Хроника событий В Липецке открыт памятник погибшему в Сирии летчику Олегу Пешкову Турция может разрешить россиян въезд по внутренним паспортам Дворкович сообщил о готовности Турции возобновить обсуждение «Турецкого потока» Россия-Турция: в пользу кого дружим Путин пообещал Эрдогану снять ограничения на поездки россиян в Турцию

Сбив Су-24, Турция спровоцировала Россию на наземную операцию в Сирии

Эксперты предупреждают россиян о росте террористической угрозы и о том, что военная операция против «Исламского государства» может затянуться

25.11.2015 в 18:02, просмотров: 94682

Российский самолет, сбитый турецкими ВВС, стал не просто военной потерей и человеческой трагедией. Он обнаружил новые проблемы для России. Их как минимум три. Теперь выход нашей страны из сирийской операции не будет простым и быстрым. Стало очевидно, что наши Военно-космические силы сражаются на Ближнем Востоке не только с «Исламским государством» (ИГ), но и с другими врагами, а вероятность начала наземной операции, увы, возрастает. Как и вероятность терактов, направленных против россиян. Таково мнение большинства политологов и аналитиков — участников «круглого стола» в «МК». Ранее глава правительства Медведев также назвал три — но других — последствия сбитого самолета: обострение отношений России и НАТО, подрыв добрых отношений России и Турции и сближение последней с ИГ.

Сбив Су-24, Турция спровоцировала Россию на наземную операцию в Сирии
фото: Геннадий Черкасов

— Было большой ошибкой утверждать, что не только Россия, но и все остальные страны «антитеррористических коалиций» борются в этом регионе с общим врагом — ИГ, — полагает политолог, специалист по мониторингу конфликтов ВШЭ Леонид Исаев. — Но у Запада там свои интересы, Турция решает там свои политические задачи и ведет свой бизнес. Поэтому удар по российскому самолету, который препятствовал контрабанде нефти в Турцию, — случай скорее закономерный.

По мнению президента Института религии и политики Александра Игнатенко, ИГ — это креатура Турции и ее близкого союзника Катара:

— В Турции находится монетный двор «Исламского государства», что само по себе очень показательно. На севере Сирии, когда та начнет распадаться, турки хотят создать подконтрольное буферное государство или просто прирезать эти территории себе. А Россия мешает распаду Сирии. И здесь надо бы хорошо подумать о том, не хочет ли Турция втянуть НАТО в противостояние с Россией в сирийском кризисе для реализации собственных турецких целей и интересов.

— Цель коалиции, возглавляемой США, — руками радикальных исламистов убрать неугодный режим Асада, — добавляет старший научный сотрудник МГИМО Ахмет Ярлыканов. — А все их действия по якобы борьбе с «Исламским государством» — это дымовая завеса. И перед нами неизбежно встанет вопрос о наземной операции, потому что наши самолеты нужно будет надежнее охранять, сбитых летчиков — разыскивать и контролировать какие-то территории, на которые у наших якобы союзников по антитерроризму совершенно другие планы.

— Вступление России в сирийскую операцию изначально было очень рискованным, и многие сразу говорили, что в лучшем случае мы завершим эту кампанию «нулевой ничьей» и уйдем оттуда, ничего особенного не добившись, а лишь продемонстрировав свою силу, — напоминает гендиректор Российского института национальной стратегии Михаил Ремизов. — Нам важно было продемонстрировать, что Россия не намерена равнодушно наблюдать, как иностранная агрессия свергает режимы в соседних с нами странах, и то, что, условно говоря, танки на наших парадах — настоящие, а не бумажные макеты, как утверждает Запад. Это была своего рода операция престижа. Но после теракта против нашего гражданского самолета в Египте и сбитого турками военного самолета стратегия выхода из Сирии резко усложнилась. Сейчас уже не найти в обозримой перспективе благовидного повода для того, чтобы постепенно свернуть операцию и уйти оттуда непобежденными. Значит — придется стоять до тех пор, пока не представится возможность уйти, не теряя лица.

— Проблема России в том, что мы на Ближнем Востоке — одни против всех, — полагает профессор ВШЭ Леонид Сюкияйен. — Гнев по поводу сбитого российского самолета выразили только российские СМИ. Все остальные стороны конфликта либо сделали вид, что ничего не заметили (в их числе США), либо поддержали Турцию: правильно сбили. В таком же одиночестве нам придется жить с растущей террористической угрозой. Вслух нам угрожают только боевики ИГ (почему-то в российских СМИ их по-прежнему называют боевиками уже несуществующей организации ИГИЛ). Но есть другие стороны конфликта противоречий — та же Турция, которая как минимум не станет препятствовать терактам ИГ в России, а может и помочь боевикам финансами или снаряжением.

Многие аналитики сошлись на том, что на определенном этапе ИГИЛ даже существенно уменьшила террористическую угрозу в нашей стране, в том числе — перед Олимпиадой в Сочи. Эта структура, как пылесос, стала всасывать в себя экстремистов, проживающих в России, и они просто уезжали в Сирию. Но затем пошел обратный процесс. Обученные боевики стали готовиться к возвращению в Россию. Очевидно, что одной из целей нашей воздушной операции было — не дать им вернуться.

Однако, по мнению Ахмета Ярлыканова, даже если мы уничтожим всех наймитов, служащих сегодня ИГ в Сирии, террористической угрозы это уже не снизит: «Беда в том, что ИГ вовсе не требуется засылать диверсантов в страны, где готовят теракт. События в Париже показали, что они успешно вербуют местных жителей. А в России это могут делать эмиры непризнанных «эмиратов» Кавказа, большинство из которых уже присягнули на верность ИГ».

По версии Леонида Сюкияйена, последний конфликт с Турцией из-за сбитого самолета не повысит террористической угрозы для россиян. Но — только потому, что повышать ее дальше уже некуда. Впрочем, по мнению аналитика, предотвратить атаки на территории страны отечественные спецслужбы в состоянии. Поэтому наибольшему риску подвергаются те граждане России, которые находятся за рубежом.

05:51

Обострение отношений с Турцией. Хроника событий