Как мы с Иван Иванычем во фронт вступали

Людей, которые просятся в ОНФ, записывают менее охотно, чем тех, кто отказывается

01.07.2011 в 19:39, просмотров: 12153

На очередном совещании координационного совета Народного фронта 1 июля решали, как помешать чиновникам загонять людей в ОНФ насильно. Это произошло после того, как Владимир Путин заявил: он против того, чтобы численность ОНФ искусственно накручивалась.

Как мы с Иван Иванычем во фронт вступали

Напомним, о том, что во “фронтовики” записывают оптом без учета мнения коллектива, заявляли и сотрудники РЖД, и члены Союза композиторов, а пленум Союза архитекторов даже аннулировал решение о присоединении к фронту, которое было принято по воле руководства.

Отныне для того, чтобы предприятие или организация вошла в ОНФ, одного желания ее начальника будет мало. Потребуется собрание коллектива, который и решит, нужно ли ему “на фронт”. “Если же в штаб фронта придет только заявление руководства, его мы будем рассматривать только как заявление о намерении”, — пояснил руководитель штаба ОНФ Вячеслав Володин.

Окончательно новая процедура приема пока находится в процессе разработки. Вероятно, организации, желающие примкнуть к Путину, теперь будут предоставлять некие протоколы собраний. Однако это тоже выглядит нелепо: какие могут быть официальные бумаги при вступлении в неформальную, незарегистрированную, юридически просто не существующую организацию? К тому же руководителей контор, которые хотят выслужиться перед государством, сбором подписей и справок не напугать. Бюрократ у нас матерый.

И не только матерый, но и принципиальный. А принципов у него ровно два: не пускать того, кто просится, и заталкивать пинками того, кто куда-то не хочет. Вот и Народный фронт уже, очевидно, стал жертвой такой принципиальности. Пока архитекторов тянули туда силком, посетителям сайта ОНФ давали от ворот поворот.

Я лично убедился в этом, попытавшись в порядке журналистского эксперимента вступить в ОНФ. 14 июня заполнил анкету из 17 пунктов, поставил галочку, что согласен на обработку моих персональных данных и получение сообщений по СМС и электронной почте. Кстати, для чистоты эксперимента я зарегистрировал и вымышленного персонажа — Иванова Ивана Ивановича, студента 99 лет.

СМСки стали приходить в тот же день — с прогнозом погоды. Видимо, бонус для “фронтовиков”. А вот внятного ответа, принят я или нет, не дождался до сих пор.

Так члены все, приславшие анкету, или нет? Выяснять этот вопрос я начал сверху — с координационного совета. Там сообщили, что данные должны прийти в региональное отделение ОНФ. Звоню одному из руководителей координационного совета по Москве Елене Паниной: объясните, я числюсь во фронте или нет, есть ли какой-то список, чтобы это проверить?”Да, — объясняет. — Все обобщается. Мы собираемся примерно раз в неделю или 10 дней и рассматриваем заявки. Чтобы обобщать списки, есть специально выделенный человек”.

Им оказалась Елена Чебрикова, по должности главный специалист “Единой России”.

“Давайте говорить начистоту, я этой работой занимаюсь второй день и как раз разгребаю это все, что за месяц накопилось. Мне из центрисполкома партии передали 60 заявок, и я сейчас каждого обзваниваю, чтобы убедиться, что он действительно хочет во фронт”.

60 заявок на всю Москву за целый месяц?! Пришлось признать, что никуда заявки с сайта ОНФ на самом деле не передаются. Зато партийный ЦИК подает заявления от каких-то специально отобранных людей.

“Но вы не расстраивайтесь, — успокоила Чебрикова. — Где-то на сайте ваша анкета наверняка сохраняется. Так что вы можете совершенно спокойно считать себя присоединенным”. Так же, как и Иван Иваныч 99 лет. Можно считать эксперимент законченным: мы с Иван Иванычем официально заявляем о своем выходе из ОНФ.

Материалы по теме: "Вступай, страна огромная".