Скажи, кто твой брат

Или на Север, или на Небо. Другого выхода у Армении нет

22.04.2015 в 19:04, просмотров: 65402
Скажи, кто твой брат
Обложка французского журнала.

Армения — союзник России. Врагов у нас теперь много, желающих с нами торговать тоже достаточно, а союзников мало. Но и среди них Армения — союзник особенный.

Если твой союзник полностью зависит от тебя; если ему некуда деваться; если в твоих руках не только его благополучие, но и жизнь… Такой союзник называется заложник. И если он поддерживает тебя во всём, это очень похоже на «стокгольмский синдром».

Когда два года назад Армения готовилась вступить в Таможенный союз, её руководители не скрывали, что это не экономическое, а политическое решение. Полностью зависеть от России в военном отношении, а торговый союз заключать с Европой…

Когда Армения в октябре 2014-го вступила в ЕАЭС, пример Украины был, вероятно, дополнительным и наглядным аргументом: не стоит ссориться с Москвой.

Или на Север, или на Небо. Другого выхода у Армении нет

Кавказ! Как резко изменилось восприятие этого слова.

В ХIХ веке — место доблести, место ссылки для разжалованных офицеров — буянов, дуэлянтов, сочинителей возмутительных стихов.

В ХХ (в годы СССР) — рай: курорты, вино, шашлыки, мандарины, романы.

Сейчас, в ХХI, — место опасное, ненавистное, источник плохих людей, затопивших русские города.

Непрерывно звучащее слово «кавказцы» и непристойный термин «лицо кавказской национальности» означают: в представлении русских все кавказские нации слились в одну. Враждебную.

(Почему мы считаем неприличным выражение «лицо кавказской национальности»? Потому что говорим «американец», а не «лицо американской национальности».)

Кавказцы разные. К России они относятся с разной степенью враждебности.

С Грузией ясно: недавно была война, отторгнуты Абхазия и Южная Осетия, продолжаются провокации…

С Азербайджаном ясно: на словах любовь, на практике острая нефтегазовая конкуренция; стоит азербайджанскому парню пырнуть кого-нибудь ножом в Москве, родина встаёт на защиту героя.

Два года назад мы писали: «Только Армения дружит с нами изо всех сил. А дружить с Россией нелегко. Только глянет какой-нибудь сосед в сторону Евросоюза — Кремль звереет, вводит санкции, визы, натягивает колючую проволоку, завинчивает вентиль». Потом оказалось, что меры могут быть и более крутые.

С юга у Армении Иран и Турция, с запада — Азербайджан, с востока — Грузия (которая в случае чего вряд ли окажет армянам военную помощь).

Численность населения мусульманских стран: Турция — около 80 миллионов, Иран — 80 с лишним, Азербайджан — около 10. Итого — 170 миллионов.

Население христианской Армении — 3 миллиона. Всё понятно?

Есть сербская поговорка: «Нас и руса двеста миллиона. А без руса — пола камиона». В переводе: «Нас вместе с русскими — двести миллионов, а без русских — полгрузовика». К Армении это относится в гораздо большей степени.

Начнись война, на защиту со стороны мирового сообщества и Евросоюза надежды мало. Они ограничатся словами сочувствия. Турецко-армянская граница много лет абсолютно закрыта. Это полностью противоречит политике объединённой Европы, но она ничего не может с этим поделать, даже не пытается.

* * *

Между геноцидом армян и Холокостом есть радикальное отличие: Германия признала свою вину, Турция отрицает сам факт. Официальная позиция Турции: геноцида не было; всё произошедшее — только эпизоды Первой мировой войны. Люди в некоторых случаях (даже когда стреляют) иногда говорят «ничего личного». Турция говорит: ничего национального, просто война. Но массовые убийства детей, стариков и женщин — это не война, а что-то другое во время войны.

В годы геноцида пострадала каждая армянская семья, и они никак не могут успокоиться. Так родители погибшего ребёнка иногда десятки лет добиваются правды. Да, мёртвых не вернёшь, но справедливость требует…

Справедливость — это кто? Её же нет. Ни нации у неё нет, ни денег, ни имени. Она никто. Как же она может чего-то требовать?

Мир — это не всё. Мирная жизнь может быть жутко несправедливой. Казалось бы, сыт, одет, дети ходят в школу — чего вам ещё? Но люди по-настоящему страдают, когда их мучит несправедливость. Она до инфаркта может довести, может загнать в могилу.

Политики пытаются умиротворить конфликт. Повторяют: «не надо ворошить прошлое; не надо жить с головой, повёрнутой назад». Не получается. Тем более что военные стычки (боестолкновения) происходят ежедневно, на границе Карабаха люди гибнут почти ежедневно. Причём руководство Армении утверждает, что даёт реальные цифры потерь, а Азербайджан занижает свои потери в разы. Зато военный бюджет Азербайджана гораздо больше, ибо он гораздо богаче.

На наш вопрос: «Как Армения относится к тому факту, что её главный союзник Россия продаёт оружие её главному врагу Азербайджану?» — президент Армении ответил:

— Если бы Азербайджан имел такое преимущество, чтобы решить проблему военным путём, он, как мы думаем, уже бы это сделал. Нас, конечно, беспокоит, что Россия продаёт туда вооружение. Но наибольшую озабоченность в этой ситуации вызывает не военный дисбаланс. Больше всего нас огорчает, что молодые армяне каждый день видят направленное на себя русское оружие.

фото: Архив МК
Встреча журналистов с президентом Армении.

Что поделать, это не первый случай. Израильтяне много лет видели направленное на себя русское (советское) оружие в руках арабов… Как-то обошлось. Есть проблемы, для решения которых требуется много времени. Главное: в Армении нет политических сил, которые хотели бы испортить отношения с Россией.

В политике почти невозможно принимать высокоморальные решения. Прекрати Россия продавать оружие (в том числе наступательное) Азербайджану, он купит его в другом месте, скорее всего, в США. Главное: мы остаёмся гарантом мира в этом регионе. И держим свою военную базу в Гюмри (бывш. Ленинакан). Важное место. До ИГИЛ всего 400 километров.

* * *

Германия признала Холокост, Турция не признаёт геноцид. Эта разница объясняется многими причинами. Возможно, религиозными (исламу, в отличие от христианства, чуждо смирение). Но есть, так сказать, историческая разница. Германия была полностью разгромлена в 1945-м; безоговорочная капитуляция, полная оккупация. Ничего подобного с Турцией не произошло.

Можно было бы сказать, что Турции повезло, раз уж она (союзница Германии в Первой мировой), таких ужасов не испытала. Однако есть один нюанс: именно в Германии живёт и работает более 3 миллионов турок.

…Но давайте не про Турцию и не про Германию, и не про Папу Римского, который только что — спустя 100 лет — признал геноцид.

Давайте о себе.

Кроме военной, экономической и всех прочих научно-технических связей у Армении с Россией была ещё и культурная. Мощнейшая. Русский в Армении знали как родной (во всяком случае в городах). Вывески и названия улиц — на двух языках. Армянские актёры — в советских фильмах. Достаточно вспомнить снятый на «Мосфильме» «Мимино» с гениальным печальным комиком Фрунзиком Мкртчяном («Такой неприязнь к потерпевшему испытываю — даже кушать не могу»). В каждой армянской семье на полках стояли русские книги. Шекспира и Хемингуэя армяне читали на русском, и уж конечно, не нуждались в переводах, читая Пушкина, Толстого, Достоевского…

Связь — рождённая культурой и эмоциями — огромная сила. Остальное — торговля, шантаж, дипломатия.

Но культурная связь была не на равных. Армяне знали свою культуру и нашу. А мы — только свою. Они любили литературу свою и русскую, а мы — только русскую. Они говорили на двух своих языках. Мы — на одном.

И ещё очень важно: в русских городах видели армян-торговцев, но не видели художников, поэтов, и в основном воспринимали как нацию торгашей. Армяне знали, что французский шансонье Азнавур и русский художник Айвазовский — это армяне. А в России об этом вообще никто не думал.

* * *

Премьер-министр Армении говорит по-русски, президент Армении говорит по-русски. Католикос (глава Армянской церкви) в соответствии с протоколом отвечал нам по-армянски, но перевод вопросов ему не требовался.

До сих пор всего лишь полпроцента населения Армении не знает русского языка (в России таких незнаек существенно больше). Однако качество этого знания у молодёжи снижается. Одно дело спросить, как пройти и сколько стоит, а другое — читать классическую литературу.

Но старшее поколение — вся власть в Армении, вся интеллигенция, духовенство — говорят по-русски не хуже нас. (Тем более что у нашей элиты тоже с русским языком начались большие проблемы, многие по фене ботают.)

…Католикос, вслед за президентом Армении, выразил благодарность журналистам, но при этом имелись в виду не мы, сегодняшние, а те, кто в годы армянской катастрофы сделал так, что это стало известно всему миру. И мир ужаснулся, и на политиков многих стран граждане стали оказывать давление, чтобы принудить Турцию остановить резню.

Журнал “Искры”, 1915 г.

К 100-летию этих событий Армянская церковь приняла историческое решение: все жертвы геноцида будут причислены к лику святых 25 апреля 2015 года. Важность и уникальность этого события станет яснее, если сказать, что в Армении к лику святых никого не причисляли с ХVII века.

Армения — первая в мире страна, которая приняла христианство как государственную религию в 301 году от Р.Х. Прощаясь с нами, Католикос сказал: «Христианство — цвет нашей кожи».

Цвет кожи — это то, что невозможно изменить. И так же невозможно сосчитать, сколько раз в истории человечества цвет кожи был достаточной причиной для убийства.

Фото: wikipedia.org

* * *

Управлять прошлым легко.

История? Она зависит от того, что мы о ней знаем. Зависит от того, кто пишет учебник. Если мы ничего не знаем — истории просто нет.

Геноцид армян — что об этом знают жители Земли? Большинство — ничего. Но тем, которые знают, почему-то кажется, будто про геноцид армян известно всем:

— Как можно не знать?! Это же первая из страшных катастроф ХХ века!

Ну и что? Если в школе не проходят, если родители (которые и сами не знают) ничего не рассказывают — откуда ж человек будет знать.

24 апреля — 100-летие геноцида. Только что об этом сказал Папа Римский; в Армению в связи с этой годовщиной летит президент России, президент Франции и др. Во многих странах мира, в Америке, в Европе, зазвонят колокола в храмах. В результате многие люди впервые узнают хоть что-то. А запомнят?

24 апреля 1915 года — это не начало геноцида и не конец; катастрофа растянулась на несколько лет; да и не зарежешь за один день полтора миллиона человек. (Некоторые армянские источники утверждают, что жертв было более двух миллионов.)

О геноциде стало известно благодаря прессе. Газеты России, Франции, Англии и др. публиковали жуткие репортажи, фотографии массовых убийств, турецкие полицейские позировали у столов, на которых лежали отрезанные головы…

После 1915 года казалось, что повтор невозможен. Казалось, это какая-то немыслимая дикость. Но организаторы и исполнители вовсе не были дикарями. Турция была цивилизованная, можно сказать, демократическая; её руководителей в мире называли «европейцы в фесках»…

Через 25 лет геноцид устроила цивилизованная христианская Германия. И никто тогда, кроме ближайших соратников, не знал, что, затевая «окончательное решение еврейского вопроса», Гитлер сказал: «Кто сегодня помнит про геноцид армян?!» Это означало: делай, что хочешь.

Холокост был более масштабный, идейный и высокотехничный. Ни крематории, ни газовые камеры в 1915 году не применялись.

После 1945 года казалось, что повтор невозможен. Но через 30 лет выпускник Сорбонны с товарищами повторил это в Камбодже — уничтожил треть населения страны. И уничтожали там не чужих, как турки и немцы, а своих, как Сталин. Технически этот камбоджийский геноцид был весьма отсталый, примитивный — палками по голове.

…Готовя этот материал, мы спрашивали у встречных и поперечных, у молодых и старых:

— Что вы знаете о геноциде армян 1915 года?

9 из 10 честно отвечают:

— Ничего.

И про события в Баку не помнят и не знают. Когда это было? Скольких убили? За что?.. А прошло-то всего 25 лет.

* * *

…На этой неделе бывший эсэсовец, 93-летний Оскар Гренинг, попросил прощения у узников Освенцима. Гренинга судят в Германии за причастность к убийству не менее 300 тысяч человек. Сам он не убивал, он забирал у прибывших в концлагерь их багаж, деньги и отправлял в управление СС в Берлине. Но он был очевидцем страшных преступлений нацистов, его поступление на службу в «Ваффен СС» было добровольным и, с точки зрения закона, он является пособником преступников. «У меня не вызывает сомнений тот факт, что я с моральной точки зрения являюсь соучастником», — сказал Гренинг в зале суда.

Его не за войну судят. А за что-то другое во время войны. И дело не в том, стоит ли сажать в тюрьму 93-летнего старика. Дело в принципах немецкого государства, которое признало преступления нацизма. А этот суд — каким приговором он ни кончится — заставляет всю Германию вспомнить всё.

Но если бы Германия успела перед капитуляцией уничтожить все следы лагерей смерти (а немцы пытались, но не успели), то мир ничего бы не знал. А выжившим говорили бы с насмешкой: «Фантазёры!». Потому что поверить в фабрики смерти люди не хотели и не могли.

Этот суд — не страничка в школьном учебнике; это ежедневные газеты, теле-, радиопередачи; и все немцы, которые ни в чём не виноваты, которые родились через десятки лет после войны, узнают, как всё было. Это справедливость, ничего личного.

Турки, которые уезжают искать счастья из той страны, которая не признаёт вины, в ту, которая признала, скорее всего, об этом не думают, не видят связи. Для нас это очень интересно. Из России, которая считает, что Сталин — это хорошо, продолжается отъезд студентов, учёных… Ну, может, случайное совпадение.

Признание вины позволяет перевернуть страницу. И лучше бы её перевернуть. Потому что даже правнукам и праправнукам Каина (которые сами ни в чём не виноваты) не нравится, что он упрямо отказывается ответить на вопрос: «Где брат твой?» И прячет глаза от Того, Кто всё видит. А это бессмысленно.