Тройное дно дела Лузянина

Злоба дня

11.11.2012 в 18:47, просмотров: 13553
Тройное дно дела Лузянина
Максим Лузянин на Болотной.

Четыре с половиной года колонии для признавшего свою вину участника майских беспорядков на Болотной площади Максима Лузянина — много это или мало?

Ни в одной уважающей себя стране за активное участие в массовых волнениях, мягко говоря, по голове не гладят. Суды в таких случаях часто руководствуются принципом: важно не только наказать тех, кто уже согрешил, но и послать предостерегающий сигнал другим.

Летом 2011 года Британия стала сценой массовых погромов и столкновений демонстрантов с полицией. Два юных жителя страны, Джордан Блэкшоу и Перри Сатклиф-Кинан, сами в драках не участвовали. Один юнец поместил в Фейсбуке призыв устроить погромы в конкретном месте в конкретный час. Другой компьютерный гений вызвал волну паники в своем родном городе Уоррингтон, создав провокационный веб-сайт.

 

Лондонцы Перри Сатклиф-Кинан и Джордан Блэкшоу только за призывы к беспорядкам получили по 4 года.

Еще раз повторяю: в результате действий этих молодых людей никто не понес никакого физического ущерба. Полиция в их случаях действовала молниеносно. А теперь догадайтесь: какой приговор «шалопаям» вынесла известная своим гуманизмом британская Фемида? Четыре года тюрьмы каждому.

Вина Максима Лузянина — вина, которую признал он сам, — однозначно больше вины двух британских балбесов. На фотографиях с Болотной площади видно, как он держит за горло омоновца.

Если ставить перед собой цель обелить власть, на этом материал, собственно, можно было бы и закончить. Мол, вы боретесь за построение в России реальной демократии, почтенные господа оппозиционеры? Вы стремитесь, чтобы у нас все было, как на Западе? Тогда вот вам, получите! И радуйтесь, что вы в России, а не в Англии!

Но если задаваться целью реально разобраться в происходящем, то приговор Максиму Лузянину просто обязан вызвать более сложную и противоречивую гамму эмоций.

Постигшая Максима Лузянина злая доля — это, конечно, прежде всего дело его собственных рук. Но не стал ли он в «болотном деле» козлом отпущения и пешкой в игре неких несравненно более влиятельных сил? Сил, которым самим есть что скрывать и есть за что оправдываться?

Начну с верхушки оппозиции. «Полностью виртуальное дело. Какие-то мифические, никем не виденные «пострадавшие» милиционеры, получившие ужасные травмы и очень страдавшие от боли» — так отреагировал на приговор Лузянину самопровозглашенный «духовный вождь оппозиции» Алексей Навальный.

Неужели «великий оппозиционный гуру» считает, что он обладает способностью ходить по воде? И что любое его слово превращает ложь в правду? Можно до хрипоты спорить о соразмерности приговора Лузянину. Но называть дело «мифическим» и «виртуальным» при таком объеме доказательств — это то же самое, что называть публику сборищем лишенных способности думать дураков.

Но бог с ним, лично с Навальным. В московских политических кругах уже давно пришли к убеждению: Алексей Навальный — очень талантливый политик без особых демократических убеждений, но зато умеющий мастерски манипулировать словами и людьми.

У меня вопрос ко всей оппозиции. Официальная версия событий 6 мая гласит: оппозиционные лидеры целенаправленно устроили «горлышко» на пути шествия. Более того, наличие как минимум у части лидеров подобных планов фактически подтвердил их коллега Владимир Рыжков.

И если это так, то кто больше виноват — поддавшийся эмоциям человек из толпы Максим Лузянин или политики, которые пытались использовать эту толпу как «пушечное мясо»? Тот ли человек получил «суровый, но справедливый приговор»?

У меня нет ответов на эти вопросы. Но я перестал доверять организаторам «Марша миллионов». И не только им. В равной мере мое недоверие относится ко многим представителям наших силовых структур.

У меня подозрение, что в неких высоких кабинетах приняли решение: в борьбе с «оппозиционной крамолой» все средства хороши. А на формальные требования закона можно иногда и закрыть глаза.

Власть так и не сумела убедительно опровергнуть рассказ Леонида Развозжаева об обстоятельствах его «милого путешествия» из Киева в Москву. А если хотя бы треть этого рассказа правда, ситуацию можно назвать вопиющим скандалом. Скандалом, который подрывает доверие к официальной версии дел и других оппозиционеров.

И власть, и оппозиция, с моей точки зрения, одинаково не откровенны с обществом. Обе стороны российского внутриполитического конфликта воюют друг с другом, не соблюдая никаких особых правил. И те простые граждане, кто по наивности, недомыслию или случайности оказывается в эпицентре этого конфликта, запросто могут быть раздавленными.

Максима Лузянина сложно назвать невинной жертвой. Но я не могу избавиться от ощущения: он отвечает не только и не столько за себя.