Ирина Коновалова: «Можете быть уверены — ситуация в Барвихе находится на особом контроле»

Новый председатель Мособлизбиркома — про грядущие выборы, отношения с оппозицией и административный ресурс

18 сентября россиянам предстоит отдать свои голоса за парламентариев всех уровней. В Подмосковье пройдут выборы депутатов Государственной думы, областного парламента, а в 32 муниципалитетах — еще и органов местного самоуправления. О том, как Московская область готовится к Единому дню голосования, «МК» в эксклюзивном интервью рассказала председатель избирательной комиссии Московской области Ирина Коновалова.

Новый председатель Мособлизбиркома — про грядущие выборы, отношения с оппозицией и административный ресурс
Ирина Коновалова.

— «Час икс» приближается — до выборов осталось три дня. Чего нам ждать на этот раз — опять кандидаты-конкуренты вывалят друг на друга тонны компромата?

— Если сравнивать эту избирательную кампанию с предыдущими, то все отмечают, что обстановка намного более дружелюбная и открытая.

Это, конечно, заслуга ЦИК, который дал установку всем участникам избирательного процесса на конструктивное взаимодействие — что абсолютно правильно. Пора уже цивилизованно работать, ведь все эти разборки между кандидатами только отталкивают избирателей. Люди думают: если вы не можете между собой поладить, чего мы будем за вас голосовать?

«Предвыборная конкуренция должна быть честной и прозрачной, проходить в рамках закона, с уважением к избирателям, при этом необходимо обеспечить безусловное общественное доверие к результатам выборов», — призывает наш президент.

Что же касается работы на избирательных участках, то все идет по плану. Сегодня завершается передача бюллетеней в территориальные избирательные комиссии. С четверга по субботу они будут пропечатаны членами участковых комиссий; кроме этого, продолжается работа со списками избирателей. А в субботу займемся обустройством избирательных участков.

— Кстати, о списках избирателей. Что будет с теми людьми, которые были фиктивно прописаны в Барвихинском сельском поселении в апреле этого года перед муниципальными выборами? Они будут участвовать в выборах?

— Сейчас из 528 человек, о которых шла речь, осталось только 57. Большинство из них имеют патенты на работу и живут в Барвихе, поэтому там и зарегистрированы. Есть еще собственники недвижимости — может, кто-то из них не живет по адресу прописки, но мы не вправе им указывать, что делать со своей собственностью. Вообще должна сказать, что, поскольку Барвиха «прославилась» на всю страну из-за предыдущей скандальной избирательной кампании, повторения этой истории никто не хочет. Была проведена огромная работа совместно с правоохранительными органами. Мы передали им всю информацию по фактам фиктивной прописки, и участковые обошли каждый адрес, просили разрешения у собственников на осмотр помещения, чтобы проверить, живут ли там на самом деле зарегистрированные люди.

Ситуация в Мособлизбиркоме в ЦИК тоже на особом контроле.

— Из ваших слов создается впечатление, что все, о ком шла речь по поводу регистрации в Барвихе накануне апрельских выборов, сделали это на законных основаниях. Но ведь недавно стало известно, что там прописались даже несколько чиновников из Одинцовской муниципальной администрации, причем в нежилом коттеджном поселке, — разве это не фикция?

— Все хотят, чтобы я нашла виновных и снесла им головы. Но это не в рамках моей компетенции. Не моя обязанность — давать оценку чужим действиям. Пусть этим занимаются правоохранительные органы. Что касается поселка, то нам стало известно, что у ряда домов была задвоенная нумерация. Но можете быть уверены: ситуация в Барвихе находится на особом контроле — и у нас, и в ЦИКе, и в правительстве Московской области.

— Есть еще одна тревожная тема, связанная с предстоящими выборами в Подмосковье. Говорят, в этом году началась настоящая эпидемия открепительных удостоверений?

— Всего было выдано около 26 000 открепительных удостоверений для голосования на выборах депутатов в Госдуму и Мособлдуму. На первый взгляд цифра кажется очень большой, но в масштабе области — это мизерное количество. Всего 0,43 процента. В 2011 году количество открепительных было в 3 раза больше — 1,2%.

Мне кажется, весь этот шум поднялся из-за того, что в первые дни, когда только начали выдавать открепительные удостоверения, на избирательных участках собрались большие очереди, и людей это раздражало. По-человечески их понять можно: мало того что начальство работать заставляет в выходной, а тут еще и за открепительным приходится стоять… Но сейчас очередей нет, выдача открепительных удостоверений проходит в штатном режиме.

— Вы возглавили Московскую областную избирательную комиссию перед самым началом избирательной кампании, да еще и после громкой отставки Ирека Вильданова, — как вас приняли коллеги по цеху?

— По-моему, все идет нормально. Никто не уволился, все работают, хотя у многих, допускаю, мысли такие были — уйти вслед за Иреком Раисовичем. Но люди понимают, что сорвать выборы нельзя, и я их за это очень уважаю. Вообще, должна отметить, что команда мне досталась очень профессиональная.

— Тем не менее претензий к ней было много, и у наблюдателей, и у ЦИКа. С чего вы начали реорганизацию избирательного процесса в Подмосковье?

— Весь август я знакомилась с окружными комиссиями, проводила встречи с руководящим составом окружных и территориальных избирательных комиссий. С несколькими главами крупных муниципалитетов тоже удалось пообщаться. Моя задача была довести до каждого позицию ЦИК по поводу открытости и чистоты результатов выборов. В этом же тренде предлагала строить и работу с наблюдателями во время выборов. Им, кстати, тоже сделала аналогичное предложение: не конфликтовать, не сливать любой компромат в прессу, а вместе с нами разбираться с проблемами.

Фото: АГН Москва

— И что — все избиркомы готовы к такому тесному сотрудничеству с оппозицией?

— Ну, может, и не все, но куда деваться? Мы все заняты одним делом. Я оптимист, верю, что у нас все получится. Пусть и не сразу. Например, многие участковые комиссии сначала приняли в штыки мое предложение обойти всех избирателей и каждому лично в руки вручить приглашение на выборы. Чего только не говорили: и кому это нужно, и времени у нас на это нет… А сейчас даже за дополнительными бланками приезжают повторно. Потому что убедились: люди тронуты таким к себе вниманием и совсем по-другому стали относиться к выборам, многие обещают обязательно прийти голосовать.

— В социальных сетях много негативной информации об агитации в неположенных местах. Например, в детских садах и школах. А к вам поступают такие жалобы?

— Жалобы есть, но нельзя сказать, что их слишком много. Чаще люди звонят на «горячую линию» совсем по другому поводу, если вдруг не нашли себя в списках избирателей или телефон УИКа не отвечает. Но бывают жалобы и на незаконную агитацию. Например, многоквартирный дом был весь обклеен агитацией Партии роста. Появилась и информация о том, что родителей пригласили на собрание в одну из школ, а когда люди пришли — перед ними кандидат с речью выступил. Такого, безусловно, не должно быть. Но в процентном соотношении таких случаев совсем немного. На 3600 избирательных участков — порядка 20 жалоб.

— А как вы реагируете на случаи административного давления?

— Лично я никакого давления на себе не ощущаю, хотя приходится постоянно взаимодействовать с местными администрациями и с областным правительством, решать много хозяйственных вопросов.

— Вот и повод для манипуляций, разве нет? Чиновники на местах помогают ТИКам и УИКам оборудовать помещения под избирательные участки, выделяют транспорт, людей и прочее, а в ответ, наверное, ждут ответных услуг. Чтобы вы закрыли глаза на рекламу кандидатов от партии власти под видом редакционных статей в местной прессе или на агитацию во время муниципальных мероприятий…

— Не забывайте, что в ходе избирательной кампании мы выступаем как организаторы выборов. Наша задача — создать условия, чтобы избиратели могли беспрепятственно проголосовать. Кроме этого, в соответствии с законом госорганы обязаны оказывать содействие избирательным комиссиям в вопросах связи, транспорта и так далее. И каких-либо ответных действий от нас не требуется.

Кроме того, мы должны собрать и проанализировать всю информацию о каких бы то ни было нарушениях. Мы можем на рабочую группу вызвать представителей партии, выслушать, что происходит. В нашей компетенции — составить административный протокол. Но все дисциплинарные решения принимают правоохранительные органы.

— Как общественность сможет проконтролировать работу избирательных участков 18 сентября?

— Через независимых наблюдателей и представителей СМИ, которые будут там присутствовать. Кроме того, Общественная палата Московской области при содействии аппарата подмосковного уполномоченного по правам человека создала мониторинговую группу. К нам в Одинцовский информационный центр, где на мониторах можно будет увидеть все, что происходит в режиме реального времени на любом избирательном участке, приедут не только журналисты, но и глава, и члены СПЧ России — Михаил Федотов, Николай Сванидзе, Юрий Поляков. Кроме того, мониторинговые группы будут работать во всех 68 муниципальных ТИКах. Причем представители избирательных комиссий войдут в эти группы, иначе оперативно решить какую-то проблему на участке будет сложно.

— Сколько наблюдателей одновременно сможет находиться на участке?

— Не более одного от партии или кандидата. Списки будут известны 16 сентября.

— О безопасности в день выборов позаботились?

— Конечно, было уже несколько совещаний, где присутствовали все правоохранительные структуры и экстренные службы. В конце августа прошли в Подольске учения, где отрабатывали алгоритм действий, как вести себя в условиях ЧП или теракта. Все службы работали очень четко, я была там лично.

У нас даже приготовлены резервные избирательные пункты — это специально оборудованные автобусы, по 2–3 на округ, которые оперативно подъедут к месту возможного ЧП, и туда можно будет временно перенести избирательные урны, документы и продолжить голосование.

— За эти мобильные или, как их еще называют, передвижные избирательные участки вас уже критикуют в социальных сетях. Это что — новинка сезона, почему такой ажиотаж?

— Резервные избирательные пункты мы создаем уже не в первый раз: это необходимое требование, которое нам выдвигают правоохранительные органы в целях безопасности избирателей. Но поскольку найти запасное помещение рядом с каждым УИКом не всегда практически возможно, то проблему решили с помощью автобусов. Кто-то из блогеров поменял слово «мобильный» на «передвижной» — получился двойной смысл. По-моему, за эти автобусы оппозиция уцепилась, потому что ничего другого, более достойного внимания не нашла.

Если же говорить о действительно чем-то новом, то хочу с гордостью сообщить, что Подмосковье — единственный на сегодня регион, где впервые будут установлены специальные кабины «Доступные выборы»: они предназначены для голосования людей с ограниченными возможностями. Пока в порядке эксперимента мы установим 10 таких комплексов. Они могут даже разговаривать с избирателями — например, зачитать список кандидатов, — так что эти кабины действительно уникальны.

— Не проще ли было просто прислать членов УИКа с урной на дом к инвалидам?

— Нет. Люди, несмотря на свои проблемы, хотят принимать активное участие в политической жизни страны, и наша задача — им такую возможность предоставить. Во многих СИЗО также будут созданы временные избирательные участки; в некоторые (при наличии соответствующих заявлений от задержанных) приедут члены участковых комиссий с переносными урнами.

А в Можайском и Волоколамском СИЗО решено открыть два временных избирательных участка. Раньше туда привозили урны для голосования, но сейчас число заключенных увеличилось до 400 человек, поэтому все избирательные бюллетени просто не поместятся.