В чем секрет фактора Джо Байдена?

Влияние вице-президента США на внешнюю и внутреннюю политику растет

10.03.2013 в 13:26, просмотров: 3038

У только что вступившего в должность госсекретаря США Джона Керри чуть было не сорвался дебют. Лидер сирийской оппозиции отказался встречаться с ним на совещании в Риме. Назревал грандиозный скандал, грозивший авторитету новоиспеченного госсекретаря. Как привести в чувство взбунтовавшуюся марионетку? И вот Керри решил прибегнуть к помощи вице-президента Джозефа Байдена. Последний привел в чувство возомнившего о себе Моаза аль-Хатиба одним телефонным звонком, и тот «согласился» на встречу с Керри.

В чем секрет фактора Джо Байдена?
фото: Михаил Ковалев
Джо Байден

Этот эпизод один из многих, свидетельствующий о постоянно растущем влиянии Джо Байдена. Предсказания о том, что влияние вице-президента на внешнюю политику США увеличится в ходе второго президентского срока Барака Обамы, уже сбываются. Вскоре Обама направится с визитом в Израиль. Это будет его первым визитом второго срока в края израильские. Кто прокладывает ему путь в страну обетованную? Джо Байден. Именно он выступил на днях на ежегодной конференции AIPAC, самого влиятельного израильского лобби в Америке. Вторым основным оратором на конференции был премьер-министр Израиля, специально прилетевший для этого в Вашингтон Беньямин Нетаньяху.

Это явление Байдена на AIPAC не первое. Выступая перед ним в 2009 году, Байден изложил требования своего шефа, хотя и предупредил заранее, что «это вам не понравится». (Речь шла о заселении земель на Западном Берегу.) Но во второй раз Байден звучал не столь строго. Его целью было создать благоприятную почву накануне визита Обамы. По словам израильского посла в США Майкла Орена, «Байден пользуется большим доверием в произраильском сообществе. Он всегда говорит откровенно и открыто с нами, одновременно давая понять, что он в полном согласии с президентом».

Но влияние Байдена отнюдь не ограничивается дипломатией. Оно сильно и во внутренней политике страны. Вот пример и тоже из недавнего прошлого. Утверждение Чака Хейгела шефом Пентагона проходило с большим скрежетом в сенате. Ему приписывали антиизраильские взгляды и «мягкотелость» в отношении Иранка. Байден оседлал телефоны сомневающихся сенаторов. Телефонное лоббирование вице-президента помогло окончанию флибустьерства и конфирмации Хейгела. Аналитики утверждают, что Обама и Байден поют дуэтом. Единственное исключение — несогласие Байдена с приказом президента ликвидировать Усаму бен Ладена. Байден опасался, что неудача подобной операции может отрицательно сказаться на шансах Обамы быть переизбранным. Зато Обама разделял и разделяет осторожный подход Байдена к войне в Афганистане и к гражданской войне в Сирии. Байден выступает за ускорение вывода американских войск из Афганистана и против вооружения сирийских повстанцев американским оружием. В первом случае ему пришлось преодолеть сопротивление госсекретаря Клинтон и директора ЦРУ Петреуса. Обама принял его сторону.

С переменами в новой администрации Обамы влияние Байдена еще больше возрастает. В администрации первого президентского срока Обамы Байдену приходилось сражаться с такими «тяжеловесами» как госсекретарь Хиллари Клинтон и министр оборон Роберт Гейтс, имевшими особый статус и свою политическую базу. Их нынешние преемники Керри — Хейгел всем этим не обладают. Их связи и с Белым домом, и с Конгрессом намного слабее, чем у их предшественников, и они в значительной степени обязаны своими назначениями Байдену. Как говорит Вали Наср, бывший сотрудник Госдепа, а ныне декан Института Джона Гопкинса по продвинутым международным исследованиям, «статус Байдена увеличивается не только благодаря усилению его влияния, но и в результате дефолта его соперников».

Внешнеполитические взгляды Керри и Хейгела совпадают с байденовскими. Они тоже против вмешательства США в большие войны. Есть у Байдена и другие сторонники в стратегических пунктах администрации. Среди них следует назвать Энтони Блинкена. До последнего времени Блинкен был внешнеполитическим помощником вице-президента. Сейчас его повысили, сделав заместителем советника президента по национальной безопасности. Сам советник — Томас Донилон — давний друг Байдена. Данилон и Блинкен разруливают противоречия между Госдепом, Пентагоном и ЦРУ. Байден будет иметь через них влияние и на это разруливание.

В новой команде Байдена есть и «перебежчик», занявший освободившееся после ухода Блинкена место. Это Джекоб Салливей, восходящая звезда, один из бывших главных советников Хиллари Клинтон. В Госдепе Салливен, которому сейчас 36 лет, занимал пост директора политического планирования. Он сопровождал Клинтон в ее многочисленных вояжах и считается экспертом по Китаю и арабскому миру. Салливена сманил для Байдена сам президент, позвонив ему по телефону прямо из своего лайнера ВВС-1. В хорошо осведомленных кругах новое назначение Салливена считают «симптоматическим». Дело в том, что он на президентских праймериз 2008 года работал на Клинтон, и этот его опыт может пригодиться Байдену, если он решил ввязаться в президентскую схватку 2016 года.

В годы первого президентского срока Обамы Байден помимо всего прочего надзирал над Ираком по прямому поручению президента. Ему принадлежит большая заслуга в скором окончании войны в Ираке и выводе оттуда американских джиай. Сейчас, по некоторым данным, Обама собирается «бросить» Байдена на Китай. В качестве вице-президента Байден поддерживал отношения со своим китайским коллегой Си Цзиньпином, который сейчас стал во главе КНР. Они встречались дважды — в 2011 году в Пекине и в 2012 году в Вашингтоне. Сейчас коллегой Си стал Обама, но опыт Байдена и его личное знакомство с новым китайским лидером делают его неформальные отношения с Пекином весьма полезными для Белого дома.

Итак огромный внешнеполитический вес Байдена в новой администрации Обамы неоспорим. «Байден весьма тесно интегрирован во внешнюю политику президента. Он ключевой игрок, который может заниматься специфическими проблемами и специфическими личными взаимоотношениями», — говорит заместитель советника президента по национальной безопасности Бенджамин Родес. Роль ключевого игрока, которую всё больше играет Байден, прекрасно вписывается в общую стратегию Обамы, предусматривающую абсолютный контроль Белого дома над внешней политикой и национальной безопасностью страны.

И, наконец, еще один козырь Байдена — его харизма. В администрации Обамы он, пожалуй, «самый человечный человек». От его обаяния тают жены его политических соперников. Встречаясь с простыми американцами, он «приударяет» за пожилыми домохозяйками и находит путь к сердцам детворы. Он добр, сердечен, откровенен. Поэтому иногда допускает словесные оплошности, которые лишь увеличивают его популярность. Бывает, что Байден забегает даже впереди своего босса. Так он в канун выборов 2012 года выступил за легализацию однополых браков. Обама тогда еще не дозрел до этого, но демарш Байдена заставил его «подтянуться» и солидаризироваться со своим вице. Это сделало его победу более убедительной, ибо геи составляют внушительное, образованное и обеспеченное меньшинство американского электората.

Сейчас Байден находится во главе похода за контроль над продажей огнестрельного оружия. Здесь его темпераментность более чем уместна. Он искренне скорбит о жертвах серийных убийц и искренне возмущается «торговцами смертью».

Старина Джо бывший сенатор. Поэтому у него сохранились хорошие связи на Капитолии. Он преданный вице-президент. Поэтому он свой человек в администрации Белого дома. Он пользуется доверием и поддержкой Обамы и это главный источник его влияния. Как личность он «дополняет» несколько профессорствующего президента и служит его приводным ремнем в отношении американских либералов. Он готовый кандидат демократов на президентских выборах 2016 года. Оказать ему серьезное сопротивление сможет лишь Хиллари Клинтон. Но в противостоянии Байден—Клинтон на стороне первого будет Обама.