Шойгу расширил плацдарм в ЮВА

Корреспондент МК передаёт из Мьянмы и Вьетнама

08.03.2013 в 21:16, просмотров: 7586

Страны Юго-Восточной Азии традиционно считаются перспективным для России рынком по линии Военно-технического сотрудничества. Здесь продукция нашей «оборонки» имеет отличную репутацию, а позиции американских и европейских производителей оружия слабее, чем, например, в Южной Америке. Однако, в отличие от конкурентов, наши компании вынуждены осваивать рынки только при непосредственной поддержке государства. Именно от договоренностей и, что не менее важно, личных взаимоотношений чиновников обеих сторон зависят в конечном счёте доходы ОПК и влияние России в регионе. Вот и приходится министру обороны зачастую становится своеобразным «ледоколом», расчищающим простор для развития ВТС.

Шойгу расширил плацдарм в ЮВА
фото: Вадим Савицкий

Именно таким «удобрением почвы», на которой в будущем вырастут многомиллионные контракты, и стал прошедший на прошлой неделе визит Сергея Шойгу в Юго-Восточную Азию. Формально никаких эпохальных соглашений и договоров не заключалось, однако значение прошедших переговоров, тем не менее, крайне велико. Особенно это касается Республики Союза Мьянма.

Эта большая страна с населением более 50 миллионов человек до сих пор остаётся заповедным краем, символом азиатской экзотики. С 1962 года здесь правили военные, чьей главной идеей во внешней политике был изоляционизм. Одновременно, в ответ на нарушения прав человека и установление диктатуры, остальной мир вводил санкции в отношении Мьянмы. Дело ухудшалось непрекращающейся гражданской войной с сепаратистами и частными армиями наркоторговцев в неконтролируемых центральным правительством регионах страны. Внешние связи были сведены к минимуму, страна оказалась на периферии всех мировых процессов. Парадоксальным образом в Мьянме, с не испорченной массовым промышленным производством экологией и с не изуродованной глобализацией культурой, туристов практически не было.

Положение дел стало стремительно меняться два года назад. Добившись, наконец, относительного внутреннего спокойствия в стране и понимая весь экономический вред от внешней изоляции, военные пошли на либерализацию политической системы, прекратили преследования оппозиции, провели свободные выборы. Международные инвестиции и доходы от экспорта природных ресурсов немедленно хлынули в страну, и конца им пока не видно.

С учётом того, что военные продолжают занимать все командные высоты в государстве, а их особое положение закреплено в конституции, велики шансы, что появившиеся в стране деньги пойдут в том числе и на перевооружение и модернизацию армии. При этом мьянмские генералы – люди образованные, умные и практичные. Они крайне заинтересованы в диверсификации своих поставщиков оружия, среди которых на данный момент лидирующие роли занимает Китай.

В некотором смысле именно агрессивное продвижение китайского капитала в Мьянму (в том числе и на рынок продукции военного назначения), вынудил политическое руководство страны провести реформы: генералы просто не захотели превращаться в сателлитов Поднебесной. США же мгновенно сориентировались в ситуации, и сейчас активный курс на сближение с Мьянмой стал важной частью «тихоокеанского разворота» внешней политики Америки. Сначала Хиллари Клинтон, а потом и Барак Обама посетили страну с историческими визитами.

Россия пока в этой гонке за кусок мьянмского пирога числится в отстающих. Хотя, надо отдать должное, понимание того, как важно застолбить позиции в открывающейся для мира стране у правительства есть. Сергей Лавров побывал столице Мьянмы Нейпьидо в январе, а теперь настала очередь Сергея Шойгу. Первый за 50 лет (последний раз здесь был Родион Малиновский) визит министра обороны удался на славу.

С учетом того, что страной фактически управляют не несколько высших чинов, а весь генералитет в целом, устанавливать отношения на долгую перспективу нужно не только на встречах с главнокомандующим, но и с теми, кто чуть ниже в командной иерархии. Поэтому Шойгу посетил несколько военных округов, ознакомился с их организацией, беседовал с командующими. И только потом состоялись торжественные переговоры в огромном дворце приемов в Нейпьидо с главнокомандующим вооруженными силами Мьянмы вице-старшим генералом Мин Аугунг Хлайном, которые после были закреплены встречей министра с вице-президентом адмиралом запаса Ньян Тхуном в его резиденции.

Свою задачу Шойгу, без сомнения, выполнил: плацдарм для ВТС расширен, военное руководство настроено более чем доброжелательно. Теперь вопрос в том, будет ли прорыв министра достойно поддержан «вторым эшелоном» - теми, кто непосредственно занимается заключением договоров и поставкой продукции. Здесь существуют определённые проблемы. Военно-техническое сотрудничество ведётся уже много лет, но по-прежнему не соответствует возможностям двух стран. И это при том, что больше всего мьянмские военные заинтересованы именно в нашем оружии. Покупать продукцию у своих потенциальных противников – Китая и США – и тем самым рано или поздно становится заложниками их геополитических междусобойчиков им совсем не улыбается. А вот у России никаких интересов кроме деловых здесь явно быть не может.

Российские дипломаты объясняют ситуацию сложностью ведения деловых переговоров с мьянмской стороной из-за неопределённостей в местных законах и серьёзных различиях в менталитете. Однако же Украине как-то удалось «подсадить» армию Мьянмы на свои БТР-3У.

Реальные причины «пробуксовки» в торговле двух стран МК в двух словах описал один из знакомых с процессом местных представителей. Руководство Минобороны Мьянмы смущает ценообразование на российскую продукцию. Совсем также как ранее это смущало Анатолия Сердюкова.

- Называется одна цена, а позже выходит другая, – сетует источник. – В результате не только срывается контракт, но и пропадает доверие к остальным российским предложениям. Много проектов, в том числе и гражданских, «зависает» на разной стадии готовности: строительство завода по выплавке чугуна, строительство метро в столице, были договоренности по ядерной программе. А китайцы, индийцы, тайцы – скоро к ним и американцы присоединятся – у них чёткие представления о конкуренции. Они понимают, что лучше сейчас немного потерять в норме прибыли, но «привязать» покупателей к себе.

В результате дипломатические усилия Шойгу и России в целом могут пропасть даром из-за нашей бюрократии и стремлении получить максимальную прибыль в предельно короткий срок. Однако пример Вьетнама, куда министр обороны вылетел из Нейпьидо, показывает, что все сложности преодолимы.

За последние несколько лет объём торговли с Вьетнамом в рамках ВТС вырос в разы. Теперь эта некогда братская страна, где в 90-е наши позиции сильно пошатнулись, вновь становится партнёром номер один в регионе. В частности, как подчеркнул на встрече со своим коллегой Фуангом Куангом Тханем Сергей Шойгу, благодаря России ВМФ Вьетнама в этом году вступает в новую эру – подводного флота. Россия не только построила две подводные лодки проекта 636 «Ханой» и «Хошимин» (они сейчас проходят испытания в Санкт-Петербурге), но и готовит экипажи и инфраструктуру для их базирования.

Береговая инфраструктура, по всей видимости, была одним из важнейших пунктов переговоров. По крайней мере об этом косвенно свидетельствует присутствие в составе российской делегации главкома ВМФ Виктора Чиркова и посещение делегацией Камрани по пути в Ханой. О воссоздании существовавшего здесь до 2002 года пункта материально-технического обеспечения Тихоокеанского флота пока не заявляется – вьетнамская сторона лишь рассчитывает на помощь России в строительстве судоремонтного завода. Но по результатам переговоров было объявлено о подписании до конца этого года соглашения, разрешающего заход и обслуживание кораблей ВМФ России во вьетнамских портах. Так что вьетнамская часть блиц-визита министра обороны в ЮВА, хоть и не носила такого переломного характера как переговоры в Мьянме (с Ханоем отношения и так превосходные), но с практической точки зрения подвижки здесь оказались более заметными – Шойгу развил успех предшественника.

Янгон-Нейпьидо-Камрань-Ханой.