От «Крымнаш» до «всё пропало»: потерянный шанс русских националистов в 2014 году

Посетители Русского марша так и не создали единой крупной партии

02.01.2015 в 12:05, просмотров: 14670

2014 года стал годом самых больших надежд для русских националистов — и одновременно, пожалуй, годом самого жестокого их крушения. Когда 18 марта страна слушала внеочередное послание Путина Федеральному собранию в связи с грядущим присоединением Крыма к России, казалось, что националисты победили и из маргинального уличного движения превратились в политический авангард. Последовали война в Донбассе, «ополчение», воюющее за Новороссию, бесплодное ожидание под лозунгом «Путин, введи войска»... и новые бесконечные споры внутри далеко не монолитного националистического движения, которое, кажется, возвращается в исходную точку безысходности.. Чего ждать националистам от 2015-го года, выяснял «МК»

От «Крымнаш» до «всё пропало»: потерянный шанс русских националистов в 2014 году
В год присоединения Крыма драйва прежних лет на «Русском марше-2014» не наблюдалось.

Олимпиада, Крым сделали почти невозможное. Быть «русским» стало модно. Потом начались АТО, Донбасс, стрельба - и продажи кепочек с триколором упали. Датой постановки окончательного диагноза можно считать 4 ноября, когда на «Русский марш» — «смотр националистических сил» — пришло от силы четыре тысячи человек.

В русском национализме не так много«говорящих» голов. По именам: Александр Белов (Поткин), Дмитрий Демушкин, Даниил Константинов, Константин Крылов, Владимир Тор, Егор Холмогоров. Белов-Поткин в 2005 году становится членом политсовета «Русского национального движения». В 2008-м избирается главой полулегендарного ДПНИ (Движения против нелегальной иммиграции). Демушкин еще в 90-х годах вступал в «Русское национальное единство». В 2011-м вместе с Беловым основывает новую организацию — «Русских».

Владимир Тор в 2005 году вступает в ДПНИ, в 2006 присоединяется, совмещая обе должности, к «Русскому общественному движению». Последнее возглавляет Константин Крылов. Даниил Константинов начинает сотрудничество с РОДом в 2011-м году.

Особняком стоит публицист Холмогоров. Работал на «Единую Россию», сочувствовал прокремлевскому «Евразийскому союзу молодежи». Не без оснований считается связанным с титулованными деятелями Администрации президента. Не то чтобы Кремль делал на Холмогорова ставку... но в качестве патриотически настроенного публициста он АП устраивает.

Все эти ниточки объединяет «Русский марш». Каждый из указанных деятелей так или иначе принимал участие в мероприятии. Кто-то организовывал, кто-то проводил (Холмогоров, было дело, икону Казанской богоматери нёс), кто-то выступал. Но «Русский марш» 2014-го слился: 4 тысячи — не масштаб ключевого националистического митинга в год присоединения Крыма.

«Националистов подкосила украинская кампания», — поделился с «МК» Дмитрий Демушкин. Ранее он поддержал Майдан как народное волеизъявление, а дальнейшие события не комментировал, заняв нейтральную позицию. «Мы не участвовали в теме, оказались вне контекста. Нас клеймили «бандеровцами», — добавил политик. На «фашистский» марш никто адекватный не пойдет.

фото: Кирилл Искольдский

Мысль продолжил Владимир Тор. По его словам «МК», Демушкин и сочувствующие — исторически маргинальный народ, опирающийся на субкультурную поддержку. На том и погорели. Симпатизирующий идеям единодержавия Демушкин и ранее вызывал упреки коллег.

Националист Даниил Константинов, обвиняемый в убийстве гражданина Темникова, в ходе последнего слова на суде заявлял: «Сейчас в тренде государственный, авторитарный национализм. Это очередная обманка для русских: купиться на национальную риторику, потеряв свои реальные, гражданские права». Константинов дал прогноз — часть движения «сольется с провластными силами» на почве Крыма и Донбасса, и радикалы будут разгромлены.

В смысле альтернативы «жесткому» национализму предлагается «демократический». Его интересы отражает «Национально-демократическая партия», чьи главные постулаты, по словам Тора, — «интеллектуальность и массовость».

Константин Крылов — представляющий теоретическое крыло движения — в красках описал суть «демократического централизма» корреспонденту «МК»: «Идея есть отражение проблемы. Нет второго — нет первого. Идея претендует на решение проблемы. Демократический национализм — не связанный с правой субкультурой, европейский — считает, что каждый народ должен отстаивать свои интересы сам. Никто за нас этого не сделает». В соцсетях Крылов сомневается «в ценности гегельянства как такового», после поправляясь — «если уж ушибло, изучать его нужно».

Непорядок — с массовостью. В группе вымпельной «Национально-демократической партии» «Вконтакте» числится смешное количество человек — 10 000. Для сравнения: страничка «Котики против печальки» привлекла аж 30 000 читателей. На митингах и пикетах НДП переизбытка сочувствующих также замечено не было. И это при том, что благодаря поддержке донецких «ополченцев» национал-демократы должны были бы быть сверхпопулярны в нашем якобы воинственном обществе. Ан нет.

Объясняя феномен, Крылов сослался на «отвлечение народа на внешнеполитическую проблематику». По его словам, «большое количество людей слишком увлеклось Крымом и Украиной, забыв — за год мы обеднели вдвое». В полной мере коллапс прочувствуется после новогодних каникул — когда горожане по трезвому глазу сходят в магазин и «прикинут, на что смогут претендовать». Вот такой фокус: мы думали, Донбасс разжигает национальные чувства, а оказалось - наоборот.

Кремль быстро сориентировался и национализировал национальный подъем для пользы рейтинга власти. Фото: Алексей Белкин.

Что будет при дальнейшем сползании экономики в кризис? Националисты не опасаются беспорядков и волнений, предвкушая скорее системную работу. «Задача русских — сделать Россию русским, демократическим, национальным государством. Другой путь означает исчезновение русских как народа», — убежден Владимир Тор. (Любопытно, что все собеседники «МК» говорили о «русских» как о субъекте — и в третьем лице). Правительство такой России, считает Тор, должно отвечать «надеждам и чаяниям» титульной нации и защищать представителей оной. Крылов поддержал соратника: оснований для угасания националистической идеи философ не нашел.

На том позитив и кончается. «Украинцы селекционировались как отдельная нация: 40 миллионов русских теперь ненавидят РФ. Идея русского единства — белороссы, великороссы и малороссы вместе — похоронена на сто лет», — мрачно заключает Демушкин. В 2014 году у националистов на руках были все карты, включая государственную поддержку идеи. Стартовав с одной из самых впечатляющих в истории Олимпиад, которая принесла России долгожданное первенство в медальном зачёте, страна провела не менее впечатляющее присоединение Крыма. Рейтинг Путина зашкаливал, националисты оказались в тренде. Но воспользоваться этим не сумели. Споры о правомерности присоединения Крыма раскололи движение, энергия была растрачена зря на малочисленных митингах в поддержку Донбасса и споры в соцсетях. Сильной единой политической партии с единым лидером мы так и не увидели. И, скорее всего, уже не увидим. Шанс утерян. Если у России ещё будет крупная национальная партия, то совершенно с другим лицом и под другими знамёнами. Может, оно и к лучшему?