Почему Россия не Монголия?

Бурный экономический рост соседней некогда отсталой страны достигнут благодаря не «стабильности», а демократии

18.12.2012 в 14:54, просмотров: 32386

Недавно у российской политической элиты появился значимый повод для гордости. В международном рейтинге восприятия коррупции наша страна поднялась сразу на 10 позиций, достигнув уровня Гондураса. Оставим политологов восторгаться данным успехом и поговорим об экономических прорывах. При этом постараемся найти для сравнения государство поближе затерянной в джунглях латиноамериканской страны.

Почему Россия не Монголия?
фото: ru.wikipedia.org

Прошло больше десяти лет c тех пор, как любимец патриотов и почвенников А.Паршев задал в известной книге вопрос: «Почему Россия не Америка?». Ответ на него он дал сугубо «технологический», апеллируя к суровым отечественным условиям и выводя из них неспособность России на равных конкурировать с США. Чтобы «соблюсти» условия сравнения, возьмем страну, климат которой не лучше российского, а структура экономики максимально похожа на нашу.

Это Монголия — небольшое государство, на котором в свое время советские идеологи желали опробовать методику перехода от феодализма к социализму, минуя капитализм. Итог известен: Монголия вырвалась из социалистического рая с ВВП в $480 долл. на душу населения, экономикой, ориентированной на кочевое скотоводство, добычу угля и меди, а также с несмываемой, казалось, печатью принадлежности к советскому блоку.

Прошло 20 лет. За это время население соседних с Монголией регионов Сибири сократилось почти на 12%; монгольское выросло на 26%. Российский ВВП с 2000 по 2011 г. вырос на 80%, монгольский — в 3 раза. Конечно, можно ответить, что не надо сравнивать несопоставимое, — но сопоставимость скоро придет: ведь в 2012 г. подушевой ВВП в Монголии составил $5,1 тыс. и растет на 14—16% в год, а в среднем по Сибири — $10,9 тыс. и увеличивается в последние годы на 3—4%. Можно, разумеется, еще и порассуждать, что в Монголии масса полезных ископаемых и очень небольшое население. Это, конечно, так — но его плотность (1,7 человека на кв. км) сопоставима со средним показателем по Дальневосточному федеральному округу (1,1 человека на кв. км). Наконец, если сравнить данные по одним и тем же секторам экономики, увидим: в России с 1991 по 2010 г. добыча угля сократилась на 9%, в Монголии — выросла в 2,6 раза; меди — упала на 6% и выросла в 4,2 раза; золота — увеличилась на 20% и в 3,7 раза. Продолжать подобный список можно еще довольно долго.

Возникает вопрос: что сделало страну, которую еще недавно воспринимали чуть ли не как худшее место на Земле (отправка В.Молотова послом в Монголию воспринималась в 1957 г. почти как ссылка в Магадан), новым примером успеха, одним из членов которого уже по счету поколения «азиатских тигров»?

Ответ очевиден: причиной этому стала разумная и взвешенная экономическая политика.

На чем она основана? И тут нет ничего сверхъестественного. В руководстве страны давно поняли, что развитие требует инвестиций. И вот на протяжении всего 15 лет, с 1995 по 2011 г., объем ежегодных инвестиций в основной капитал вырос с 12,5% ВВП до 39,2%. При этом темп прироста этого показателя составил в 2010 г. 33,1%, в 2011-м — 69,9% (результаты 2012-го еще предстоит подвести).

Как этого удалось добиться? Созданием государственных корпораций? Отнюдь. Главным источником роста инвестиций стал приток денег из-за рубежа, который вырос за последние 10 лет более чем в 40 раз и стал движущей силой развития стремительно растущего сектора добычи и обработки полезных ископаемых.

Отмечу особо: монгольские власти «творчески» подошли к выбору инвесторов для разработки своих природных богатств, сочтя за лучшее не связываться ни с российскими, ни с китайскими компаниями. Несмотря на то что КНР и Российская Федерация являются крупнейшими торговыми партнерами страны, главную роль в разработке ее недр играют канадские (Ivanhoe Mines, Entree Gold, SouthGobi Energy), британские (Rio Tinto) и австралийские (BHP Billiton, Ausmelt) фирмы. Даже не американские. Потому что от великих держав, считают в Улан-Баторе, исходят большие проблемы.

Такой баланс экономических и политических интересов дал возможность существенно изменить характер бюджетных расходов: если в 1988 г. страна тратила на оборону и вооружения 9,36% (!) ВВП, то в 2010-м — всего 0,98%. Зато только государственное финансирование образования и здравоохранения достигло в 2011 г. соответственно 5,4 и 3,0% ВВП, или 23% всех расходов бюджета. С 1988 по 2010 г. продолжительность жизни в Монголии выросла с 60 до 69 лет, а прирост населения (понятное дело, не миграционный — доля мигрантов в населении не превышает 0,36%) составляет в последние 5 лет в среднем по 1,5% в год (для России подобная цифра означала бы 2 млн ежегодно).

Сельское хозяйство развивается не менее стремительно: Монголия в последние годы, несмотря на ряд холодных зим, уничтоживших часть поголовья скота, стала вторым в мире производителем кашемира; страна имеет самое большое удельное поголовье скота в мире, опережая по нему соседние российские регионы в 7—20 раз.

Конечно, Монголия и сегодня не выглядит очень развитой страной — но по показателям роста ВВП (17,26% в 2011 г.) и промышленного производства (37,4%) является мировым рекордсменом. Прогноз на 2013—2014 гг. составляет соответственно 13—14% и 30—32% в год. В стране развивается торговля и жилищное строительство, реализуется несколько программ по переселению сельских жителей в города. Если в 1999 г. на 100 человек приходился 1 мобильный телефон, то сейчас — 105. Если в 2000-м только 0,5% жителей регулярно пользовались Интернетом, то сегодня — более 20%.

Как же монголам удалось всего этого достичь? Неужто благодаря «политической стабильности», которую наши власти представляют единственно верной дорогой в будущее? Совсем нет. Точнее, совсем наоборот. В значительной мере современная Монголия стала сама собой по причине постоянной политической борьбы, которая на протяжении всего периода реформ не позволяла какой-либо политической силе монополизировать власть и проводить безальтернативную политику.

В первые постсоветские годы Монгольская народно-революционная партия сохраняла власть, но уже в 1996 г. (вам ничего не говорит эта дата?) власть перешла к коалиции новых партий во главе с Национально-демократической. Однако уже в 1997-м бывший коммунист Н.Багабанди был избран президентом, а затем привел свою партию к победе на парламентских выборах в 2000 г. и обеспечил победу другого представителя Народно-революционной партии, Н.Энхбаяра, в 2005-м.

Тем не менее, оппозиция в стране оставалась очень влиятельной, и в 2004 г. бывшие коммунисты уступили большинство в парламенте группе демократических партий во главе с Ц.Элбегдоржем, одним из лидеров демократической революции 1990 г. В 2008-м в Улан-Баторе произошла «цветная» революция, последовавшая за фальсификациями на парламентских выборах; итогом стала победа Ц.Элбегдоржа на президентских выборах и расследования коррупционных схем, использовавшихся прежним руководством страны. Показательно, но в апреле 2012 г. бывший президент Н.Энхбаяр был арестован и в открытом суде осужден на 4 года заключения за коррупцию. Именно в годы нынешнего президентства экономический рост страны особенно ускорился.

Можно также заметить, что два последних президента и пять последних премьеров страны закончили учебные заведения в США, Великобритании и Германии. Открытая политическая конкуренция, которой была пронизана вся посткоммунистическая история Монголии, выступила питательной средой для формирования компетентного политического класса, который и ведет сегодня свою страну к очередным успехам в экономической сфере.

Да, у Монголии есть много проблем. Часть из них обусловлена природными условиями: на протяжении года температура снижается с +30…32°С летом до -28…35°С зимой. Улан-Батор — самая холодная в зимнее время столица в мире. И масштабы территории тоже мешают развитию — расстояния между городами исчисляются сотнями километров, а протяженность всех дорог на 1000 кв. км составляет всего 31 км и остается одной из самых низких в мире. Но за 20 лет энергоемкость ВВП в стране сократилась на 56%, и правительство намерено снизить ее еще на 40% к 2020 г. Природным проблемам руководители страны противопоставляют упрощение административных процедур, причем вполне успешно — в рейтинге Doing Business Монголия за последний год поднялась на 12 строчек, достигнув 76-й позиции.

Судя по всему, ответ на вопрос о том, почему России не удается ни повысить энергоэффективность, ни радикально нарастить добычу ресурсов, ни привлечь массу иностранных инвесторов, ни начать движение вверх в глобальных рейтингах, должен даваться «не по Паршеву». Природа здесь ни при чем. Гораздо важнее политическая среда, демократические процедуры и качество подготовки управленческого класса.

А тут Россия — не Монголия.