Бомба замедленного бездействия

Россияне разных национальностей должны видеть лица, а не морды друг друга

08.06.2011 в 19:28, просмотров: 16159
Бомба замедленного бездействия

Ехал на работу. В офисном здании поднимался на лифте. Две женщины, явно напуганные тем, что неподалеку от входа стояла группа оживленно беседующих мигрантов, прокомментировали это так: “Стоят там эти, с мордами! …”

То, что лица мигрантов, между прочим, граждан Российской Федерации, воспринимаются как нечто чуждое — это главнейшая и наиболее острая проблема России, которую нужно решать немедленно!

Решать ее пытаются. Правительство Москвы утвердило программу мероприятий по реализации госполитики в сфере межэтнических отношений в столице. В 2011 г. на них планируется потратить 110,6 млн. руб. Вот мероприятия: проект социальной рекламы “Не болей расизмом”, планируется провести серию семинаров и лекций, посвященных межэтническому вопросу, организовать выставки национальных художников. Для профилактики “негативного влияния миграционного фактора на социальную стабильность” власть хочет помешать работодателям создавать рабочие места с заниженной оплатой труда и намерена проводить рейды по местам компактного проживания мигрантов для выявления нарушений и одновременно разъяснительные мероприятия с приезжими “в целях их адаптации к нормам социальной культуры московского мегаполиса”.

Пойдут деньги и на Департамент семейной и молодежной политики. Он обеспечит участие представителей московской молодежи в работе летних лагерей патриотической направленности, проведет в городских школах не менее шести уроков дружбы с участием национальных общественных организаций и организует на базе Московского дома национальностей не менее пяти заседаний дискуссионного клуба “Будь в теме!”.

Есть планы работы и с клубами болельщиков, и с социальными сетями.

Эту программу можно критиковать, как, впрочем, и любую программу. Лично я бы поставил в вину разработчикам то, что они не привлекли к сотрудничеству виднейших экспертов в этой области, специализирующихся на межнациональных отношениях, — к примеру Эмиля Паина, который узнал об инициативе властей из эфира “Эха Москвы”.

Конечно, в предложении есть вещи и вовсе смешные — например, работа в “лагерях патриотической направленности” — тут уместно спросить: а с остальными лагерями как? Или “не менее шести уроков дружбы” и “не менее пяти заседаний”. Конечно же, это смешно — почему шесть уроков, а не двадцать шесть?

Однако любой проект можно уничтожить критикой и заплевать неверием, но я бы этого не делал.

Как москвич и гражданин России, я согласен на любые осмысленные действия власти, направленные на решение самой острой проблемы — ксенофобии.

Это когда один гражданин России боится другого гражданина России только потому, что он непривычно выглядит. И за это оскорбляет его, заявляя, что у него “морда”.

Поэтому я хотел бы не критиковать детали программы, предлагаемой властями Москвы, а сказать об этой проблеме, только шире — о ее российском масштабе.

Однажды известный продюсер Марк Рудинштейн на фестивале “Кинотавр” — он тогда еще был его руководителем — остроумно прокомментировал одну злобную статью, написанную против него корреспонденткой, которая с ним никогда не встречалась и написала все “за глаза”. Рудинштейн сказал: “Если бы она встретилась со мной и поговорила, то никогда бы так злобно не написала. Ведь не любишь того, кого не знаешь”.

Справедливо сказано. Мы их, приезжих, не любим, потому что в первую очередь не знаем.

Вот я прямо в эфире задал своей соведущей вопрос: сколько этнических типажей в России? Мы начали считать: есть классический, русский типаж, есть татарский; легко определяются кавказцы; сразу узнаются представители северных народов; так же легко определяются китайцы-корейцы. Видимо, еще кого-то можно добавить, но хватит и этих.

Теперь вопрос: а где мы их, эти лица, видим каждый день?

Отвечаю: на витрине западной торговой сети “Юнайтед колорз оф Бенеттон”. На любом их магазине всю витрину занимают лица — белые, желтые, черные, коричневые. Эта сеть выбрала — с коммерческой, конечно, целью — тем не менее великолепный гуманистический посыл: наша одежда подходит для всех, независимо от расы. Потому что мы живем все вместе.

Так вот я повторяю вопрос: где мы видим лица России? Только не во время праздников, а так — в ежедневном режиме?

Отвечаю: нигде.

Как ни странно, но главным пропагандистом и борцом против ксенофобии в России выступает обычный телеканал “ТНТ” со своей программой “Наша Раша”, где один из главных героев — нерусский. И, представьте себе, вся Россия его любит.

Любит, потому что знает!

Но это одна такая передача, а кто еще работает на то, чтобы лица России были с нами ежедневно? Где общероссийская “инфраструктура знания”?

Нет ее!

Вот мы смотрим западные фильмы. Там если два полицейских, то обязательно второй — черный. Или фильм про офис — там обязательно есть китаец и еще индус. И они не комические персонажи, а серьезные. Почему? Закон там такой, киношники обязаны показывать не выдуманную жизнь, а реальную. А в реальной жизни офис и есть такой. И в кино должны быть представлены все, иначе это называется дискриминацией. И школьники с детства все это видят и впитывают. Они с детства привыкают, что рядом с тобой не непривычная пугающая “морда”, а привычное лицо, как бы диковинно оно ни выглядело.

Наше кино другое — обязательно русский герой, есть плохие кавказцы-террористы, есть смешные узбеки и китайцы. Они оттеняют государствообразующую нацию.

Наверное, все это надо пересматривать ближе к реалиям. И совсем не для ублажения мигрантов, а согласно стратегическому видению России как действительно многонационального государства. То есть всё то, что воспитывает, информирует и образовывает, должно быть многоэтническим в обязательном порядке.

Самое интересное, что мы в эфире провели голосование: нужно ли, чтобы в российском кино обязательно были представлены герои разного этнического происхождения? Ответ телефонного голосования поразителен: 62,4% — “за”.

Видимо, такие цифры не случайны — подобное решение назрело давно. Люди понимают, что дальше при такой отчужденности жить просто невозможно, граждане устали, боятся, они хотят понимать, с кем живут в одной стране.

В Советском Союзе, нещадно критикуемом, были хотя бы декады культуры и искусства союзных республик; и я, школьник, смотрел длиннейшие и скучнейшие концерты каких-то хоров и танцоров. Да, это было скучно, но я хотя бы понимал, что эти народы живут со мной в одной стране. Была ВДНХ с ее сталинскими архитектурными бессмыслицами, но там каждая республика хоть имела возможность представить себя. Пловом покормить, на оленях детей покатать, шашлык изжарить. Теперь плов и шашлык только в ресторанах, а что делать с ВДНХ — так и не могут придумать.

Сейчас рынок, государство занимается нефтью и черт знает чем; и страна, будучи единой на бумаге, давно распалась в сознании населения на своих и чужих. На лица и морды.

Но одни граждане России устали бояться других граждан России и хотят перемен. Однако “сдружить” граждан может только государство, обладающее для этого мощнейшими инструментами — телевидением, прессой, наглядной агитацией и возможностью госзаказа.

Я не хочу сказать, что государство не осознает важность этой проблемы.

Но то, что оно ее недооценивает, очевидно.

Части одного государства растут в непонимании и вражде друг к другу, и это главная бомба, заложенная под российскую государственность.

Но в России давно закончилась эра обособленности наций и наступила эра многоэтничности.

И государство обязано приложить все усилия для того, чтобы его граждане осознали это.

Государство должно помочь гражданам познакомиться друг с другом, чтобы мы видели вокруг себя лица, но не морды.