Эксперт о саммите НАТО: тема России будет проходить красной нитью

Найдут ли в альянсе баланс между сдерживанием и диалогом с Москвой

10.07.2018 в 15:19, просмотров: 1549

В среду, 11 июля, в Брюсселе начинается двухдневный саммит лидеров государств-членов НАТО. Главной интригой, несомненно, является поведение Дональда Трампа по отношению к европейским союзникам. Что приготовил американский президент своим коллегам и что будут говорить о России? Об этом «МК» рассказал заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН Дмитрий Данилов.

Эксперт о саммите НАТО: тема России будет проходить красной нитью
фото: ru.wikipedia.org
Аналогичный саммит проходил в Варшаве в 2016 году

– Какие главные вопросы повестки саммита?

– Это укрепление альянса, что означает прежде всего укрепление трансатлантических связей и внутреннего единства. Это совершенствование военно-оперативных структур и приготовлений НАТО. Это усиление оперативного потенциала. Прежде всего речь идет о формировании системы структур сдерживания на Востоке, хотя НАТО и говорит об обороне на 360 градусов. Также одной из основных тем является усиление командных структур альянса в рамках предложений, вынесенных американской стороной. Подразумевается усиление способности США наращивать силы и присутствие в Европе. Отдельная и крайне важная тема – укрепление сотрудничества по линии НАТО-Евросоюз. Здесь решения были приняты на Варшавском саммите 2016 года. Была подписана декларация, но теперь речь идет о том, каким образом Европа будет выполнять свою работу с точки зрения европейской ответственности в рамках НАТО, с одной стороны, увеличивая партнерский потенциал и вклад ЕС в коллективные усилия, с другой стороны.

– Где лежат главные противоречия между европейскими членами НАТО и трамповской Америкой?

– Противоречий и разногласий, как всегда, очень много. Прежде всего, не решенным окончательно является вопрос: насколько последовательны будут шаги Соединенных Штатов в направлении укрепления присутствия в Европе. Также речь идет и том, насколько такие доминирующие позиции США будут ограничивать самостоятельность, ну или по крайней мере гибкость в реализации национальных приоритетов безопасности Европы. Но однозначных ответов нет. Проблема и в том, что нет согласия внутри самой Европы. Ряд стран настаивает на усилении американского присутствия и делает ставку именно на это. Прежде всего речь идет о Польше, которая последовательно проводит линию на обеспечение постоянного присутствия американцев в Европе (и прежде всего в балтийском регионе). Но при этом ряд других стран занимает более сдержанную позицию и настаивают на реализации восточных планов НАТО и на укреплении развития второго трека. Первый – это сдерживание, второй – диалог с Россией.

Естественно, Трамп играет на европейских противоречиях и, конечно, у него серьезные карты в руках, чтобы определять американскую позицию. Но вполне вероятно, что Трамп попытается каким-то образом играть на двух направлениях. С одной стороны, он будет вести дело к укреплению американских гарантий в Европе в том числе и за счет перестройки командно-штабных структур альянса. Тем самым не только увеличивая американские гарантии, но и, естественно, увеличивая американское влияние на европейскую политику в целом. Зависимость Европы в данном случае возрастает. С другой стороны, Трамп вполне может одновременно пойти и и в направлении так называемой «старой Европы» (прежде всего, конечно, Германии и Франции) в том, что касается сдержанности и недопущения конфронтации в отношениях между НАТО и Россией. И в этом смысле вполне логично выглядит его предстоящая встреча с президентом Путиным, он может использовать ее как раз для нахождения баланса в отношениях с противостоящими европейскими позициями внутри НАТО. Он может очень активно играть и с той, и с другой группой, добиваясь своих результатов.

Несмотря на то что ЕС идет по пути увеличения своего вклада в партнерство в рамках альянса, вместе с тем не до конца ясно, кто и как в дальнейшем будет реализовывать эти планы внутри Европы, поскольку различия европейских интересов возрастают, перспектива германского лидерства очередной раз под вопросом. Неясно каким образом будет позиционировать себя Лондон в рамках трансатлантических отношений в треугольнике ЕС-НАТО-Великобритания. Все это создает серьезную ситуацию неопределенности, причем тогда, когда союзники должны принимать решения, связанные с будущей стратегией альянса, чтобы потом и закрепить их в концепции. Как мне кажется, эти стратегические решения сейчас находятся под прессом различных переменных и неизвестных в уравнении. Поэтому, конечно, саммит в этом смысле будет рубежным и показательным. То есть те решения, которые будут приняты дадут возможность делать какие-то выводы относительно возможностей или невозможностей стратегической реконфигурации альянса в будущем.

– Если отдельно выделять российскую тему, какие конкретные вопросы будут обсуждать в этом направлении?

– В связи с Россией никакие конкретные вопросы обсуждаться не будут, это вне повестки дня. Но, как говорил генеральный секретарь НАТО Столтенберг на прошлом саммите, при обсуждении основных вопросов повестки дня саммита в любом случае Россия проходит красной линией через все обсуждение. Прежде всего это, естественно, политика сдерживания НАТО и соответствующая оперативная и структурная перестройка альянса, это усилие готовности НАТО. Это, конечно, же вопросы о том, каким образом строить дальнейшие отношения с Россией с точки зрения того, где будет проходить баланса между сдерживанием и диалогом, каким будет это сдерживание и каким будет этот диалог. Также пойдет речь о том, как в этой связи НАТО видит свое будущее с точки зрения отношений с партнерами. И прежде всего речь о политике открытых дверей НАТО – тема расширения и членства Украины и Грузии, при этом в группу партнеров НАТО постоянно включает нейтральную Молдову, это тоже будет серьезной темой. Имея ввиду, конечно, и перспективы дальнейшего расширения на Балканах, для РФ лакмусовой бумажкой будет то, насколько страны альянса договорятся о том, чтобы перевести тлеющий диалог Россия-НАТО в рамках совета в конструктивное русло.