Этот неуправляемый, неистовый «викинг»

Мужу британской королевы исполнилось 90

10.06.2011 в 12:14, просмотров: 9816

Девяносто лет исполнилось 10 июня принцу Филиппу, мужу британской королевы Елизаветы II. В столь преклонном возрасте он по-прежнему по-гренадерски ровно держит спину, ходит без палочки, а во время официальных мероприятий, каких в год у него случается больше, чем дней в календаре, самостоятельно взбирается по крутым ступеням и подолгу стоит не переминаясь с ноги на ногу. Королевский биограф Хюго Виккерс рассказывал мне, что в просторной ванной комнате Филиппа видел тренажер и спортивные палки, которые он до сих пор каждое утро использует для зарядки. В недавнем телеинтервью, отвечая на вопрос, не сокращает ли он свою ежедневную программу по причине возраста, герцог рассмеялся: «А зачем, не вижу в этом необходимости».

Этот неуправляемый, неистовый «викинг»

Должен разочаровать тех, кто думает, будто Филипп недостаточно родовит. Герцог Эдинбургский самых что ни на есть голубых кровей. Единственный сын греческого принца Андрея и принцессы Алисы Баттенбергской, правнучки русского царя Николая I. Дед Филиппа был датским королем, который впоследствии был приглашен занять греческий престол.

Кроме того, также как и сама Елизавета, Филипп – правнук английской королевы Виктории. Он связан родственными узами с прусским королевским домом и, между прочим, с российским императором Николаем Вторым. И хотя у Филиппа, родившегося 10 июня 1921 г. на острове Корфу, не прослеживалось ни капли эллинской крови, в его жилах течет густая голубая кровь переженившихся между собой представителей одного и того же клана, который правил по всей Европе - в России, Германии, Дании и Британии.

Быть бы сегодня Филиппу королем государства на юге Европы, но в 1922 году после войны с турками, греки провозгласили республику и приговорили принца Андрея к смерти. От казни его спасло только вмешательство британского короля Георга V, который срочно прислал за родственниками военный корабль. Семья бежала из Греции налегке. Корабль был совершенно неприспособлен для перевозки пассажиров, и кроваткой младенца Филиппа служил ящик из-под апельсинов.

Свобода не принесла счастья. Отсутствие собственных средств обрекло семью (у Филиппа было еще 3 старших сестры) на нищету и почти полную зависимость от богатых родичей. Сперва их поселили в небольшой квартире под Парижем, но жизнь не заладилась. Мать, страдавшая от хронического нервного стресса стала необычайно религиозна и в конце концов попала в больницу, где ее несколько лет лечили от психического расстройства. Вскоре отец бросил семью и переехал в Монте-Карло, где жил с любовницей и пытался восстановить утраченное состояние игрой в казино.

Воспитанием и образованием Филиппа занялись старшие сестры и родственники. Сначала его отправили учиться в школу в немецкий Баден-баден, но когда поведение фашистов стало угрожающим, было решено не рисковать и брат матери Луис Маунтбаттен (любимый дядя Дикки) перевел его в интернат в шотландском городе Гордонстауне. Это была классическая британская школа для мальчиков, где ребят держали в строгости и где занятия спортом были не менее важны, чем математика, история и языки.

Рассказывают, что юный Филипп был отнюдь не робкого десятка и жесткая, почти армейская атмосфера Гордонстауна ему очень нравилась. Именно там выносливый и сильный Филипп получил прозвище Викинг. Много позже он отправит туда учиться своего старшего сына, но для мягкого по характеру Чарльза шотландская школа станет настоящей пыткой и в конце концов родители будут вынуждены забрать его оттуда.

После школы Филипп поступил в Дартмудский военно-морской колледж и именно там случилось событие, определившее всю его будущую жизнь. Как-то летом 1939 года в колледж с инспекцией приехал на яхте король Георг VI.

Роман Елизаветы и Филиппа начался еще в конце 1930-х годов, когда 13-летняя принцесса с первого взгляда влюбилась в 18-летнего бравого военного моряка. Было солнечное воскресное утро и король взял с собой жену и дочек Елизавету (Лилибет) и Маргариту. Король с королевой отправились беседовать с кадетами, а девочек оставили играть в квартире начальника колледжа. Через некоторое время развлекать их прислали одного из кадетов. По воспоминаниям гувернантки, это был «светловолосый юноша, похожий на викинга, с острым лицом и пронзительным взглядом голубых глаз». Он вежливо поздоровался с 13-летней Лилибет, но, по мнению гувернантки, был в его манере поведения было что-то вызывающее и он беспечно игнорировал правила приличия. Это был Филипп Греческий, которому только что исполнилось 18.

Филипп этой встречи не запомнил, а Лилибет она навсегда запала в душу. Очевидцы утверждают, что она «не сводила с него глаз». Во время обеда на борту яхты Филипп всех смешил и продемонстрировал отличный аппетит – съел несколько порций креветок и многое другое. Гувернантка также отметила лающий смех юноши, прямолинейную дерзость, граничащую с грубостью и стремление к лидерству.

Судьбе было угодно не разочаровать первую пылкую подростковую страсть юной принцессы. В последующие годы стараниями дяди Дикки они еще не раз встречались на различных вечеринках в Виндзорском дворце и их взаимная привязанность становилась все сильнее. Когда Филипп ушел на фронт, они активно переписывались. На протяжение всей Второй мировой войны Филипп служил на британском флоте, попал в несколько довольно опасных переделок, участвовал в крупных морских сражениях и за храбрость был не раз отмечен наградами.

Когда, наконец, 25-летний морской офицер собрался сделать Елизавете официальное предложение, ее отец король Георг VI не пришел в восторг от этой идеи. Ему казалось, что наследница английского престола может сделать куда более выгодную партию. Но мягкая и послушная Лилибет неожиданно проявила настойчивость. А когда Филипп отказался от греческого королевского титула, принял британское гражданство и перешел из православной веры в англиканскую, король уступил.

Их свадьба 20 ноября 1947 года стала самым ярким событием не только для самих новобрачных, но и всей крепко намучавшейся за годы войны Великобритании. Страна испытывала огромные трудности. В результате немецких бомбардировок многие тысячи британцев остались без крыши над головой, продовольствие отпускалось по карточкам.

На этом сером, унылом фоне сказочно яркое кремовое шелковое подвенечное платье невесты, усыпанное десятью тысячами жемчужин, ее бриллиантовое ожерелье, одолженное по такому случаю бабушкой, королевой Марией, и вся красочная церемония бракосочетания принцессы Елизаветы с принцем Филиппом в Вестминстерском аббатстве стали настоящим всенародным праздником. Радиорепортаж о свадьбе транслировался на весь мир, а документальные кадры этого необычного зрелища показывали в кинотеатрах еще много месяцев. Уинстон Черчилль назвал свадьбу «ярким лучем цветного света, осветившим тяжелую и мрачную дорогу, по которой приходится идти британцам».

После бракосочетания молодая чета отправилась на остров Мальта, где Филипп продолжал свою морскую службу. Там у них родились первые двое детей: принц Чарльз и принцесса Анна.

Но 6 февраля 1952 года их жизнь кардинально изменилась. Смерть отца, короля Георга VI в одночасье сделала Лилибет королевой Елизаветой Второй, а ее супруга в соответствие с конституцией – консортом, то-есть мужем монарха.

Как должен вести себя супруг королевы? Взять на себя главные государственные решения, оставив ей исключительно представительские функции? Но на это никогда бы не согласилась Елизавета, которая относится к своему монархическому положению как к святой обязанности. Стать ее тенью, поддакивать ей во всем, никогда не перечить и перестать быть самим собой? Это ни в коем случае не могло устроить такого альфа-самца как Филипп. И в конце концов они нашли оптимальный для обоих вариант поведения. Изобретенную ими формулу можно охарактеризовать как: она – глава государства, а он – глава семьи.

Правда, для начала Филиппу пришлось пожертвовать блестящей военной карьерой. Много позже, отвечая на вопрос, не жалеет ли он о расставании с флотом, герцог заметил со свойственной ему грубоватой прямотой: «Наверное, это представляло бы большую ценность для королевы, если бы рядом с ней был настоящий профессионал своего дела, а не кто-то, кто просто толчется вокруг нее».

Конечно, Филипп мог бы не утруждать себя работой. По конституции за ним закреплена лишь должность советника ее величества. Однако в действительности он никогда не «толокся вокруг королевы», а стремился делать что-то полезное. Причем, герцог Эдинбургский совершенно неистов в том, что касается исполнения своих общественных обязанностей.

Даже в таком возрасте его рабочий день расписан по минутам. Легендарно его умение выколачивать из частных спонсоров средства для 800 патронируемых им благотворительных фондов. И все они занимаются множеством полезных дел не только в Великобритании, но и во всем мире. Он также много пишет. Известны его книги по вопросам охраны окружающей среды, коневодству и сельскому хозяйству.

Филипп, например, стал инициатором модернизации Букингемского дворца, который к моменту его появления там в 1952 году представлял из себя помесь роскоши и крайнего запустения. Он и по сей день остается грозой «ленивой и расхлябанной» дворцовой прислуги.

Он истово сражался: с «мягкотелостью» старшего сына, которого хотел вырастить крепким и сильным мужчиной. Обожает внуков, принимал активное участие в их воспитании и всегда был очень заботлив. Когда после смерти принцессы Дианы канцелярия премьер-министра настаивала на том, чтобы дети приняли участие в траурной церемонии, Филипп взорвался: «Перестаньте учить нас тому, что нужно делать этим мальчикам! Они потеряли мать! А вы говорите о них так, как будто они какой-то товар. Вы представляете, через что им придется пройти».

Публичные речи Филиппа – постоянный источник любопытного интереса британцев. Все знают, что острый на слово и не стесняющийся в выражениях герцог обязательно «сморозит» что-нибудь такое, что потом будут с удовольствием цитировать в пабах и на званных приемах. Однажды в Шотландии, мужское население которой известно своим пристрастием к спиртному, принц Филипп посочувствовал инструктору по вождению автомобилей: «И как же вам удается уговорить ваших клиентов приходить на тест трезвыми?». Директора культурного центра аборигенов Австралии он спросил: «Вы все еще кидаете друг в друга копья?». Несколько лет назад в Англии даже вышла книга подобных высказываний принца.

Не изменил он и своим любимым хобби: долгие годы оставался капитаном сборной Англии по поло (что-то вроде хоккея на лошадях), до седых волос оставался заядлым яхтсменом и путешественником, в качестве пилота совершил опасный перелет через Анды, останавливаясь по пути в Чили, Уругвае, Аргентине и Бразилии.

По свидетельству близких, энергичный и взрывной по характеру Филипп в молодости оставался для Елизаветы «неуправляемой стихией». Как и во всех семьях, они ссорились, причем в гневе Филипп иногда орал так, что придворные и слуги старались как можно скорее покинуть частные королевские покои. Также поступала и Елизавета – она давно усвоила, что в разъяренном состоянии мужа лучше оставить одного. Но в целом, по мнению Хюго Виккерса, королевская пара всегда была во внутреннем согласии. «Они отлично понимают друг друга и до сих пор испытывают друг к другу глубокие чувства. Думаю, в том, что Елизавета столь успешно пребывает на троне почти 6 десятилетий, есть и заслуга ее супруга», - считает биограф.

Чтобы повысить его статус, в 1957 году она присвоила Филиппу титул британского принца (ведь отказавшись от греческого и датского королевства, он потерял право именоваться принцем). Тремя годами позже королева пошла на редкий для монарха шаг: объявила, что «по размышлении» решила добавить к своей фамилии и фамилию мужа. В результате, теперь и она сама, и ее наследники будут именоваться Маунтбаттен-Виндзор.

Как-то во время благотворительной презентации один из гостей пожаловался Филиппу: «Знаете, моя жена доктор философии и поэтому к ней относятся как к более важной персоне». «Ах, не говорите, у нас в семье те же проблемы», - улыбнулся герцог.