Эксперты спорят: вмешается ли Кремль, чтобы оппозиционеров допустили к выборам

Кто отказал Парнасу в Новосибирске?

27.07.2015 в 19:46, просмотров: 2585

Битва за подписи для регистрации списка Демократической коалиции на базе РПР-ПАРНАС в Новосибирской области показала, что непредсказуемость результатов выборов, за которую на прошлой неделе выступил зам. главы администрации президента, — достижима. Заключается она, конечно, не в том, что в регистрации Демократической коалиции рекомендовано отказать (это как раз довольно предсказуемо), а в том, на каких это сделано основаниях, и в том, как будут развиваться события дальше.

Эксперты спорят:  вмешается ли Кремль, чтобы оппозиционеров допустили к выборам

Кампания по сбору подписей, проведенная Демократической коалицией в Новосибирске, однозначно бьет рекорды по открытости и прозрачности. Чего стоят только почти ежедневные отчеты в ЖЖ, Фейсбуке и Твиттере политтехнолога Леонида Волкова: там и доказательства того, что от одного сборщика в день можно принимать не больше 8–10 подписей, и подробности о проверке подписных листов, доходящие до мелочей вроде «если подпись вылезла за рамки — она сгорела», «неправильный формат даты — подпись утонула», и разоблачение «токсичных» сборщиков, рисующих подписи с последующей их сдачей полиции. И самое главное — отчеты всегда сопровождаются доказательствами: будь то фотографии подписного листа или объявление фамилии «токсичного» сборщика.

Отбраковав «неидеальный» излишек, Демократическая коалиция сдает в избирком 11 682 подписи, 1487 из них рабочая группа признает недействительными, то есть для регистрации списка не хватает 420 автографов избирателей. Штаб Демкоалиции бросается перепроверять данные и выясняет, что более половины подписей оказались недействительными из-за ошибки сотрудников избиркома при их оцифровке, например, номер паспорта, указанный в подписном листе и указанный в цифровой версии, может отличаться на одну цифру. Еще одна ошибка, выявленная Демкоалицией, — устаревшая база паспортов, по которой УФМС проводило проверку подписей. ПАРНАСу удается вернуть 120 подписей. На этом избирком прекращает интернет-трансляцию своего заседания.

Ясно, что дело здесь вовсе не в качестве подписей. «В принятии решения о регистрации есть два уровня: федеральный и региональный», — говорит «МК» вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. На федеральном уровне, по словам политолога, РПР-ПАРНАС не представляет угрозы для власти. В случае если партия получит мандаты в региональных заксах или даже в Госдуме, их количества вряд ли будет достаточно для влияния на принятие решений. «Региону же необходима спокойная избирательная кампания, без критики власти, без приезда Навального, без разоблачения коррупции, ведь все это может привлечь внимание избирателя, — поясняет он. — Это способно увеличить желание не экспериментировать, а просто запретить». По мнению политолога, на региональном уровне решение уже принято, а решения федералов еще предстоит дождаться и оно может быть «непредсказуемым», как в случае с Евгением Ройзманом, которого вмешательство федеральной власти спасло от решения губернатора о снятии с должности.

Эксперт Комитета гражданских инициатив Александр Кынев считает иначе: «Отделить друг от друга федеральный и региональный уровни принятия решений невозможно, это зона прямого федерального контроля», — считает эксперт. Но и федеральный центр, по словам эксперта, устроен не так просто: «Есть лица, которые понимают чуть больше и стремятся не превращать выборы в полную профанацию, а есть те, кто считает, что лучше все запретить. Но система устойчива только тогда, когда в парламенте есть представители разных политических сил, — говорит он. — Государство должно ПАРНАСу ставить памятник, что они готовы участвовать в выборах, что они готовы собирать подписи в таких условиях».