Не великие, но комбинаторы

“МК” выявил пять “сравнительно честных способов” политического пиара в стенах Госдумы

20.06.2011 в 19:30, просмотров: 3588

Незабвенный Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-Бей, как известно, знал 400 “сравнительно честных способов отъема денег”. Длительное наблюдение за неутомимой работой Государственной думы Федерального собрания РФ свидетельствует: наши власти тоже не лыком шиты и владеют как минимум десятью сравнительно честными способами использования законотворчества в политических целях. В декабре этого года нам предстоит выбирать Госдуму, а в марте следующего года — президента (того, о котором наверху предварительно договорятся). Поэтому нелишне ознакомиться хотя бы с некоторыми из этих способов, наиболее часто практикуемыми, — чтобы быть в состоянии стряхнуть с ушей лапшу. Законодательную лапшу: бывает и такая…

Не великие, но комбинаторы
Рисунок Алексея Меринова

1. “НА БЛЮДЕЧКЕ С ГОЛУБОЙ КАЕМОЧКОЙ…”

Культурные депутаты называют этот приемчик “законодательным плагиатом”, а депутаты обычные — просто “воровством”. Такое по зубам только партии большинства, которая в состоянии обеспечить любой результат голосования. Но и она может вести игру лишь с оглядкой на “высшие силы”, обитающие в Кремле и Белом доме. Депутатам из маленьких фракций остается утешаться сакраментальным “против лома нет приема” и тем, что “главное — дело сделано”.

ПРИМЕР. В феврале 2009 года группа справороссов во главе с тогда еще спикером Совета Федерации Сергеем Мироновым внесла законопроект на лакомую с точки зрения политтехнологии тему: о мерах социальной поддержки супругам умерших (погибших) участников Великой Отечественной войны и ветеранов боевых действий, не вступившим в повторный брак. Правительство 22 апреля неожиданно прислало положительный отзыв, что означало: инициативе дан зеленый свет. После этого его соавторами пожелали стать два представителя партии власти: глава Комитета по делам ветеранов Николай Ковалев и Евгений Самойлов. Казалось бы, все ясно — закон примут, а славу поделят справороссы с единороссами.

Но 24 апреля (то есть сразу после того, как стала ясна позиция правительства) в Госдуму был внесен еще один законопроект, похожий на первую инициативу, как говорят юристы, “до смешения”. Авторами значилась уже группа единороссов и коммунист — члены того самого Комитета по делам ветеранов. Соблазн уесть конкурентов из “СР” побороть не удалось: в июне г-да Ковалев и Самойлов свои подписи под первым из двух законопроектов отозвали, а при голосовании большинство выбрало “свой”.

Кого теперь должны благодарить за льготы безутешные вдовы? Конечно же, “Единую Россию”!

Объектом плагиата очень часто становятся и инициативы региональных парламентов.

…После того как 20 апреля во время отчета правительства в Госдуме премьер-министр пообещал учителям поднять зарплаты, лидер фракции “СР” г-н Левичев решил отстоять авторские права своей партии на популистскую и, несомненно, популярную меру: мол, это он, он недавно на встрече с главой правительства заступился за работников просвещения! А то, продолжал г-н Левичев, теперь Борис Грызлов приписывает все заслуги “Единой России”, да и коммунист Олег Смолин говорит, что “его двухлетние молитвы были услышаны”!

Владимир Путин преподал зарвавшемуся справороссу урок. “Сейчас не будем делить лавры — кто первый, кто более активно продвигал идеи, — строго сказал он, — это важная тема, на которую мы все сейчас обратили внимание! “

2. “СКОРО ТОЛЬКО КОШКИ РОДЯТСЯ”

Этот способ — проявление не межпартийной внутридумской борьбы, а борьбы за пиар между “медвежьей” Думой, правительством и Кремлем.

Итак, есть назревшая проблема, и закон, ее решающий, объективно нужен. Его пишут в профильном ведомстве или профильной бизнес-структуре и вносят от имени депутатов (наличие в списке авторов влиятельных единороссов обязательно). Правительство дает отрицательное заключение. Но проект не “убивается” голосованием, а просто лежит. Месяцами, годами… Проблема перезревает, глас вопиющих доходит до самого верха, и оттуда, с самого верха, наконец дают отмашку. И наступает час дележки пиара…

ПРИМЕР. За последние 10 лет в Госдуму несколько раз вносились инициативы, покушающиеся на монопольное господство ГИБДД над хлебным полем обязательного техосмотра автомобилей. Все они отклонялись: и правительство, и Кремль идею не поддерживали. Но когда в дело вмешались крупные лоббисты-автодилеры, а градус общественного негодования по поводу коррумпированности сотрудников милиции достиг критического уровня, появилась инициатива, которую просто так отвергнуть не удалось. С начала 2009-го до середины 2010 года документ ждал первого чтения — МВД, опираясь на молчаливую поддержку Кремля и Белого дома, как говорили на Охотном Ряду, “встало рогом”. Да и после первого чтения правительство тормозило процесс работы над текстом, за 9 месяцев не удосужившись прислать к нему свои поправки. (Плюнуть на правительство ни единороссы, ни автодилеры позволить себе не могли. )

Но вот в апреле 2011 года президент Медведев, общаясь с активистами “ЕР”, раздумчиво произнес, что ТО, может быть, даже стоит отменить… или упростить. Пиар получился отменный: телевизор захлебывался в восторге, блогеры роняли виртуальные слезы умиления, газеты писали несколько дней. Вспомнили и о законопроекте — тем более что он не предполагал столь радикального решения, как отмена ТО, и дружно взялись за доработку текста. Обнаружилось, что в течение нескольких лет ни правительство, ни Администрация Президента всерьез над мучительной для миллионов россиян проблемой не задумывались, приличной схемы ее решения не родили, чертовы детали, как всегда, полезли из каждой строки и каждого слова…

Но пока общество еще на что-то надеялось, а дилеры, ГИБДД и севшие им “на хвост” страховщики делили хлебное поле, свой кусок пиара успел урвать и большой мастер этого дела — премьер-министр: он подмахнул постановление, отменяющее ТО на один год, хотя первоначально предполагалось ввести такой мораторий законом. Что писали в газетах, блогах, о чем взахлеб вещал телевизор?”Путин отменил ТО! “Депутатам-единороссам оставалось лишь бубнить что-то вроде “ну он же лидер нашей партии…” (Скромность правительства давно известна. )

Видимо, по случайному совпадению срок моратория закончится к лету следующего года, когда пройдут не только парламентские, но и президентские выборы. Результат мучительных согласований между правительством, Кремлем и Думой воплотился в принятом Госдумой законопроекте. Если его применение вызовет возмущение, кто будет виноват в глазах народа?

Правильно: депутаты-единороссы, которые голосовали. Законодатели, так сказать.

3. “КОМАНДОВАТЬ ПАРАДОМ БУДУ Я! “

Этот способ по зубам лишь тем, кто действительно командует парадом. Схема незатейлива и напоминает кадры из документального фильма про Африку: лев накладывает лапу на тушу оленя, к которой с повизгиваньем уже пристроились шакалы.

Уловив витающие в обществе ожидания, алчущие народной любви и голосов депутаты (не важно, из какой фракции) пишут законопроект. Его не поддерживают ни правительство, ни Кремль — иногда по откровенно надуманным причинам, а авторов обвиняют в популизме и правовой неграмотности. Но через некоторое время в Госдуму вносится документ на ту же тему — за подписью главы государства. Или главы правительства. И снова взахлеб вещает телевизор…

Что делают шакалы, услышав грозный рык царя зверей?

Депутаты делают то же самое. Их удел — объедки пиара.

ПРИМЕР. Т. н. “антипедофильский” законопроект, принятый Госдумой во втором чтении совсем недавно, 1 июня, в День защиты детей. Его авторы, известные депутаты из разных фракций (в том числе “ЕР”), предлагали существенно ужесточить уголовные наказания за сексуальные преступления против несовершеннолетних — вплоть до пожизненного заключения за изнасилование и убийство ребенка. Предполагалось, что 3-е чтение состоится 3 июня.

Не состоялось до сих пор. А 2 июня глава Комитета по вопросам семьи, женщин и детей Елена Мизулина (“СР”) послала миру сигнал SOS, рассказав о причине задержки: “Мне сообщили, что в настоящее время в Правительстве РФ для получения официального отзыва находится альтернативный законопроект, подготовленный в Администрации Президента РФ. В связи с этим наш депутатский законопроект, принятый во втором чтении, не будет рассматриваться в третьем чтении до тех пор, пока не станет ясна концепция президентского законопроекта. Никто из членов Совета Думы (Совет утверждает повестку дня заседаний. — “МК”) и других депутатов текст президентского законопроекта не видел… На вопрос одного из членов Совета о том, поглощает ли президентский законопроект полностью предложения антипедофильского законопроекта, полпред президента в Госдуме Гарри Минх ответа не дал…”

Г-жа Мизулина беспокоится не без оснований. В 2010 году под предлогом ожидания из Кремля законопроекта о поправках в Трудовой кодекс, запрещающих педофилам работать с детьми, почти на год было отложено рассмотрение депутатского законопроекта, запрещающего педофилам быть усыновителями, опекунами и попечителями.

А вот совсем свеженький пример. В президентском законопроекте, направленном на гуманизацию уголовного законодательства, который был внесен в Госдуму 7 июня, среди прочих есть и предложение убрать из Уголовного кодекса статьи, карающие за оскорбление и клевету, — достаточно, мол, административного наказания. Но в конце марта 2011 года Госдума отклонила предложение группы членов фракции ЛДПР, предлагавших ровно то же самое! Правительство прислало тогда отрицательный отзыв — в нем говорится, что депутаты не представили в пояснительной записке статистических данных, свидетельствующих о несоразмерности уголовного наказания за правонарушения такого рода.

Между прочим, президент Медведев таких данных тоже не представил. Но правительство уже дало на пришедший из Кремля проект положительный отзыв.

4. “У ВАС ВСЯ СПИНА БЕЛАЯ! “

Развлечение из разряда “утешение для бедных”, практикуется оппозиционными фракциями, которые самостоятельно протолкнуть свои инициативы не могут. Исчерпывающе определяется выражением “нагадить в карман”.

Вносится законопроект на болезненную для власти в целом тему, заведомо для нее неприемлемый. И пока “ТАМ” думают, как сгладить негативный пиар-эффект от его публичного обсуждения и отклонения, заставляют нервничать и озираться, публично подначивая наивными вопросами типа “а почему же вы, единороссы, откладываете рассмотрение? “или “интересно узнать, какова все-таки позиция правительства?”.

ПРИМЕР. Законопроект, предлагающий России ратифицировать ст. 20 Конвенции ООН против коррупции, в декабре 2010 года был внесен в Госдуму коммунистами Сергеем Обуховым и Александром Куликовым. Внесен с целью уесть и президента, и правительство, и “Единую Россию”, доказав, что с коррупцией всерьез они бороться не намерены. (В злосчастной статье 20 необоснованные доходы чиновника, происхождение которых он объяснить не в состоянии, признаются незаконным обогащением. )

По правилам правительство должно было прислать официальный отзыв на инициативу в течение месяца — оно сочиняло бумагу 3 месяца. Все это время коммунисты при каждом удобном случае спрашивали в зале заседаний, в чем же причина задержки. Представитель правительства г-н Логинов, пытаясь выкрутиться, давал выдающиеся по невнятности ответы — иногда казалось, он сам не понимает, что говорит.

Потом отзыв пришел: конечно, отрицательный. Самым “убойным” аргументом стала ссылка на Конституцию-матушку, где прописана презумпция невиновности, запрещающая требовать, чтобы чиновники сами доказывали, что они не мздоимцы и не казнокрады. (Можно подумать, в других странах, признавших Конвенцию ООН без изъятий, в конституциях прописана презумпция виновности! Но это — к слову. )

А коммунисты не унимались. Когда Госдума недавно принимала очередной президентский антикоррупционный законопроект, один из них спросил полпреда главы государства г-на Минха: “Почему вы не хотите в полном объеме ратифицировать конвенцию? “Г-н Минх сделал ловкий ход конем: “Возвращаю вам ваш вопрос — почему вы не хотите? “Мол, вы законодатели, вам и решать…

То есть Кремль как бы не при делах.

Законопроект до сих пор не рассмотрен профильным комитетом. Как бы то ни было, партия Зюганова получила прекрасный аргумент для своей агитационной кампании.

Еще один пример из последних — на вечнозеленую “антимигалочную” тему. В конце мая справороссы внесли законопроект, предлагающий оставить спецсигналы лишь на машинах президента, премьера и оперативных служб. В начале июня фракция ЛДПР, решив не отставать, внесла проект заявления с более радикальной идеей: оставить спецсигналы лишь оперативным службам. И первым, и вторым прекрасно известно, что правительство и Кремль не готовы пойти на отмену своих дорожных привилегий. Но зато конкуренты-единороссы опять поставлены лицом к лицу с суровой необходимостью перед выборами голосовать поперек общественного мнения…

Самый эффективный способ борьбы с такого рода инициативами — тянуть сколько можно, пока общественный интерес к проблеме не остынет или не переключится на другой раздражитель. Так было, например, с более чем десятком проектов о сокращении постылых зимних каникул в пользу веселых майских: их копили в Комитете по труду и социальной политике больше полутора лет, а потом, когда граждане стали потихоньку к новому праздничному календарю привыкать, чохом отклонили.

5. “МАТЕРИАЛИЗАЦИЯ ДУХОВ И РАЗДАЧА СЛОНОВ”

Это один из самых беспардонных способов борьбы за голоса избирателей.

Перед выборами вдруг дружно, в едином порыве, в первом чтении Госдума принимает, казалось бы, безнадежный, но очень-очень передовой, прогрессивный законопроект. “Надо же! Могут же, когда захотят! “— ахает общество. И… И всё. Проходят выборы, проходит срок полномочий, второй. А законопроект так и лежит “в первом чтении”, покрываясь юридическим мхом и историческим лишайником.

Фокус в том, что большинство голосующих в едином порыве уже в этот самый сакральный момент голосования прекрасно понимают: второго чтения НЕ БУДЕТ.

ПРИМЕР. Один из наиболее живучих думских “духов” — законопроект “О минимальных социальных стандартах”, внесенный в Госдуму весной 2002 года за подписями 42 депутатов из разных фракций. В нем предлагалось подробно прописать обязанность государства обеспечивать на всей территории страны, вне зависимости от региона, единые гарантии социальных стандартов, в том числе образовательных, с одинаковым уровнем финансового обеспечения. Правительство сопротивлялось, утверждая, что денег нет. Оно и сейчас так утверждает.

4 раза переносилось обсуждение законопроекта в первом чтении, но в июне 2003-го, когда до очередных парламентских выборов оставалось полгода, думское большинство, тогда еще относительно пестрое, нажало кнопки “за”.

На дворе лето 2011-го. Законопроект “О минимальных социальных стандартах” так и не принят. Но и не убит: у кого же рука поднимется? У политического самоубийцы разве что. К тому же лозунг “гарантированных социальных стандартов” по-прежнему написан на знамени ФНПР, так сказать, аффилированной с “Единой Россией” структуры…

Еще один пример такого рода — “про баб”, как называют его думские циники. Внесенный в январе 2003 года группой статусных единороссов и депутатов из сателлитных фракций, проект обещал гендерное равенство во всех областях жизни, начиная с производства и заканчивая кадровой политикой. Борьба за поддержку женских организаций для партий и тогда была актуальна. Но вопреки позиции правительства, которое было против (это “вопреки” понарошку — один из отличительных признаков предвыборного “слона” или “духа”), исторический документ был принят в первом чтении в апреле 2003-го.

Интерес к нему до сих пор теплится разве что в сердцах некоторых членов Комитета по вопросам семьи, женщин и детей: там, ни на что особенно не надеясь, еще пытаются подготовить текст ко второму чтению.

Какой вывод можно сделать из всего вышесказанного?

Лучше Ильфа и Петрова опять не скажешь: “Таковы суровые законы жизни. Или, короче выражаясь, жизнь диктует нам свои суровые законы”…