День борьбы с коррупцией

15 ноября Америка подарила нам праздник

22.11.2012 в 17:58, просмотров: 17313
День борьбы с коррупцией
фото: РИА Новости

Ноябрь в наших краях — месяц особо унылый и депрессивный. И чтобы хоть немного отвлечься от этого обстоятельства, мы любим в ноябре что-нибудь праздновать и учреждать праздники.

4 ноября — так называемый День народного единства — как главный государственный праздник у нас не прижился (бурно отмечать это дело на улицу выходят только участники «Русского марша»). Но как дополнительный выходной день и повод выпить 04.11 свою народно-объединительную функцию выполняет в должном объеме.

7 ноября — это святое, хоть мы и давно ушли из коммунизма.

Наши украинские собратья в 2005 году учредили День свободы. Он празднуется 22 ноября, когда начался киевский Майдан, центральное событие и явление «оранжевой революции-2004». И хотя с тех пор ее триумфаторы сильно опозорились, а над Украиной распростер нетопырьи крыла проф. В.Ф.Янукович, я 22 ноября всегда и неизменно поднимаю рюмочку. За Майдан. Именно он показал, что мирные массовые выступления людей, чувствующих себя полноправными гражданами своей страны, могут привести к смене власти, даже весьма авторитарной и коррумпированной. Наши Болотная площадь и проспект Сахарова — идейные и духовные наследники Майдана.

И вот — новое счастье нам привалило. Кажется, скоро мы сможем отмечать в ноябре еще две полноправные даты.

15 ноября 2012 года палата представителей Конгресса США приняла закон Магнитского, несущий большую опасность нашим родным коррупционерам, врагам свободы и демократии. А на следующей неделе — возможно, уже 26 ноября — этот закон вроде как должен быть одобрен Сенатом, верхней палатой американского парламента. Думаю, по этому случаю 15 ноября можно провозгласить Днем борьбы с коррупцией, а 26-е — с произволом. Или наоборот. Не важно.

Про закон Магнитского слышали многие, но подлинное его содержание знают далеко не все. Вот поэтому я и прочитал внимательно этот документ, благо он короткий — всего-то 17 англоязычных страниц, да еще практически в столбик.

По-моему, большинству интересующихся до сих пор кажется, что закон этот — исключительно про Сергея Магнитского, юриста фонда Hermitage Capital, погибшего (убитого) в Бутырском СИЗО в ноябре (опять ноябре!) 2009 года. Так-то оно так, но лишь отчасти. В законе много говорится о Магнитском. Но акт направлен против вообще всех тех, кто совершает коррупционные преступления, нарушает права человека и препятствует свободным выборам на территории России. А поскольку этим в той или иной форме занимаются почти все российские чиновники, депутаты, а также крупные и средние бизнесмены, акт, полное название которого — Закон об ответственности за верховенство права — затрагивает интересы всей правящей российской элиты. Целиком. Без изъятий и ограничений. И, как мы увидим ниже, не только российской. Да-да.

Так что это, скорее, закон имени Магнитского. А вообще-то он, как говорил министр-администратор в пьесе Евгения Шварца «Обыкновенное чудо», «ко всем относится».

Начинается закон с напоминания о том, что Россия постоянно и официально провозглашает свое желание быть Европой. Потому она (наша страна): входит в состав ОБСЕ и Совета Европы; ратифицировала всяческие обязывающие международные документы — конвенции против пыток и бесчеловечного обращения с заключенными, о гражданских и политических правах, международную конвенцию ООН против коррупции. РФ, кроме всего прочего, добровольно обязалась строго соблюдать Европейскую конвенцию по правам человека. И где?

Проще говоря: хочешь быть Европой — будь ею. А европейскость слагается вовсе не из виллы на Лазурном Берегу, гоночного «Феррари» и правильной галереи дорогих костюмов.

А если не хочешь быть Европой — это совсем другое дело. Тогда уже ни на что хорошее на Западе не рассчитывай.

В законе много говорится непосредственно о страданиях Магнитского, но прямо упомянуты и многие другие люди. Михаил Ходорковский. Платон Лебедев. Убитая в Чечне правозащитница Наталья Эстемирова. Избитый до полусмерти главред газеты «Химкинская правда» Михаил Бекетов. И еще примерно полторы дюжины жертв. Упоминается и глава Чечни, генерал-майор Рамзан Кадыров. Но не как жертва. А, как бы это помягче выразиться, скорее наоборот...

Выводы же закона просты, как дешевый бурбон. Если ты коррупционер и/или враг русской демократии, то госсекретарь США — сам по себе или по инициативе любого конгрессмена — может принять решение никогда не пускать тебя в Америку. А министр финансов США — арестовать твои американские активы и учинить расследование об отмывании средств. Вот и всё.

Реакция российского начальства на конгресс-события 15 ноября была поистине яростной. Кремль и МИД многоусто заявили, что закон Магнитского — демонстративно антироссийский шаг и форма страшного давления на Россию. И что мы не потерпим, ответим адекватно и т.п. А секретарь генсовета партии ЖиВ «Единая Россия» Сергей Неверов обвинил экс-премьер-министра Михаила Касьянова, поддержавшего закон, ни много ни мало в предательстве интересов России. Раньше добродушный Касьянов, который никогда, собственно, не был радикальным оппозиционером, столь жестких эпитетов от бывших товарищей по власти не удостаивался.

Все это очень хорошо, если не сказать — замечательно.

Во-первых, окончательно рухнул миф, который долгие годы выстраивался нашей властью и, как ни странно, во многом поддерживался оппозицией, она же прогрессивная общественность. О том, что Путин и Ко строят тут у нас великую империю в формате осажденной крепости, и мировое сообщество они в гробу видали. Теперь окончательно ясно: может, и в гробу, только непонятно, с какой стороны. В США находятся сотни миллиардов долларов денег, принадлежащих российской элите. Десятки тысяч объектов недвижимости. В Гарвардах и Йелях учатся (или собираются учиться) РФ-дети элитных пород. Так что современная Россия зависима от США чуть менее, чем полностью. Никакая американская оккупация наших утлых просторов Вашингтону не требуется, ибо нас уже давно оккупировали. Не войсками, что совершенно не имеет смысла, а той самой клейкой заинтересованностью властительных россиян — существовать при Америке.

Во-вторых, к нашим большим людям, кажется, приходит понимание, что переключить внимание исключительно на стрелочников не удастся. Ведь «список Магнитского» из 60 человек существует с 2011 года. Там сплошь силовики, среди которых попадаются даже высокопоставленные, например, зам. генерального прокурора РФ Виктор Гринь. А вот владельцы и топ-менеджеры инвестиционного банка «Ренессанс-Капитал», конкурентный конфликт которого с Hermitage и положил начало делу Магнитского, в списке почему-то не обнаруживаются. Но скоро — вполне могут обнаружиться. Причем не только российские. В законе Магнитского от 15 ноября не сказано, что он карает только граждан РФ. Вот, например, новозеландец Стивен Дженнингс, который на момент расправы над юристом Hermitage был владельцем контрольного пакета «Ренессанса», — к нему ведь тоже могут быть внятные вопросы, не правда ли?

До РФ-элиты начинает доходить, что новый закон может положить конец традиционной практике наших статусных либералов и больших, хорошо пахнущих бизнесменов: когда одной половиной туловища организуешь российские хищения и расправы, а второй — являешься на очередную прогрессивную конференцию в Лондон/Нью-Йорк и на чем свет стоит костеришь кровавый режим им. В.В.Путина. И вроде никто ни в чем не виноват, кроме горстки чернеющих полковников из путинского болотного прошлого (не путать с Болотной площадью Москвы).

А ведь нечто подобное закону Магнитского могут принять и в Евросоюзе. И для этого даже не нужны монстры типа Германии или Франции, которым Кремль научился магнетически подмигивать. По слухам, маленькая Латвия тоже собирается сделать свой список. Из влиятельных россиян, которые до кризиса-2008 набрали кредитов в латвийских банках, а отдавать не собираются. И блокируют нормальное правосудие в России. А ведь одной только несчастной Латвии достаточно, чтобы перекрыть куче наших бонз въезд в шенгенскую зону. А если уж будут раскрыты кодированные счета наших чиновников в латвийских банках… Эти счета еще недавно были очень популярны.

Причем я совершенно не исключаю, что закон Магнитского и аналогичные европейские акты могут стать орудием нашей внутренней конкуренции. Почему бы одному чиновнику/олигарху быстро не стукнуть на другого, пока другой не стукнул на него самого? Тут-то и пойдет у нас настоящая антикоррупционная движуха.

Не глядя в свинцовое небо ноября, откупориваем. И пьем за то, чтобы Барак Обама не забыл подписать закон до Нового года. Как собирался и обещал.