Почему в российских барах пили за независимость Шотландии

Тяните волынку, сэр

19.09.2014 в 19:33, просмотров: 13054

«Развод по-эдинбургски» не состоялся: Шотландии так и не удалось выйти из состава Соединенного Королевства. Все последние дни вести с референдума в Шотландии держались в топах российских новостных ресурсов. И не только потому, что не так давно референдум прошел в Крыму. Как оказалось, в России живут тысячи поклонников шотландской культуры. Люди занимаются реконструкцией шотландских военных подразделений, сколачивают оркестры волынщиков. Да и мужики в клетчатых юбках, прогуливающиеся по столичным улицам, уже никого не удивляют. 

«МК» расспросил у «русских шотландцев», что они думают о референдуме и почему культура края виски, килтов и волынок так прижилась у нас в стране.

Почему в российских барах пили за независимость Шотландии
Фото: Андрей Литвинов/ пресс-служба оркестра

С бело-синими флагами, под звуки волынок и барабанов — так в московских шотландских пабах следили за итогами референдума.

— Честно сказать, в последние дни нас разрывают на части, — признается Артемий Воробьев, художественный руководитель оркестра волынщиков Москвы. — Ожили все СМИ, заведения с шотландской тематикой завалили приглашениями. Да и людей, готовых пропустить рюмку-другую за независимость этого уголка, в пабах стало заметно больше. Естественно, у многих этот интерес проснулся после прошедшего референдума в Крыму. Но на самом деле это очень уж поверхностная параллель. В России все последние годы людей, увлеченных Шотландией, становилось все больше. Но это не только наша — общемировая тенденция. А русским шотландцы вообще очень близки по ментальности. У них в характере присутствует нотка, напоминающая нас по степени драйва, задора, юмора. В обиходе с ними очень легко договориться.

Самого Артемия Шотландия зацепила больше пятнадцати лет назад, когда в России еще не было магазинов килтов, а волынку можно было послушать, разве что прилетев в Эдинбург.

— Я — профессиональный музыкант, в конце 90-х увлекся изучением мировых народных инструментов. Так в руки мне попала шотландская волынка. Тогда же русско-кельтское общество проводило в Москве дни шотландской культуры. Я впервые услышал волынку живьем, и звуки этого инструмента меня заворожили. Решил, что должен научиться играть на нем. Взял несколько уроков у волынщиков из Шотландии. Впоследствии ездил туда. До сих пор у меня множество друзей в Эдинбурге и Глазго.

— И каково их мнение по поводу референдума?

— Сейчас вся шотландская часть моего Фейсбука пестрит сине-белыми флагами. Но многие друзья говорят: «Да, мы все время боролись за свою свободу, да, мы любим играть на волынках и носить килты — такие мы задорные ребята. Но здравый смысл помогает нам понять, что чисто экономически отделение — это не совсем понятный шаг. Поэтому, скорее всего, большинство на этом референдуме все же скажет «нет». Я вижу волеизъявление народа так: простые люди будут голосовать за отделение, но бизнес-компании, политические и деловые элиты будут договариваться.

Петербуржец Алексей Белов увлекается исторической реконструкцией. Вообще-то его интересы больше лежат в отечественной истории, но уже несколько лет он с товарищами воссоздает шотландские подразделения в рядах британской армии времен Первой и Второй мировых войн: закупает амуницию, в образе шотландца участвует во всевозможных исторических фестивалях.

— Любителей походить в килтах сейчас в России действительно много. Серьезно же увлекаются историей этой страны лишь единицы, — говорит Алексей. — Нас, например, человек 12 в Москве и еще 10 — в Санкт-Петербурге. С чем связано массовое увлечение Шотландией? Там очень самобытная культура, сохранены все традиции. Но не думаю, что это важно для массовых поклонников килтов и волынок. Для большинства это желание быть не такими, как все, выделиться. Это сейчас модно. Китч.

— А вы сами в килте ходите?

— Только на мероприятиях. Я реконструктор, массовую культуру не поддерживаю. Но честно скажу: это очень даже удобная и теплая одежда. Но только правильный, аутентичный килт. То, в чем щеголяют сейчас у нас на улицах модники, часто просто стилизация. Есть много тонкостей: у материала должен быть определенный вес, отрез ткани должен быть сугубо обговоренного размера, не говоря уже о том, что настоящий тартан — материал для килтов — можно купить только в Шотландии. У нас же по большей части покупают юбки, пошитые из стилизованной ткани. Кроме того, они подразделяются в зависимости от времени года, клана — у каждого из них есть своя расцветка килта. Кстати, сами они в образе ходят только по национальным праздникам и на определенные мероприятия. Другое дело горцы. Для них килт — повседневная одежда.

— Если бы вы жили там, как бы проголосовали?

— В отличие от некоторых шотландцев, историю их страны я изучал досконально. И знаю, что даже когда они поднимали восстания за свою независимость, однозначного решения об отделении они все равно не могли принять. У них большая проблема — договориться друг с другом. Представьте, что даже эта маленькая страна — а во всей Шотландии проживает не больше людей, чем в Санкт-Петербурге, — разделена на две части: Хайленд и Лоуленд, то есть низинную и горную. И смею вас заверить: низинная больше смотрит в сторону Британии. А вся экономика сосредоточена там.

Так что они могут продолжать делать попытки отделиться — но здравый смысл и экономическая выгода все же восторжествуют.