнил, что контролировать ситуацию на Хохловской площади разумнее другими способами: например, видеокамерами или установлением запрета собираться после 23.00. Может быть, разумнее всего было бы в принципе пересмотреть концепцию амфитеатра по итогам общественного обсуждения.

— Решеткой можно ограждать парк, но не площадь в городе. Вообще же, при разработке общественных пространств функция должна быть первичнее формы. Нужно понимать, что это и зачем. Очевидно, при проектировании «Ямы» этот вопрос не проработали, — добавил Заливухин.

Также скептически высказался урбанист Иван Медведев, доцент факультета городского и регионального развития НИУ ВШЭ:

— Идея огородить забором c воротами общественное пространство, да еще и без публичных слушаний, очень сомнительна. Заборы, острые камни, шипы, кривые бордюры, частоколы — это примеры враждебной для жителя архитектуры. Такие дизайнерские решения встречаются в некоторых проектах и за рубежом, в основном в Северной Америке. Я знаю, что в Нью-Йорке «утапливали» площади ниже уровня улицы и делали острые перила, чтобы на них не облокачивались. А у Рокфеллеровского офисного центра хотели ставить колючую ограду возле тисов на площади, чтобы люди не сидели под ними и не трогали деревья. С точки зрения современной урбанистики это абсолютно антисоциальные модели, которых в городе быть вообще не должно, — рассуждает Медведев.

Кстати, главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов ранее также говорил, что забор — не выход: если его поставить, люди не растворятся в воздухе, а переместятся в соседние дворы или на детские площадки (что тоже не понравится местным). Так что лечить надо не «Яму» и не Патриаршие пруды, откуда тоже долетают новости о конфликтах местных жителей и тех, кто приезжает гулять, а проблему — людей, не умеющих себя вести в городе.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №28360 от 10 сентября 2020

Заголовок в газете: Нарушителям дали достойный забор