Оружейники мечтают о повышении внутреннего спроса на свою продукцию

Бывшим сотрудникам военизированных организаций предлагают разрешить приобретение боевого оружия «с учётом изменяющихся и локальных обстоятельств»

21.09.2014 в 16:29, просмотров: 4228

Законопроект, заявленный как «направленный на развитие военного резерва в стране», презентовала организация «Право на оружие» на прошедшем в эти выходные 3-м съезде движения, ратующего за право россиян на частное владение боевыми типами оружия. Его авторы предлагают дополнить действующую редакцию закона «Об оружии» дополнительным типом «резервистского оружия», доступным в частной собственности действующим сотрудникам государственных военизированных организаций и участникам системы мобилизационного людского резерва этих структур.

Оружейники мечтают о повышении внутреннего спроса на свою продукцию
фото: morguefile.com

Как пояснили в организации «Право на оружие», «хотя формально резерв военизированных государственных структур уже создан, однако пока его участники не обладают особой привилегией на владение боевым оружием, развитие этого института крайне ограничено скромными бюджетными возможностями, особенно в условиях экономического кризиса в нашей стране. Мы надеемся, что субъекты законодательной инициативы заинтересуются нашим законопроектом и внесут его в парламент».

«Точный перечень такого оружия и порядок его приобретения должен определяться в оперативном режиме с учётом изменяющихся и локальных обстоятельств отдельными постановлениями Правительства Российской Федерации, при сохранении общепринятого контроля и ограничений этого типа гражданского оружия со стороны Министерства Внутренних Дел». - отмечается в пояснительной записке к законопроекту.

По мнению авторов предлагаемых поправок, дополнения «позволят повысить уровень мобилизационной готовности общества, его защитный потенциал. Эти меры существенно увеличат престижность и привлекательность членства в мобилизационном резерве, стимулируя заключение новых контрактов с резервистами без необходимости увеличения бюджетных расходов в этой области, а напротив, обеспечивая преимущественно государственные предприятия ВПК дополнительным внутренним спросом, реализуя курс на развитие частно-государственного партнёрства в области национальной безопасности».

Лоббисты поправок к «Закону об оружии» полагают, что поскольку перечисленные меры затронут только лиц, уже допущенных к оружию и обладающих необходимой квалификацией для его ответственного владения, принятие законопроекта не усугубит криминогенной ситуации, не ухудшит условий работы правоохранительной и судебной систем, а также не потребует никаких изменений в другие законодательные акты.

«Существующее доступное гражданам оружие не отражает в полной мере задачи по повышению мобилизационного потенциала общества, так как ограничено типами оружия, практически не применимыми в современных вооружённых силах и не эффективно против потенциального агрессора. Вместе с тем, возможность частного владения боевыми типами оружия, от лёгкого стрелкового оружия с возможностью ведения автоматического огня до боеспособных танков и артиллерии, реализована во многих странах, включая, например, Эстонию, Чехию, Швейцарию и США. В Израиле активно применяется практика выдачи во временную собственность гражданским лицам, проживающим на спорных территориях подверженных повышенным террористическим рискам автоматического оружия находящегося в госсобственности. В Турции сотрудники государственных правоохранительных органов обладают правом выкупа служебного оружия в личную собственность, что позволяет им более ответственно относиться к собственному оружию, повседневно тренироваться с ним и реализовывать прикладные задачи в области необходимой обороны своих семей, повышая престиж службы и эффективность надзора за оружием находящимся под постоянным заинтересованным контролем. В Венгрии правом повседневного ношения короткоствольного нарезного огнестрельного оружия в личной собственности обладают госслужащие, что повышает уровень политической стабильности этой страны. Аналогичная практика в отношении членов правящей партии и руководителей хозяйственной сферы в раннем СССР также показала свою эффективность, позволила обеспечить суверенитет и стабильность государства в самые напряжённые для него периоды. В современной России правом повседневного ношения служебного оружия в целях самозащиты обладают действующие сотрудники правоохранительных органов, судьи, сотрудники прокуратуры и следственных органов. Однако возможность частной собственности на это оружие, для этих же категорий граждан, позволила бы снизить бюджетную нагрузку и стимулировала более ответственное и заинтересованное отношение к нему со стороны его законных владельцев», - говорится в пояснении к законопроекту.

Между тем, в рамках прошедшего съезда, как рассказали в организации «Право на оружие», были заключены договоры о сотрудничестве с оружейными сообществами Израиля и Италии. На мероприятии присутствовали гости от оружейных сообществ Казахстана и Белоруссии, Эстонии и Чехии. Также была подписана декларация о сотрудничестве между «Правом на оружие» и Союзом Российских Оружейников - основным некоммерческим объединением оборонно-промышленной отрасли России, которое объединяет 55 предприятий ВПК.

«Пока был жив Михаил Тимофеевич Калашников, он был президентом этого союза, а сегодня его возглавляет руководитель крупнейшего государственного предприятия в сфере производства стрелкового оружия – концерна «Калашников». До 70% продукции российских оружейных предприятий шли в Западные страны на местный гражданский рынок, на котором пользуются огромной популярностью, прежде всего АК-образные типы нашего оружия. Западные санкции разорвали эти торговые связи, нанеся огромный удар не только по интересам западных же владельцев оружия, но и по нашей оборонно-промышленной отрасли. Она, в части лёгкого стрелкового оружия, уже до более половины своей продукции направляла на гражданский рынок, получая за счёт него необходимые ресурсы для модернизации своих производств, от чего непосредственно зависит обороноспособность нашей страны», - отметила председатель правления «Право на оружие» Мария Бутина.

Активисты движения полагают, что гражданский рынок оружия имеет огромное значение для существования оружейной отрасли в России как таковой.

«Например, только за год российские патронные заводы поставляли на один лишь гражданский рынок США более миллиарда патронов для нужд местных охотников и любителей стрельбы в тирах и стрельбищах. Патронов в основном тех же калибров, что и наши АК, стоящие на вооружении. В целом же в США гражданский рынок за год настреливает более 12 млрд. патронов, а на пиковых показателях СССР вся наша патронная отрасль производила в год лишь 6 млрд. патронов. Нужно ли объяснять, какое значение имеют разработанные производственные линии для гражданских владельцев оружия на случай военного времени? А ведь это не только непосредственное производство средств обороны, но и повышение навыков стрельбы, развитие оружейной культуры населения, повышение мобилизационного потенциала которым у нас преступно пренебрегают. К сожалению, только после обострения международного кризиса и санкций, заблокировавших для нашей оружейной отрасли экспансию на развитые рынки, начинается постепенное осознание важности развития гражданского оружейного рынка и создания благоприятных условий для владельцев оружия здесь, в России. Подписание декларации о сотрудничестве между основным объединением владельцев оружия в нашем лице с ключевым объединением производителей и продавцов оружия в лице «Союза Российских Оружейников» - это огромный шаг вперёд по пути этого осознания и консолидации наших рядов. От этого зависит не только развитие конкретного стрелкового спорта, охоты и оружейной отрасли в целом в России, от этого зависит сама её обороноспособности и буквальная безопасность», - уверена Бутина.