В полицейском научном учреждении использовали запрещенное импортное оборудование

В МВД нашли порочащую связь

22.05.2015 в 19:30, просмотров: 20701

Пока страна с замиранием сердца следила, как на внешнем фронте — в зоне ответственности Минобороны — дела идут все лучше и лучше, на внутреннем — в МВД — назревали проблемы, способные отправить коту под хвост все достижения в строительстве национальной обороны. И все это, как обычно, не без сомнительного душка чьей-то выгоды. Впрочем, к чести МВД, стоит отметить, что ведомство само выявило внутренние проблемы — но результаты проверки, оказавшиеся в распоряжении «МК», от этого не становятся менее скандальными.

Успех крымской операции во многом основывался на хорошо учтенных уроках конфликта в Грузии в 2008 году. Тогда главной головной болью для наших войск оказалось полное моральное устаревание систем связи. Естественно, во время последовавшей реформы Вооруженных сил особенный акцент был сделан на этом направлении. Обновлена была не только техническая составляющая, но и регламенты применения и использования средств связи и радиомаскировки. Благодаря этому в феврале-марте 2014 года разведки стран Запада так и не смогли понять, что же происходит в Крыму.

Но не везде к решению этого вопроса подошли с такой же ответственностью. В распоряжении «МК» оказалось датированное осенью прошлого года донесение теперь уже экс-руководителя департамента тыла МВД Сергея Сергеева на имя теперь уже бывшего замминистра Сергея Герасимова, в котором тот сообщает, что при разработке нескольких опытно-конструкторских работ, имеющих отношение к созданию единой системы информационно-аналитического обеспечения деятельности МВД (сокращенно ИСОД — это такой «перевод полиции на «цифру»), был допущен ряд нарушений законодательства, «имеющих системный характер».

Среди них «несоблюдение требований военных государственных стандартов при проведении ОКР», «низкий уровень проработки вопросов защиты информации в разрабатываемом оборудовании», «нарушение требований защиты государственной тайны при разработке ТТЗ и выполнении ОКР» и, наконец, самое пикантное: «использование при разработке комплексов двойного назначения готового оборудования иностранного производства, импорт которого может быть прекращен в рамках международных санкции».

Дело даже не в том, что санкции могут вдруг парализовать деятельность всего МВД. Одной из главных целей перевооружения средствами разведки и связи в армии была борьба с «закладками» и «дырами» в системах шифрования и передачи информации, которыми могли бы пользоваться разведки стран — производителей импортных комплектующих для сбора информации и саботажа. То есть, допустим, в случае крупного конфликта подразделения ВС и Внутренних войск действуют совместно, при этом передвижения частей ВВ спокойно считываются противником. Или вдруг, используя одну из «закладок», противник меняет целеуказание для артиллерии — и та бьет по своим.

Собственно, как следует из результатов проверки, даже и без вмешательства со стороны эта ситуация может произойти. Две из указанных ОКР проводятся для обеспечения ведомственной наземной техники и маломерных судов системами мониторинга ГЛОНАСС/GPS. И к той, и к другой есть претензии с точки зрения соответствия нормам метрологии. То есть точность определения местоположения объекта не может быть гарантирована.

Ближе к концу своего рапорта генерал-лейтенант Сергеев обращает внимание, что в выполняющем функции заказчика от лица МВД по данным договорам ФКУ НПО «Специальная техника и связь» сложилась негативная практика заключения двух контрактов в рамках одной ОКР, и данная схема работы «искусственно ограничивает конкуренцию при размещении заказа, снижает эффективность расходования средств федерального бюджета и, как следствие, содержит в себе повышенные коррупционные риски».

Последнее — особенно интересно. Со стороны НПО «СТиС» попавшие под проверку договоры на ОКР подписаны Андреем Юрьевичем Нечаевым, человеком глубоко гражданским, что, возможно, извиняет некоторую невнимательность с его стороны к вопросам соблюдения гостайны. Информация о его предыдущей трудовой деятельности довольно скудна, но вполне красноречива. Он совместно с супругой является учредителем некоего неприметного ООО, занимающегося разработкой программного обеспечения и консультированием в этой области.

Никаких особенных успехов компания Нечаева не демонстрировала вплоть до второй половины 2012 года, когда внезапно дела пошли в гору: один за другим были выиграны многомиллионные подряды от московского главка полиции. Интересно, что этот взлет совпал с назначением на пост руководителя департамента информационных технологий, связи и защиты информации МВД Александра Махонова, человека не менее гражданского. По всей видимости, успех подрядчика так впечатлил Махонова, что спустя пару лет он пригласил того на службу своим заместителем — главным конструктором той самой ИСОД, в рамках создания которой заключались договоры, попавшие под скандальную проверку. И только уже с этого места Нечаев по представлению Махонова перебрался в кресло руководителя «СТиС», где и заключил упомянутые в докладе Сергеева контракты.

Махонов, не имея опыта службы в силовых ведомствах, сделал себе имя на развитии в столице сетей кабельного ТВ и телекоммуникаций. В этом ракурсе любопытным представляется один из попавших под проверку договоров — на создание системы спутниковой связи для МВД. Подряд получила компания, чей лозунг однозначно заявляет о ее деятельности: «Ваш спутник в мире цифрового телевидения». То есть не какой-нибудь институт спецсвязи, а простая коммерческая компания, снабжающая население аппаратурой для развлечения. Результат проверки, конечно, неудивителен: технические характеристики ОКР в нарушение закона не согласовывались с Минобороны и Минсвязи, никаких требований к защите информации, противодействию иностранным техническим разведкам и защите гостайны не представлялось. Ну и как вишенка на торте: все работы подрядчиком были фактически переданы на субподряд — как раз одному из специализированных НИИ связи.

На докладе Сергеева тогдашний замминистра Герасимов поставил визу: «Полагаю правильным проработать эти вопросы совместно с Минобороны и ФСБ». Насколько это пожелание было выполнено, пока неизвестно.